ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Главная улица

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/11/ad9eea8ee31304a17dbb8fd4817d2b6d.png
Главная улица Каэндора – центр,  в непосредственной близости от магистрата, вмещала на себе дома богачей под присмотром стражи или наемных отрядов. Дома принадлежащие зажиточным горожанам, тем, кто сумел скопить состояние, достаточное для покупки своего уютного «гнездышка», или получил его в наследство, либо дом отошел за долги. Встречались здесь дома, которые пустовали и были брошены, при всем при этом внутри их никто не охранял, а все ценности были разграблены. Были и те дома, что достались магистрату в «дар» , были и те, что отданы на продажу. Внешний вид особняков демонстрировал на своих фасадах труд умельцев Каэндора. Резьба по дереву, металлическая ковка, литое – все это привлекало глаз, заставляя остановиться и насладиться видом. Дома в несколько этажей будто соперничали между собой за красоту и величие постройки. Балкончики словно парившие над землей с роскошными узорами. Фонтаны, деревья, лавки, - культурная часть города, где был порядок. Стражи здесь тоже хватало.

http://i61.tinypic.com/aw7ojs.jpg

Амадео Кастилья

Его трехэтажный дом расположился в центре Каэндора. Род Кастилья один из старейших, сам Амадео является последним наследником всего богатства, которое принадлежит дому. Амадео может принять на службу охрану, слуг и курьеров. Один из успешных торговцев - виноделов. Его виноградники расположены за городом, на полях принадлежащих роду. Человек на вид 35 лет. Не женат, детей нет. Не прочь поучаствовать в выгодном деле, которое "не запятнает" его род.

Театр

http://i57.tinypic.com/28tevbp.png
Большое красивое овальное здание, возле которого каждый вечер собираются толпы людей. Они стремятся попасть внутрь и увидеть представление талантливых актеров. Тех, кто не будет аплодировать, встретят "арбалетчики", которые объяснят глупцам, как надо театр любить!
Трёхъярусный, открытый амфитеатр был обнесен высокой стеной - по внутренней стороне стены театра шли ложи для аристократии, над ними помещены были галереи для зажиточных горожан. Невзыскательные же зрители могли наслаждаться представлением стоя.

Стоимость билета - 5 рот.

Подземелья

Крысиная нора

http://i61.tinypic.com/20fdwyw.png
Это место звалось крысиной норой, и попасть в него можно практически из любой точки города. Под городом буквально все изрезано множеством ходов. Тоннели то подпирают деревянные балки, то сдерживают от осыпания каменные стены; они то узкие, то широкие. Ходы таят в себе множество тупиков, а попасть в ловушку тут ничего не стоит. Пути указаны привычными для воровского глаза символами, по которым ориентируются люди Эйро. Здесь же есть множество разветвлений, ведущих к обжитым помещениям. Как и на поверхности, здесь есть свой рынок, есть кузнецы и портные. Нора – приют для тех, кого отвергает общество, кого разыскивают или тех, кто ищет последнее пристанище.
Попасть к подземной площади можно всего лишь через пять дверей, именно к этим дверям ведут многочисленные тоннели. Площадь  кишит людом: торговцы продают всевозможные товары, могут достать практически все, что душе угодно, вот только товар украден или снят с убитых. В разных частях площади врезаны решетки, которые служат дверьми. Армия Эйро разбилась на отряды и расположилась за этими стальными прутьями: за одними профессиональные убийцы, за вторыми воры, за третьими калеки и попрошайки.
В самом центре норы логово Эйро за тяжелыми дубовыми дверьми находится зал, похожий на тронный, где в кресле, не уступающему трону правителя, восседает сам Крысиный король, а по обеим сторонам от него расположилась малая свита и телохранители. Высокие стены, вдоль которых развешано множество цветных тряпок, ковер закрывает пол, напротив трона стол, на котором практически никогда не иссякает всевозможная еда и выпивка, а на потолке громадная люстра с сотней свечей. Вход охраняет пара человек, здоровых как глыба.
http://i39.servimg.com/u/f39/18/95/59/32/ae10.jpg

Эйро Пыльный

"Теневой король" Светло-пепельные волосы, темные глаза. Поверх одежды носит балахон из лоскутов ткани, серо-коричневых тонов, за что и получил прозвище Пыльный. Издали неотличим от обычного оборванца, и только вблизи, знающему человеку становится понятно, что лоскутам этим — может позавидовать и знатнейший в Каэндоре. На «официальных» приемах носит корону и «сломанный» скипетр — из медного сплава. Часто улыбается, самоуверен, чуть снисходителен, любит «приправлять» речь прозвищами и красивыми оборотами. Однако при подозрении предательств, не знает жалости, что к самим участникам, что к любому, имеющему касательство. В среде своих — пользуется неограниченной властью и уважением — за умение распутывать самые сложные узлы и интриги-многоходовки, благодаря которым обезопасил свое положение перед знатью. В его руках на последних — множество компрометирующих бумаг. Однако не любит людные места, и не появляется без сопровождения как минимум, трех приближенных. На особом положении у него: Риннар, Гирсон и Фекклед. Работа на воров : оплата серебро / медь. Сумму узнает ГМ. Плюс награбленное.

0

2

Мар сидела возле стены и рассматривала снующих по подземной площади людей. Они действительно были похожи на крыс: суетливые, вынюхивающие кусок повкуснее, потом стремящиеся вернуться и поведать о нем тем кто выше на голову. Куда идти и что делать знал каждый из них, она тоже не отставала от большинства. С того момента как воровка очутилась в этом "милом" местечке прошло несколько лет и с тех пор ничего не менялось. Серая масса постоянно пополнялась и убывала: то придет новенький, то исчезнет один из стариков. Куда исчезали эти крысы - знали все. Там наверху замешкавшись на несколько минут можно было попасть в когтистую лапу закона, а потом одна из смертей. Мар видела, как раскачиваются на ветру казненные преступники, как вершится так называемый закон. Не все живущие, а точнее существующие здесь могли позволить себе работать честно. Например, тот сгорбленный старик - Вули, да смешное имечко, у него не было рук. Хищная лапа закона потрудилась. Или та женщина - Айрин, у нее было обожжено лицо, какое мерзкое все же оно. Она просто стыдиться показываться. Такая молодая. Немощные и больные, пугливые крысы. Но, большая часть здешних обитателей, попросту хотела легкой наживы и свободы.
Нехотя поползла вверх по стене, распрямляясь, когда приметила распахнувшиеся двери тронного зала Эйро и скользнувший из них силуэт.
Мара поправила волосы, слегка расчесав пальцами, как любая девушка, которую природа наградила внешностью, к которой нужно относиться бережнее, ведь кто знает, может быть, когда-то это спасет ей жизнь, вдобавок могут угостить за красивые глаза и тут главное успеть скрыться.
Девчонка двинулась тени наперерез и, возникнув прямо перед Феккледом, приподняла голову вверх.

Человек осмотрел девчонку с головы до ног.
- Прохлаждаешься?
Мар склонила голову, развела руками.
- Тогда есть работка. Четвертый на этой неделе.
Фекклед подхватил девушку под руку и развернув спиной к дверям повел прочь.
- Один господин не захотел расплачиваться с девчонками Милоры, а вместо этого предпочел шмыгнуть в окно. Должен много. Четыре бутылки вина - марочного, пара фазанов и конечно - девушка. Ночь. Найди мерзавца. Или сам отдаст, или - ухмыльнулся Фекклед, - тень тебя скроет. Буду ждать в "Собаке". Постарайся быстрее - не затягивай. Разузнай кто такой сперва, если не вышел "лицом", то приставим тебе помощь, а если кто выше, то тут хитрее обойдемся.
Мара остановилась, повинуясь остановке человека, повернулась лицом.
- Вечером, в "Собаке".
- Работаем! - вскинул руку Фекклед.
Воровка обернулась и пошла прочь.
Бордель "Чайная роза"

0

3

Таверна "Большая кружка"

Задернув за собой крышку люка, Мара погрузилась во тьму. Нога нащупала очередную ступеньку, на которую тут же наступила. Ниже и ниже, пока под ногами не оказался пол.
В этот раз здесь было темно, факел со стены уже забрали, зато не забрали лежащее на выступе огниво, которым Маре удалось поджечь свечу.
Она осветила зал, разглядев стены и указанное направление - пошла по схеме.
Сырой коридор с затхлым воздухом стоков, который  врезался в нос и заставлял девушку прикрывать рукой нос и рот.
Вонь была ядовитой, что почувствовал даже Анри, ощерившийся, сидя на плече. Девушка поторопилась как можно скорее миновать этот участок, под ногами по желобу протекала кислотная субстанция, испаряя "амбре" непереносимое на дух.
Наконец участок оказался позади, она буквально вскочила в проем, за которым был еще один коридор и новая метка.
Поводив пальцем по символам, Мара шевельнула губами, проговаривая тихо самой себе путь.  
- Анри, скоро будем на месте, - слегка улыбнулась.
Зашагала по коридору, прикрывая свечу рукой, чтобы ту не затушил поток воздуха. Огонек дрожал, борясь со сквозняками, старательно держась за фитиль.
Мара прошла еще несколько коридоров и меток, прежде чем очутилась перед последним входом, который вел в подземную площадь. Дверь отворилась со скрипом и как всегда за ней бурлила жизнь низов Каэндора.
Огромное озеро нечистот в центре, вверху просвет – решетка, которая вытягивала часть вони, однако не избавляла полностью от него, вокруг привыкшие к этому месту люди.
Девушка прошла мимо одноглазого старика, который поднял на нее взгляд выцветшего глаза, оскалившись полу беззубым ртом. Она помахала ему рукой - приветствуя.
- Как здоровье?
Старик махнул рукой, Мара пошла дальше, проскакивая мимо торгашей рыбой, запах которой был более чем отвратным и наконец, она оказалась у решетчатых ворот, за которыми ее ждала небольшая забегаловка.
Смело вошла внутрь, отодвигая занавес из мешковины.
- Привет! – поприветствовала хозяина, усаживаясь возле его стола.
- Жива еще? – ухмыльнувшись, спросил худощавый старик, протирая кружку, которую тут же поставил перед Марой.
Воровка улыбнулась, кивнув на пустую посуду. Хозяин налил эля.
- Как дела наверху?
Мара отпила из кружки:
- Как всегда: солнышко светит, птички поют, стража расхаживает.
Хозяин посмеялся:
- Две роты.
- Две?! – воскликнула Мара: - вчера была одна!
Бурча про несправедливость, девушка вручила хозяину пару рот.
- Цены растут, - усмехнулся хитрый старик.
Увлекшись беседой, воровка не заметила, как за спиной возникла тень. На плечо легла тяжелая рука, а на ухо прозвучало:
- Куда же ты подевалась, а мы тебя вчера все ждали.
Мара повернулась, посмотрев через плечо, рассматривая человека.
Это был невысокий человек, лет сорока на вид, лицо скрывала повязка, на голове засела шляпа, а хитрые глаза словно буравили Мару насквозь.
- А, это ты, - недовольно произнесла девушка, возвращаясь к кружке, - ну не сложилось, Дик. Дела были, да и… - подбирая слова, чтобы не огорчить человека, Мара выпалила: - не вписываюсь я к вашей компании.
Дикс присел рядом, медленно спустив под подбородок повязку, показал хозяину пару пальцев:
- Два.
- Кого-то ждешь? – спросила Мара.
- Тебя хочу угостить и пообщаться.
На стол поставили две чашки с вином.
- Извини, нет настроения. Скажи мне лучше: Фекклед здесь?

0

4

-  Собственно он за тобой и послал, МаРРа, -протянул имя девушки Дикки.
Девушка допила остатки в кружке, перевела взгляд с ее дна на хозяина подземной таверны.
Некоторое время, Мара думала, подбирая все возможные варианты, к которым можно приставить Дикса, затем, подперла голову рукой, подтянула кружку с вином, принявшись за новый напиток.
Дик осмотрел девчонку с ног до головы, поднес руку к питомцу на плече и тут же отдернул палец, потому как Анри попытался укусить.
- Не нравишься ты ему, - усмехнулась воровка.
- Это все временное, не так ли? - толкнул в бок собеседницу.
Мара допила остатки вина.
- Зачем он тебя послал?
- Чтобы поработали вместе, - подмигнул хозяину таверны, оставил за напитки плату.
- Идем, тут не место беседы вести.
Мара послушалась и встала из-за стола. Девушка пошла на выход и Дик точно тень скользнул за ней.
Когда щелкнула решетчатая дверь, Дик взял Мару под руку и повел в сторону:  прогулка по подземелью с милой беседой.
- Во-первых, Эйро приказал ему разнюхать про устриц - сама понимаешь, дело такое... Во-вторых, Милора все еще желает вытряхнуть долг из этого халявщика.  Ты же виделась с ним, вот и покажешь мне его. С нами будут Лаки и Ниту. Они ждут наверху. Но это моя инициатива, они к тебе приставлены в помощь, но я не могу оставить с ними девушку - не доверяю. Эта парочка слишком темна.
- Это верно, - поглядела Мара в сторону, остановилась, выскользнув из рук Дика, встала напротив.
- Почему бы нам прямо сейчас не пройтись поверху?
Дик натянул повязку, пряча рот и нос, а его глаза стали уже - коварная улыбка потянула за собой.
- Хорошая идея.

Оба направились к одному из выходов.

Дикки отодвинул люк и вылез наружу, затем подал руку идущей следом за ним девушке; помогая выбраться. Долгожданный воздух - свежий. Затхлость осталась позади.
Воровка потерла нос, издав недовольный звук, точно собака, которая чешет за ухом.
- А вот и крыски, - раздался смешок.
- Одна старая крыса и белая мышка, - подхватил другой.
Мара выпрямилась, бегло осмотрев силуэты людей, приподняла свечку - осветила лица, разглядев Лаки и Ниту.
- Не очень приятного вечера, господа.
Дикки отстранил девушку в сторону, буквально запихав ее за спину.
- Все в сборе, значит.
- Что тут эта девка делает? - поинтересовался Ниту.
- Она нам покажет дорогу, укажет на человека, а заодно ее милая мордашка спасет твою дырявую шкуру при желании - ответил Дикс. - Фекклед распорядился и тебе лучше принять это как должное.
Лаки оскалился:- мне все равно, я в няньки не нанимался и если она попадется, пусть льет слезы - я ее пришью, чтобы рот не раскрыла.
Мара долго слушала перепалку людей, затем вышла из-за спины Дикки, задула свечу в своей руке.
- Рот закрой и слушай.
- С каких пор тут баба командует? - перешел в бешенство Ниту.
Воровка сделала вид, что  не расслышала, игнорируя какие-либо выкрики.
- Ты и твой брат - акробат, пойдете со мной, надо выбить из одного говнюка долг.
- Выбить? Это я люблю, - заявил Лаки, - потрошить будем?
- Возможно, - кивнула Мара.
Дик, не отходил от воровки ни на шаг, возвышаясь над ней подобно грифу, который дожидался, когда жертва окончательно падет.
- Дикс, что там насчет устриц? Расскажи нашим спутникам.
Дикс ступил вперед, развел руки в стороны:
- Пожалуйста. Господа, Ольгердовичи перекрыли несколько берегов, там, где наши уважаемые братья охотились за устрицами. Сами понимаем, что это оскорбление его высочества Эйро и... - он сделал паузу: - отнимать у людей хлеб - плохо.
Лаки сплюнул, привычно оскалив пасть: - природники, подпалить бы лесок их, полыхнуло б красиво.
- Пытался тут один, вон кишками разбросался на площади, - добавила  к разговору девчонка. - Пора уже идти. Предлагаю слазить в порт, а конкретно - к перекрытым местам.
- Поглядим. Идем.
Четверка отправилась прочь.

Порт. Причалы

0

5

Мара куталась в плащ, стучала зубами от холода, а проклятые тучи еще и предвещали дождь. Как бы она сейчас хотела завернуться в кусок меха и отогреться, или нырнуть в кровать к какой-нибудь девушке Милоры. Плевать, зато погреется.
Воровка, дрожа как кустик с ягодами, который обклевывали птицы, присела.
- Анри, - позвала она крысу.
Дикс шел следом, наматывая на локоть веревку, которая появилась у него неожиданно, как и исчезла, впрочем, под плащом.
- Всегда было интересно, зачем тебе этот переносчик заразы?
Девушка высматривала "друга", знала, что он придет, если с ним все в порядке и не ошиблась.
На той стороне улицы закопошилось у стены дома, а потом, в сторону парочки, скачками, стала приближаться тень.
Крыса очень быстро приблизилась и тут же отшатнулась от хозяйки, обнюхивая. Встала на задние лапы, издав писк. Анри принюхался к мокрой Маре, распознал в ней родной запах и только потом полез на законное место, тряся лапами - сбрасывая с них капельки влаги.
Мара выпрямилась, стараясь не горбиться, с волос стекала вода, трясло.
- Хочешь, выпьем что-нибудь?- спросил Дикки.
Воровка кивнула, потому, как сказать что-либо было проблемно.
- Ага, вот они где, - послушался голос Ниту, - а мы из-за вас отхватили хорошенько, так что теперь кому-то нас всех располагать в хорошее настроение.
Лаки провел драной перчаткой по носу: - прямо сейчас.
Мара кивнула на дорогу, которая вела в сторону "Большой кружки".
- Идем.

Таверна "Большая кружка"

0

6

Таверна "Большая кружка"

Спустившись по лестнице, Дикс схватил факел со стены. Мара шла следом, что-то беспокоило ее и некоторые детали, о которых сказа Дикки не хотели завязываться друг с другом в узел. Странным показалось то, что Ниту не пошел сам. еще страннее было то, что они никогда не были с Диксом в хороших отношениях: Ниту брезгал общаться с этим человеком, про которого ходили нелицеприятные слухи. Слухов в норе ходило много о любом ее обитателе, можно было узнать столько всего, столь правдоподобно, что можно было бы опасаться встречи. Мара шла следом за человеком, рассматривая широкую спину. Тишина была нарушена писком крыс и звуком стекающей воды, к которым присоединились шаги двух людей.  
Коридор за коридором, они шли, минуя мелкие ловушки, разглядеть которые могли лишь посвященные, осторожно обходя трупы мелких грызунов и провалы, размытые нечистотами Каэндора.
- Никогда не понимал, зачем тебе этот зверь на плече? Может быть, прольешь свет на мои догадки?
Мара оживилась, напряжение отступило.
- Не знаю, просто я к нему привыкла. Когда-то нашла в таверне и теперь вот он со мной.
- У него имя человеческое, - томным голосом высказал человек.
- Знаешь, этот зверек пару раз спасал мою шкуру, что не скажешь о людях. Я думаю, что он заслужил свое имя и оно по праву его.
Дикс остановился, опустив глаза в пол, рассматривая, как бежит ручей отходов, задумался и ничего не ответил; лишь хмыкнул. Вскоре, они вновь брели по коридорам.
Многочисленные ходы норы вывели к последней двери.
Площадь была суетливой как всегда, на этот раз слишком шумной. Мара обратила внимание, как на нее посматривают здешние обитатели, а старик, что всегда встречал девчонку улыбкой полу беззубого рта -  отвернулся, уползая в темноту за своей спиной.
- Дикс, - шепнула Мара: - что происходит?
- Ничего. С чего ты взяла, что что-то происходит?
Воровка пожала плечам: - да, так. Проклятая болезнь, последнее время, мне многое кажется.
Площадь была пройдена, и  оба остановились возле дверей, ведущий в тронный зал крысиного короля.
Возле дверей стояла охрана: два крепких мужика, у одного был топор размером с Мару. Подходить к таким было страшно, смотреть еще больше.
- Проходи, ждут, - прогремел голос слева, огромная ручища толкнул дверь.
Дикс обернулся к спутнице, показав кивком входить, сам шагнул через порог.
Мара была здесь один раз, тогда, когда приносила выкуп за свою жизнь, после гибели очередного наставника и с тех пор, все изменилось. Эйро восседал в так называемом троне, по обеим сторонам охрана, у стен охрана, неподалеку были Гирсон и Фекклед, второй сидел на боковине кресла, справа от короля низов.
Повисла молчаливая пауза, пока все  присутствующие разглядывали друг друга. Минута и удар дверей за спиной заставил воровку и спутника вздрогнуть.
Мара обернулась, оценивая отрезанный назад путь и поняла, что ей становится не по себе. Странное предчувствие неприятности настигло ее, все подхлестывали напряженные лица присутствующих и глаза Дикса, которые перестали улыбаться.

Эйро осмотрел вошедших, показал пальцем на девчонку, на его лице сверкнула улыбка.
- Ко мне.
Голос его не был строгим, а наоборот. Крысиный король произнес приказ весело, словно перед ним столпилась горсть шутов, которые его развеселили.
Дождавшись, когда пара вошедших приблизиться к его столу, он указал на раковину, которую принесли ему вчера.
- Ты взяла?
В зале звучал лишь его голос, а все прочие - молчали, не смея раскрывать рта, пока им не позволили.
- Зачем мне этот моллюск? Из-за жемчужины, ты навела на своих братьев беды, - опустились уголки губ, сделав Эйро печальным.
Он поднял ракушку над головой, потряс ей и со всего размаха швырнул об пол, вскочил со своего трона, шагнув навстречу Маре.
- Как ты намереваешься исправить ошибку?!
Глава Пыльных крыс стал расхаживать взад и вперед мимо стола, иногда останавливаясь у кусков расколотой ракушки, давя их ногами.
- Ты! Ты могла просто выковырять эту жемчужину, так, чтобы никто ничего не заподозрил? Но, ты украла ее и попалась. Наш дорогой брат лишился глаза, еще несколько пострадали, кто-то умер - их память мы почтим, - грустно заявил король воров.
- Есть предложения, что делать? - обратился он к Феккледу.
- Есть выбор: мы сдаем девчонку, ее судьбу решают Ольгердовичи, или мы платим крупный штраф и не факт, что они пойдут на сделку. Честь семьи дороже.
- Нет - нет! - взмахнул руками Эйро, - они оскорбили нас, убив ни в чем неповинных братьев, за недоразумение. И за это поплатятся.... Но, позже. Мы, своих не сдаем? - спросил он у зала. -  Вот ты, Фекки, ты бы сдался Ольгердовичам, если бы был на ее месте?
Фекклед напрягся, но нашелся.
- Я бы не попал в эту передрягу и не подвел бы.
- Охотно верю, - радостно воскликнул Эйро, посмеявшись, шагая к Маре, затем, неожиданно для всех, отвесив той знатный удар сбоку, заставив упасть.
- Страдают братья, страдает казна, из-за глупости.
Король присел, подняв Мару за подбородок.
- Крысенок, ты просто крысенок, который глуп из-за своего возраста. Я не зверь какой - не Ольгердович. Знаешь, что они с тобой сделают? Ты пойдешь к ним и вернешь поганую жемчужину, а так же деньги из своего кармана. Потрудись сделать так, чтобы они приняли. И еще, ты должна мне. Сумму тебе скажет твой наставник.
Фекклед кивнул, скрестив руки на груди.
- Иди... И еще: один промах, крысенок,  и глаза лишишься ты.
Из тени вышел Ниту, на лице мужчины играл злобный оскал, глаз был спрятан за повязкой. В тронном зале была тишина, в которой позволял себе шуметь только Эйро, забираясь назад на трон.
- Жемчужину не забудь... Пошли вон!

0

7

Мара замерла, глядя в глаза Эйро Пыльному. Человек показался ей сердитым, а обстановка тяжестью, которая давила. Тишина прервалась внезапно, заставив девушку подскочить, вместе с голосом Крысиного короля.
Воровка и Дикки шагнули ближе, услышав приказ. Мара медленно повернула голову в сторону напарника, пытаясь увидеть глаза, но Дикс смотрел прямо, не обращая внимания на воровку.
"Вот как значит?" - внутри кипело негодование, было обидно, за то, что он ее подставил.
Мара расслабилась: - "ну, да, как же ты могла поверить этому ничтожному любителю мальчиков и девочек?"
Услышав вопрос, девушка кивнула, соглашаясь.
- Да, но... - не успела она продолжить свой рассказ и оправдания, как ее перебил голос все того же Пыльного Короля.
Секунда и Мара зажмурилась, отшатнувшись назад. Под ноги полетел моллюск, раковина которого, разлетелась на мелкие осколки, расшвыряв перламутровую крошку в стороны. Девушка опустила голову, предпочтя дальше только слушать.
"Я не знала - не знала про жемчуг, почему ты не заглянула в нее там?"
Несомненно, вина Мары была в ее невнимательности, небольшая оплошность так  сильно повлияла на ее судьбу. Сейчас она стояла в окружении людей, готовых перегрызть горло любому, кто помешает им заработать лишнюю монету, пусть даже трижды нечестным путем. Эйро был в ярости, а Фекклед воротил взгляд, делая вид, что они ни разу не виделись.
Большим разочарованием для воровки была речь ее так называемого наставника, который просто предложил сдать ее. Ну, конечно, он ведь не считал тех, кого ему приставили и Мара, была просто очередным крючком, который цеплял добычу и по воле владельца шел в руки. Такие крючки имели свойство ломаться и теряться, а если цеплялись за корягу, то их просто обрывали.
Она еще больше склонила голову, будто высматривая под своими ногами монетку, а когда услышала очередную речь Эйро, то подняла глаза, но тут же была обрушена на пол неожиданным ударом. Мара присела на колени, но ее тут же подняли. Она столкнулась взглядом с Крысиным королем, которым понемногу менял гнев на милость. Ни один наставник Мары не поднимал на нее руку, чем и отличались свободные воры от подопечных Эйро. Крысы были жестоки, наказания у них были зверскими. Не смотря на то, что Пыльный с улыбкой оповестил всех о том, что он сама доброта, Мара прекрасно помнила, как и от чьей руки, погиб ее учитель.
Девушка внимательно рассматривала глаза напротив, накапливая злобу на этого человека и на себя. Нет, тут другие законы и надо жить по ним. Сохранили шкуру, пригрели, дали возможность работать и зарабатывать и брали плату небольшую.
- Жемчужину не забудь... Пошли вон!
Мара опустилась на колени, подобрала жемчужину и тут же спрятала ее в мешок.
Вытолкали в шею, заперли дверь за спиной.
Воровка не сходила с места, на нее уставилась сотня глаз подземных жителей, в них читалась злоба, осуждение: как быстро здесь расходятся слухи. Сделай что-нибудь хорошее и не заметят, а ошибись раз и все - ты враг.
Двери за спиной открылись и опять сомкнулись. Шаги.
- Ну, доигралась? Что же ты меня подводишь? Тебе повезло, что Эйро сжалился и благодарить в первую очередь ты должна меня. Ольгердовичам попробуй девять золотых дать, для Эйро пару карт достаточно - с каждой вылазки, Мара! Пока не простит. Немного раньше, успел переговорить с ним. Придется, заплатить штраф и к Ольгердовичам не ходи, полная глупость. Есть у меня одна девчонка, глупая - ее подсунем. Давай жемчужину.
Мара поглядела в глаза своего покровителя, выискивая очередной подвох. Нет, больше этому человеку она не верит - решительно и бесповоротно. Из-за спины Феккледа выглядывал Дикс, оба человека были ей омерзительны. К ним спиной лучше не поворачиваться.
- У меня нет девяти, где я достану их? - спросила шепотом девушка.
- Это ведь не мои проблемы, попробуй обратиться к Милоре. У нее ты заработаешь их быстро. Могу договориться с ней. Она не откажется.
- Я сама разберусь, - заявила Мара.
- Девять мало, скажу тебе, Эйро торгуется. Все в порядке? - прищурил глаз Фекклед.
- Да... - ответила воровка, глядя в глаза Диксу.
- Тем проще для меня. У тебя пара дней на все.
Девушка кивнула и пошла прочь.
У выхода ее ждал еще один неприятный разговор, на этот раз с лишившимся глазом Ниту, который перегородил дорогу.
- Ну, штраф – Эйро, штраф – Ольгердовичам, а как насчет меня? Может быть, поможешь вставить глаз назад? – указал на закрытую повязкой часть лица.
- Не я лишила  тебя глаза, - нахмурилась Мара, - спросишь с тех, кто это сделал.
Девушка шагнула мимо, но ее притормозили, схватив за рукав.
- А почему бы просто не обменяться?
К лицу воровки медленно поползло острие ножа, Мара обхватила лезвие рукой и сжала, препятствуя.
Ниту надавил сильнее, и воровка почувствовала порез, отскочила в сторону, и человек уперся в стену. Воспользовавшись моментом, она нырнула в дверь и помчалась по коридору прочь, слыша за спиной проклятья.

Бордель "Чайная роза"

0

8

Бои быков

Как и подобает благородному дону, Диего любил театр. И удовольствие от его посещения стояло на первых местах жизненных радостей брави. Да и не так много их было в его жизни.
Поэтому, уплатив за вход, Алатристе начал проталкиваться в передние ряды. Обменявшись рукопожатием со старшим "арбалетчиков" Каспаром, брави узнал, что сегодня будут выступать новые актеры и актрисы. Не все, конечно, но несколько дебютантов ожидается.
-Так что будьте готовы, может быть, поднимут шум в рядах для простонародья,- Каспар не мог упустить случай заручиться возможной помощью двух профессиональных ухорезов.
-Не в первый раз. Как бить?-Диего спрашивал, надо ли помочь сорвать представление или поддержать актеров. Иногда делали и так и так.
-Пьеса должна идти. А актеров можно и освистать, за них не платили.   Все было как всегда.
Диего встал недалеко от сцены, прямо напротив нее и представление он мог смотреть чуть ли не как из ложи. Соседи были не самые лучшие, но все искупал сам театр.
Занавес колыхнулся и...

-Беги скорей! Скорей! Сюда!

-Плачевней не было скандала!

-Она, пожалуй, нас узнала?

-Не знаю; думаю, что да.

Проказники быстрым шагом покинули подмостки, и на сцену вышла ОНА. Золотые волосы окаймляли красивое лицо, на котором яростным вдохновением сверкали нефритовые глаза, а из коралловых губок вырывались строки гениального поэта:
-Синор, эй! Слушайте! Назад!
Остановитесь на мгновенье!
Со мной — такое обращенье?
Вернитесь, эй, вам говорят!

Белые плечи актрисы, будто выточенные из слоновьей кости, виднелись из дерзко укороченного платья цвета рубинов. Но этот пересчет сокровищ Алатристе оказался прерван каким-то молодчиком оглушительно засвистевшим на весь зал:
-Вон со сцены, дешевка! Шл..
Больше наглец не успел ничего сказать. Диего, не раздумывая ни капли, изо всей силы опустил кулак на голову грубияна. Тот медленно стал оседать на пол: соседи поддержали его, дабы сделать это падение как можно менее шумным.
Красавица же, не прерывая игры, начала обшаривать взглядом зрительный зал, пока ее взгляд не остановился на лежащем человеке и на стоявшем рядом Алатристе. Диего слегка склонил голову и прикоснулся к шляпе. Актриса легко улыбнулась брави и продолжила:

-Узнай, кто он такой. Я жду.
На что ее партнер по сцене ответил:

-Вот скверный случай, я уже иду.

0

9

Представление было хорошим, но Диего почти не обращал внимания на происходившее на сцене. Брави был поглощен другой игрой. Той самой игрой, которой владеют все женщины. От десятилетней соплячки, улыбающейся соседнему мальчишке, после чего паренек немедленно получит в нос от лучшего друга, которому она улыбалась вчера, до вот такой величественной красотки, которая играет чувствами всех мужчин в зале. Все женщины таковы.
Впрочем, вскоре Алатристе вернулся к представлению, привлеченным радостным, искренним смехом зрителей. Все же автор пьесы был талантлив и мог привлечь своим творением внимание самых разных людей. Даже такой привереда, как Франциско, в некоторых местах одобрительно хмыкал.
Когда же занавес наконец упал и зрители потянулись к выходу, к Диего подошел некий мужчина с измазанным гримом невзрачным лицом и, слегка поклонившись, произнес:
-Прошу прощения, синор, но с вами хотят поговорить чтобы высказать свою благодарность. Идемте за мной.
Ударом кулака Диего поглубже нахлобучил шляпу и отправился вслед своему провожатому. Тот, заведя брави за кулисы, указал одну из комнаток и убежал. На стук в дверь отозвался грудной женский голос:
-Войдите.
Внутри перед небольшим зеркалом в глубоком кресле, откинувшись на спинку, сидела прима. Хотя слово сидела с трудом описывает ее позу: она практически лежала, дабы ее роскошное платье наиболее плотно облегало все выпуклости и вогнутости ее тела.
-Синорита,-брави снял шляпу и легко поклонился.-Вы хотели меня видеть?
-Как ваше имя, синор?-вблизи ее голос, как лучший бархат, нежно щекотал спину воина.
-Диего Алатристе.
-А-ла-трис-те,-как-то по особому выделяя каждый звук произнесла красавица. -Вы смелый человек, дон Диего. Вы довольно милы, отважны, готовы вступиться за даму.-Она встала и повернулась к брави спиной.-Помогите мне снять платье. Герой должен получить награду.
Утро началось с осторожного стука в дверь. Вчерашний провожатый просунул голову в узкую щелку и прошептал:
-Уже рассвело, Вам пора, синор.
Все верно, все приятное быстро заканчивается. Диего быстро оделся и направился к выходу, но красотка задержала его. Не стесняясь своей наготы, она поднялась и подозвала мужчину.
-Дорогой супруг,- она царственным жестом указала ему на брави,- этого достойного кабальеро вы можете проводить ко мне, когда он придет. Тот легко склонил голову, показывая согласие. Актеры- очень странные люди. Хотя и брави тоже простыми назвать сложно.
Но этот семейный вопрос перестал занимать Алатристе, как только он покинул здание театра. Сейчас в его голове была другая семья, а этот мерзкий дождь давал ему шанс проделать все менее заметно.

Бой быков

0

10

   Квартал ремесленников

Широкие двери распахнулись, расступилась охрана у ворота, пропуская вперед охрану "Пыльного" в размере шести человек. Следом вышла тройка "советников" и ближайшего окружения. Эйро замкнул. Охрана тут же разогнала присутствующих под землей по сторонам, оголяя малый помост, наскоро сколоченный из досок. Эйро еще немного перешептывался со своими приближенными, после чего шагнул вперед, распластав руки, точно желая показать, как он рад всех видеть и готов обнять любого. Улыбка на лице появилась незаметно, но сияла слепя любой взгляд.
Когда площадь стихла, он начал свое выступление.
- Живем и процветаем!
Донесся одинокий смех из толпы, но тут же издавший его захрипел и упал замертво.
- Мы попали сюда поневоле, потому что боролись за свои права и за свою жизнь! Нас обрекли на существование в норе, но и тут нас не смогли сломить. Несколько лет, мы умножаем наш достаток и силу и это только начало! - махнул в толпу кулаком пыльный.
Площадь заревела и стихла: Эйро собрал жестом руки голоса в кулак, подняв над головой.
- Мы не можем жить полноценной жизнью там, наверху! Не можем быть честными, потому что нас обрекли жить нечестно! Мы унижаемся, ползая на коленях и прося жалкие медяки на черствую горбушку хлеба, а между тем, граждане благородные пируют, делая вид, что нас нет.
- Да-да! -раздалось эхом.
- Мы имеем право на жизнь, которую я помогаю сохранить вам несколько лет и я выведу вас на свет! Совсем скоро, мы сможем выйти наверх, поднять глаза к небу и видеть солнце постоянно!
Сейчас, мне не нужны проблемы, как не нужны лишние думы, а потому, мне нужны сильные и смелый, ловкие и преданные, которые готовы доказать всем нам, что мы имеем право на жизнь, доказать им наверху! Мне нужно четверо лучших среди вас.

Король склонился.
- Я не могу знать каждого из вас лично, но знают вас мои друзья и ближайшие соратники! Риннар, Фекклед и Гирсон! Потому я даю право выбора им. Те из вас, на кого укажут братья, пройдут со мной. Пыльный народ, мы еще покажем всем, кто достоин жить и быть живым!
Эйро скрылся в тронном зале.
[/i]


Стемнело,  улицы постепенно пустели. Жители Каэндора спешили в дома, где их ждала другая жизнь - в кругу семей. Мара, искоса поглядывала на суету лавочников, запирающих двери и всевозможных рабочих, которые оживали, превращаясь из понурых и серых личностей в шумных, пестрящих шутками.
Отовсюду слышались хлопки дверей, скрип колес повозок и топот лошадей.
По центральной улице вышагивала парочка: высокий человек, лица которого почти не было видно и шлюха, которая явно перебрала с выпивкой. В какой-то момент, оба свернули в переулок, спрятавшись в тени больших стен и шум листьев скрыл шорох одежд.
Первый вход в нору, знакомый воровке как пять пальцев был открыт. Вежливо предложили спуститься, что было вовремя, ведь Мара не могла толком прийти в себя, а округа танцевала перед глазами.
Спутник спустился следом, тут же помог подняться воровке, которая уже успела присесть у стены. Поставил на ноги, встряхнул.
Дикс тоже знал этот вход и тоннель и возможно, что даже лучше чем кто-либо, так что проводник из него вышел весьма отменный.

К подземной площади попали быстрее, чем обычно добиралась Мара в одиночестве, успели как раз вовремя.

Дикки потащил девушку через толпу, продираясь сквозь кучкующихся крыс, практически, не обращая внимания на выкрики Эйро.
Человек отпихнул какого-то мальчишку, который лез в карман своему же, показал жало, подмигнул, пошел дальше.
Мара все это время была похожа на кусок тряпки, который болтался на руке убийцы.
Выступление пыльного вызывало бурю эмоций у людей в норе, они то и дело подскакивали, выкрикивали согласия, свистели.
Воровка посмотрела сквозь головы людей, рассматривая этого скромного предводителя, на самом деле жуткого лгуна и обманщика.
- Пошли, - дернул напарник в бок.
Потащил в сторону помоста, ближе к глазам Феккледа.
Сам Фекклед рассмотрел в толпе знакомые лица, поприветствовал кивком, указав на место за спиной.
Мара подобрала юбку, чтобы ее не разорвали, а через несколько футов,  целая и невредимая, стояла почти на расстоянии руки от своего наставника.
Фекклед как и все дослушал выступление, одобрительно кивнул и сделав вид, что очень долго присматривается, изумленно указал на пару людей. Ими были Дикс и Мара.
Убийца не глядя назад, рывком пошел следом за наставником воровки, а отпустил девушку только тогда, когда за ними и еще двумя кандидатами в группу закрыли ворота в тронный зал.

Тронный зал был залит светом огромной люстры с сотней свечей. Падая на лица людей стоящих внизу, свет очерчивал контуры лиц и прятал глаза присутствующих в тени.
Король расположился в своем троне, вальяжно развалившись и подперев рукой подбородок. Эйро вытянул руку и тут же в нее вставили кубок с отменным вином.
- Могу предложить Сандро, - накручивая прядь волос на палец, предложил хозяин Хромой Собаки.
Гирсон молчаливо ухватился за одну из кружек на столе, принялся выпивать. С его стороны "бойцов" не было.
- У меня двое, - подманил пальцем Мару и Дикки Дикса Фекклед.
Эйро задумался, теребя перстень на пальце и осматривая предложенные кандидатуры. Всем своим видом, крысиный король показывал серьезный настрой; касаемо выбора группы людей, которых он смело, послал бы на важное дело.
"Погладив" Мару взглядом, Эйро убрал руку от лица.
- Эта девочка с устрицами подвела?
- Штраф на ней, из "Розы" пришло известие, что недавно долг вернула, который должна была выбить.
Эйро качнул головой одобрительно:
- Прекрасненько! Выслушивать чем и кто отличился - времени нет. Знаешь, я тут подумал, раз крыски такие шустрые, а почему бы им прямо сейчас не собраться?
- Сандро в вашем распоряжении, если мои услуги больше никому не нужны, - зажав нос, произнес Риннар, - то, я бы вернулся к работе.
Пыльный помахал рукой, точно стряхивая капельки воды:
- Ступай себе.
Все выждали паузу, провожая Риннара за дверь глазами.
- Итак, - начал Эйро, - нам предстоит ответственное дело. Кто у нас тут?
Фекклед присел на боковину трона:
- Вор, взломщик и убийца.
- Чудненько! - прозвучало от короля, - Нужно проникнуть на территорию, убрать охрану, взломать замки и вынести то, что лежит у хозяев в тайнике. К месту вас направит Фекклед. Если задача ясна, то Шу отсюда!
Фекклед встал, указал на дверь:
- Идем.

0

11

Мара старательно держала себя в руках, пытаясь не шататься. Ее взгляд был направлен в пол, лицо скрывалось под вуалью.  Дикки все еще держал под руку, что позволяло иметь хорошую опору.
Все прошагали следом за Эйро и воровку потащили следом.
Когда двери сомкнулись, а Крысиный король расположился на своем троне, вошедшие выстроились напротив.
Мара отбросила вуаль, но взгляд все еще был направлен в пол.  Девушка услышала голос Риннара, затем, последовал более привычный голос, принадлежавший ее наставнику.
«Двое», - проговорила в голове Мара, - «стало быть, я и Дикс».
Убийца все еще помогал воровке стоять на ногах, иногда незаметно встряхивая и подталкивая, чтобы та совсем не уснула.
Опять были упомянуты устрицы, которые Мара теперь ненавидела как всплывающий в памяти рыбный прилавок матери. От воспоминаний вони рыбы, в голове помутилось, и воровка еле сдержала себя от тошнотворного состояния и его последствий.
«Розы… Милора вовремя прислала известия – отлично. Стойте, он хотел четверых, но нас трое!»
Воровка медленно подняла взгляд на своего наставника, как хорошо, что тень, в которой они спрятались, кутала ее мутный вид.
Когда всех выставили, Дикс сжал руку Мары так, что та стиснула зубы от неприятного ощущения.
- Что ты делаешь? – шепнул недовольно тот.
- А ты делаешь мне больно! – так же шепотом отозвалась она.
Убийца показал Феккледу, что сейчас вернется, а сам повел воровку в сторону одной из дверей, ведущих к подземным лабиринтам.
Зайдя за трухлявую преграду, Дикс отпустил Мару -  та приземлилась на колени.
- Приходи в себя!
- Ты платье мне испортишь!
- Ты и так его испортишь, когда полезем на задание. Избавься от юбки.
Воровка, опираясь на сырую от влажности стену поползла вверх.
- Ну и вонь здесь, мерзко находиться.  И где я, по-твоему, раздобуду штаны?
- Твоя юбка нас подведет, - прошипел Дикс, в чьем голосе начинала проступать злость.
- Выйдем наверх, доберемся до места, там и придумаю что.
- Ладно.. Ладно. Здесь что-то не так, Марра. Так скоро на значимое дело? Без подготовки, без слаженных и отточенных действий группы.  Мне нужно чтобы ты пришла в норму.

Дверь распахнулась, Мара вышла первая, следом убийца; они направились к наставнику воровки, возле которого остановились, ожидая дальнейших распоряжений.
Фекклед укоризненно взглянул на Мару, потом нахмурившись, оглядел Дикса и кивком поманил за собой.

Кром

0

12

Апельсиновый двор

Диего чуть ли не выбежал прочь, но сделав первый шаг по камням мостовой успокоился и зашагал как полагает кабальеро, даже с некоторой ленцой. Хотя разум его работал с редкостным усердием. Два вопроса этого дела были уже решены- кого искать и что надо сделать. Поэт смог сказать имя, а уж как поступить с такими мерзавцами, Алатристе  не нуждался ни в чьи советах. По правде, надо было дождаться, пока Кеведо встанет на ноги и сам покарает обидчика, но сейчас нельзя было терять времени. Да и такая подлость требовала немедленного отмщения. Но вот как ее осуществить? Простое убийство могло вызвать интерес у стражи. Диего не боялся их, но излишнее внимание к ним могло навредить общему делу. Ну а открытая подлость требовала открытой мести. Так что оставался самый лучший выход- поединок. Конечно, дворянчик может  отказаться от него, но... Какой же он тогда мужчина?
Найти нужный дом оказалось несложно: рядом с ним до сих пор толпились зеваки, а какой-то жонглер уже в лицах показывал все произошедшее.
-Вот из этого окошка он и прыг, а тут его и...-не дослушивая продолжение рассказа, Диего спокойно подошел к двери и постучал в нее. Открывшему дверь слуге, брави высокомерно, как сумел, сказал:
-Передай, дон Диего Алатристе с визитом к трусливому мерзавцу Нико Ска. И быстро, мне некогда ждать.
Привратник нервно икнул и убежал наверх. Вскоре оттуда донеслось:
-Как он меня назвал? Это не город, а демоны знают что, одни хамы.
Спешным, но благородным шагом по лестнице спустились трое мужчин, но Алатристе уверенно опознал нужного ему человека. Во-первых, описание носильщика оказалось верным до мелочей- злое и неприятное лицо выдавало Ска, а во-вторых, других мужчин Диего знал, хоть и не близко. Оба из невысоких, но благородных родов, и лучших свидетелей дела трудно было бы и сыскать.
-Так это вы пришли в мой дом с целью оскорбить меня,-быстро, глотая звуки прямо в лицо заявил Ска.
-Нет,-сказал Диего и полюбовался, как меняются в лице дворяне. -Я пришел за этим,-и старательно, перекатываясь с носка на пятку, Алатристе наступил Нико на ногу.

0

13

-Нет, вы видели, господа? Эти хамы совсем забыли свое место. Вот только одного негодяя от сестры прогнал, а тут вот это приходит.Эй, слуги! На конюшню его! -Нико оттолкнул Алатристе и повернулся к своим гостям. Правда, одобрения в их глазах он не увидел. Диего свхатил его за плечо и поднес к его лицу руку, многозначительно прокрутив на пальце кольцо. Один из гостей- Ринальдо Рес из Ольмы- покачал головой:
-Этот человек окольцованный воин. Он равен нам по положению. И он имеет к Вам, Нико, дело, которое надо обсудить.
-Я не буду марать фамильный меч о каждого зарвавшегося хама -это недостойно дворянина!- гордо заявил Ска.
Угасший было взор Алатристе снова ожил, засветился недобрым, хищным огоньком. Диего вдруг невольно вспомнил, когда Мэтр объяснял им, что не все сводится к поединку клинков, как напугать человека одним взглядом.  И всем показалось, что это они, а не предполагаемый противник, видит в глазах брави свою смерть, и ничего более. И голос его, ритмичным речитативом отбивающий каждое слово, прозвучал как тот самый «стук судьбы в дверь».
— Круг не знает сословий. Круг не знает классов. Все равны перед правом круга и долгом круга. Каждый, кто смеет называть себя мужчиной…
-Я понял Вас, дон Диего,-остановил его Ринальдо.-Если позволите, то я выступлю вашим другом. Пошлите слуг за стражником. Место и время?
Диего молча указал пальцем в пол.
-Да как вы смеете? -уже чуть ли не кричал дворянин. Рес повернулся к нему:
-Вы будете драться. Насмерть. Или вы лишаетесь чести и звания.
-А победитель будет арестован и отправлен на суд. Таков закон,-последнее слово прозвучало так, будто в нем есть лишь заглавные буквы.  Ласко всегда говорил именно так. Что ж, этот законник теперь точно не даст сорваться поединку. Хоть какая-то польза от Стражи. Забавно- послали слуг за стражником, явился целый начальник. Если послать их за стаканом воды, они всю реку перетаскают? Но Гарольд славился двумя вещами- редким законоедством и умением оказываться в нужное время в нужном месте. Еще и постоянно лезть в это самое места без масла. Вслед за ним начали понемногу просачиваться зеваки, но Ласко приказал запереть двери.
Алатристе обнажил оружие и спокойно ожидал пока его соперник подготовится. Наконец, тот понял, что ничего не изменить и вышел в центр холла. "Меч и кинжал," спокойно отметил Диего. Зеркальный бой. Уже неплохо.
-Господа, вы готовы?-прокричал Гарольд. -Тогда в бой!
Алатристе не собирался затягивать бой. но и спешить- дело последнее. Поэтому он сделал легкий, почти неохотный удар в брюхо соперника и приготовился защищаться.

0

14

Ска окинул взглядом присутствующих, понимая, что ему ничего не остается как принять бой. В конце концов, не станет же его противник убивать на глазах у свидетелей? Кто такой Ска и кто этот нахал, посмевший раскрыть рот? Или станет?
Глаза человека выдавали его страх перед смертью, но еще больше в них читалось нечто, что отодвигало страх, обнажая желание наказать выскочку.
Ска резко выхватил свое оружие, подбросил кинжал, ловко поймав его, встал в стойку, но растерялся, когда прозвучал сигнал к началу схватки.
Лезвие скользнуло возле живота, распоров богатые одежды, а Ска отшатнулся в сторону, прочувствовав удачный выпад.
Злоба накатила, человек отбросил кинжал, крепче сжимая меч, ринулся в бой, рубанув наотмашь.
Рассерженный противник- мертвый противник. Это говорил еще первый наставник Диего. А Мэтр Бурнуйе, вбивая своим клинком в головы воинов приемы тридцати трех, утверждал- "Будь беспристрастным во всем."
Подлец оказался еще и глупцом- отбросил кинжал и бездумно начал рубить сплеча. Он даже добился успеха: Диего не одел перчатки и противник сумел поцарапать ему руку. Ну что же, проколотое брюхо не счет, надо отблагодарить дворянина. Надо поцеловать его. Пожалуй, в губы. Алатристе сдвинул круг и атаковал.
Ска был доволен тем, что тоже сумел ответит противнику кровопусканием, хотя и таким мелким. Широко улыбаясь присутствующим, надменно задрав нос, человек отвлекся от боя, за что и поплатился.
Зажав свободной рукой лицо, дворянин отскочил подальше. Оглядев руку, Ска утратил былую радость, на этот раз выразив всем своим лицом зло. Противнику удалось рассечь ему нижнюю губу, хоть и не глубоко, зато приятного этом было мало. Остановить бой, попросить пощады? Нет, Ска уже было не остановить, вся трусость ушла, осталась злоба. Да о еще и издевается?
Медленно подошел, уловил момент и нанес удар в попытке вспороть наглецу живот, тут же встав в позицию блока.

0

15

-Questo e il baccio di Tosca!- Эти слова из какой-то пьесы отлично описали то, что почувствовал Алатристе, когда кровь заструилась из рассеченной губы.  
Противник ранен, опозорен. выведен из себя. Надо продолжать. Следующее что надо сделать- обездвижить.
Атака должна начинаться в тот момент, когда тебе подскажет твое дыхание. И "Не испытывать неуверенности в себе". Так тоже говорит Мэтр. Вот где он такого набрался, мыслитель с клинком в душе?
Дворянчик продолжает атаковать. Что ж ему будет только хуже. Это будет левое бедро.
Ска сейчас хоте видеть зеркало и то уродство, которое ему нанес наглец. Понемногу уходила злость, он начинал чувствовать боль, а привкус крови во рту становился неприятен. Рана в животе начинала ныть, нарывала вдобавок бурело пятно на испорченной одежде.
"Нет, этот так не отступит - думал Ска, - может быть бой остановят, но я еще раз попробую наказать выскочку, чтобы таким неповадно было".
Вновь атака окольцованного и Ска подставил меч, чтобы перехватить удар.
Ска попытался собраться, чуть было не упав, сжал крепче меч в руке и выбрав промежуток, вновь ринулся на обидчика.
Оказалось, дворянчика где-то чему-то учили: мало того, что сумел заблокировать удар Диего, так еще и легко рассек руку с клинком. Или может он стал уж слишком самоуверенным и расслабился? Ай-яй-яй, как стыдно!Нельзя так.
Но воин "Никогда не должен ни о чём сожалеть". Так что пора снова стать совершенно спокойным и атаковать.
Лишить опоры и оружия. С опорой не вышло, значит бьем в оружие.

0

16

Ска показал знаком, чтобы ему подбросили что-то вроде платка. Временно потеряв из виду Диего, ловко поймал платок, стер кровь с лица, отбросил.
Попытался поймать удар противника и тут же рубанул в ответ наотмашь.
Поединок начинал затягиваться и это начинало становиться смешным. Этот дворянчик не только блокировал удар Диего, но и сам рассек ему плечо. Неглубоко и несильно, но очень обидно. Спокойствие, только спокойствие.
Этот хлыщ еще и лицо утирает, заботится о своем внешнем виде, желает выглядеть красиво? Не надо доставлять удовольствие сопернику. Личико я ему подпорчу. Заодно и окончу бой. А то есть уже охота.
Удачный удар от Ска, он торжественно поднял руки, в одной из них был зажат меч: посмотрите на меня, кто тут  прав?!
Публика разделилась на два лагеря, один из который молча наблюдал за ходом боя, а другой - награждал аплодисментами каждый удачный прием любого из противников. Более походило на бой двух зверей, на которых были сделаны ставки.
Ска возомнил себя лучшим, еще бы, ведь его атака была ловкой, а выскочка все никак не мог дать толковый бой. Рана из живота сочилась, Ска понимал, прикрыл ее рукой и тут же попытался отбить удар противника, следом нанося свой.
Дело пора заканчивать. Показал свое мастерство, унизил противника, изобразил, что это поединок, а не убийство, будет что сказать на суде. Иначе не выпустят ведь, а побег устраивать как-то не хотелось. Вот подрубленная нога- это уже неприятно. Хотя при должном уходе и лечении все пройдет быстро.  Надо только передать Мэтру, чтобы с судом не затягивали, а то работать надо.
Кровь из пробитого живота и легкого текли приятной струйкой, но вот лицо осталось невредимым.  Значит, стоит его снять целиком.
Ска не ожидал удара такой силы и последствия, обычная человеческая реакция на нападение: выставил меч перед собой.

0

17

Каждый хороший фехтовальщик немного медик: прекрасно знает куда нужно нанести удар, а куда можно его пропустить. Например, удар в горло- это верная смерть, а вот удар в живот- это очень больно, выглядит страшно, но не смертельно. Денек отлежаться и вперед. С такими ранами и в бой шли, и на стены лазили. Так что старому воину не привыкать. Одно обидно- пятый шрам добавился.
А теперь надо поиграть на публику.
Рука с мэнгошем разжалась, клинок с жалобным звоном упал на пол и покатился по нему. Сам же брави начал медленно оседать, покачиваясь и усердно изображая слабость. Колет надо новый прикупить будет, да и сапоги в крови вымажу. Вот почему нельзя драться в одних рубашках было? Но нет, неприлично. А мне тратиться. Ну где эти друзья со стражей?
Ласко подбежал быстро, зря Алатристе плохо о нем думал, и начал перетягивать раны. Правда, он все равно оставался самим собой и, не теряя времени, он начал зачитывать обвинения в адрес брави. Хотя ничего страшнее предумышленного убийства там не было. Да и оно было отвергнуто Ринальдо:
-Это не убийство, а поединок. А значит должно разбираться не в вашем суде, а в суде чести.  
-Это не законно, убийство есть убийство.
Какая-то миловидная дама спустилась вниз и, увидев лужи крови и бездыханное тело, упала в обморок. Несколько слуг из тех, что копошились вокруг мертвеца, сменили место приложения сил. Остальные, весьма этим несчастливые, продолжили убирать кровь, а несколько подняли и понесли убиенного в задние комнаты. Медикуса звать было бесполезно: свою руку Алатристе знал.
-Хорошо, будет суд выборных. Если кто из них проголосует за его виновность, то я готов вам выплатить десять новем. Вы, Ласко, хоть сами понимаете, что поединок был равный и честный. Сами все видели. Дон Диего не бретер, а честный человек. Вон весь изранен. Так что ваши обвинения пусты.  
-Но это еще доказать надо. Сегодня так и сделаем. Вечером суд. Надо что сообщить?
Диего улыбнулся. Мэтр и Сааведра через четверть будут знать не только, что случилось, но и в какой камере он сидит и кто будет его судить. Хотя за это уже не стоило волноваться, уж судейский крючкотвор у них был хороший. Вот бы еще мага прислали. Лучшего, самого Людо. Денег "Кольцо" на своих не жалели.
-В суд, так в суд. Несите, сам я дойти не могу.
Вот какой я хороший человек, даже стража меня на руках носит.

Подвалы стражи

0

18

Эшер

Бруно вновь помог девушке, на этот раз покинуть экипаж, махнул рукой, отправляя жестом карету восвояси. Когда человек повернулся, то Танис уже приближалась к дверям.
Нагнал девушку, встав чуть впереди.
- Минуту.
Дверь дома Селби окантовывал резной узор, она держалась на паре массивных петель и выглядела тяжелой.
Бруно постучал дверным молотком.  Спустя время, за дверью раздались шаги. Заскрежетал ключ, отпирающий замок и наконец, дверь распахнулось, обдав пару светом свечей.
Мужчина поклонился.
- Доброй ночи. Господин Селби, хочу представить Вам одного из прекрасных магов семьи Андростратос. Леди Танис.
Девушка сняла капюшон, показывая лицо.
Человек с подсвечником и с напряжением в лице, осмотрел ее, потом бросил взгляд на спутника, после чего распахнул дверь шире.
- Входите.
За ними закрылась дверь, точно отрезав путь назад, и оба очутились в просторном холле.
Танис пробежалась глазами по убранству дома, цепляясь взглядом за старинные вещи, принадлежавшие Селби. Ничего не говоря, девушка медленно вышла на середину помещения, затем присела, коснувшись пола рукой.
- Она упала здесь…
- Люстра? Да. Именно в  этом месте.  Невероятно, в доме полно люстр! Проходите-проходите ! –поторопил хозяин дома поздних гостей, подтолкнув Бруно прочь от дверей.

0

19

Бруно не решился подойти к девушке, предпочтя понаблюдать за действиями со стороны. Танис провела рукой по полу, затем замерла, приподняв ладонь, точно впитывая информацию, парящую над ним.
В голове зашумело, девушка медленно поползла взглядом по стенам. В ее сознание начинали меняться краски. Дом приобретал яркие тона, меняя картинку на прошлое.
Лестница, обхватив перила рукой, быстрыми скачками, по ней несется мальчишка девяти лет, спотыкается и падает. Внизу встает, почесывая ушибленное место, на лице остатки неприятного ощущения от боли. Крик сверху: - когда-нибудь, ты сломаешь себе шею!
Мальчишка смеется и бежит прочь, словно нырнув внутрь самой Танис, промчался сквозь нее. Андростратос обернулась.
Дверь распахивается, в глаза бьет яркий солнечный свет, заставляет зажмуриться.
Она падает на колени, спасаясь, но свет перекрывает тень мужчины.
Бруно помог встать на ноги, убирая волосы с лица.
- С Вами все в порядке?
Некоторое беспокойство на его лице, глупое, но она не позволила себе выронить улыбку, отстранив его рукой.
- Простите.
Хозяин дома внимательно посмотрел на девушку и сделал несколько шагов к ней, остановился, видя, что все в порядке.
- Собака, - тихо вымолвила Танис, - она была еще жива, когда ее нашла Ваша служанка.
- Да, но недолго.
Маг обняла себя руками, будто ей стало прохладно.
- Я могу подняться на второй этаж?
- Конечно, - взмахнул рукой Селби, поторопившись оказаться впереди девушки, чтобы его подсвечник служил источником света, заодно проводить.
Бруно виновато опустив голову, шагал следом, чуть отдалившись.
Стоило Танис коснуться перил, как картинка вновь стала искажаться. Красное дерево, отполированное до блеска под ее рукой, будто дышало. Кисть не отрывалась от перил до самого верха. Маг медленно поднималась вверх, подобно слепому человеку, ее глаза стали стеклянными.
Наверху, девушка остановилась, подошла к маленькому балкончику и опустила взгляд вниз.
Узорные доски, плетеный ковер, на котором бурело кровавое пятно. Взгляд ушел вверх, там, где повисла люстра. Свечи, несколько цепей. Она искала крепления и нашла. Ножки девушки понесли ее по коридору, в котором было темно, туда, где был виден одинокий свет свечи.
- Что там?
- Там комната моей жены и выход на веранду.
Бруно остановил Селби, а вот Танис пошла совсем одна на свет свечи.
Вновь она остановилась, показала пальцем на стену.
- Здесь была картина. Портрет женщины. Что с ним стало?
Хозяин дома замялся.
- Это правда. Вас интересует картина или Вы пытаетесь мне помочь?
Танис опустила руку, глаза перестали быть стеклом, она задумалась и стала молчаливой.
Бруно нахмурился.
- Леди Танис пытается помочь Вам, уважаемый Арчи Селби. Возможно, эта картина один из ключей.
Он прищурил глаза, с неким восхищением наблюдая за магом, ему было интересно, что будет дальше.

0

20

- Софи, - здесь висел портрет женщины, Вы правы – Софи.
Танис стояла спиной к двум мужчинам, теребя ворот плаща; она была задумчивая и отрешенная. Ее разум восстанавливал историю дома, в нечетких тонах и очертаниях, пред ее глазами вставала картина.
- Ваша первая жена, - тихо произнесла она, и точно ветер донес ее голос до ушей слушателей.
Селби заметно нервничал, в глазах немолодого человека одновременно читались страх, грусть и нежелание вспоминать  прошлое.
- Где сейчас портрет?
- Его нет.
Андростратос обернулась.
- Он все еще в доме. Где?
Арчи чуть было не выронил подсвечник, прилично прогоревший. Бруно обернулся к нему, повторяя вопрос Танис:
- Где он?
Хозяин расстегнул ворот, лоб покрылся испаринами. Бруно было не ясно, почему этот человек так растерян, что сложного в том, чтобы просто показать какой-то портрет женщины?
- Идите за мной.
Вскоре, все трое шагали вниз по лестнице.
Штора, за ней дверь, неприметная, со старой проржавевшей ручкой и петлями, которую отпер хозяин дома ключом. Поманив рукой, призвал направляться следом за ним – гости пошли.
Темнота, в которой дрожал свет от свечи, освещая малый участок впереди. Они спускались вниз по лестнице. В тишине были слышны лишь шаги трех человек да скрип ступеней. Вот и пол, спуск завершен и Танис показала Селби, чтобы тот поднял свет.
Рука Арчи приподнялась над головой, и теперь стало видно, куда они попали. Заброшенное место, которое по всему виду служило хранилищем старых вещей, от которых хозяин не успел избавиться или же попросту не хотел. Старинные сундуки, полуразвалившийся шкаф, старые чучела зверей, которых поели насекомые. Ряд картин стоял вдоль стены и был заставлен сундуками.
Танис лишь указала рукой в сторону стены, как Бруно тут же принялся разбирать проход.
- Картину там вы не найдете, - томным голосом объявил Селби. Бруно швырнул сундук в сторону, только что не сплюнул на пол.
- Она тут, - указал хозяин на темный угол, где стояло чучело совы.
В голове Андростратос зашумело. Мысли подобно сухой листве подбросило вверх и тут же обронило. В долю минуты, она оказалась возле угла, присела и отодвинула птицу. Скинув пыльную занавеску, Танис оголила портрет женщины.
- Ваша сестра, - констатировал она.
- Да. Софи моя родная сестра.
Раздался стук, подобный прыжкам. Трое обернулись поглядеть в ту сторону, откуда раздавался его источник. По лестнице скатывался небольшой серебристый мяч. Сам по себе предмет скакал абсолютно ровными прыжками, спрыгнув на пол, подкатился к ногам Андростратос. Хлопнула дверь наверху, внезапный порыв ветра погасил огарки свеч подсвечника. Людей поглотил мрак.

0

21

Дверь вновь открылась, сверху донесся голос женщины:
- Арчи, это ты?
Селби подошел к лестнице, заглянув наверх:
- Да, дорогая, все в порядке. Тебе лучше вернуться в кровать!
Хозяин дома, выдержал паузу, дожидаясь, когда женщина поступит так, как он велел, затем обернулся к гостям:
- Это моя сестра, да, она была моей женой и умерла несколько лет назад. Весной, мы любили выехать на лошадях на лесную прогулку. В тот день ее лошадь ускакала дальше, я потерял их из вида, а когда нашел, то Софи лежала рядом и уже была мертва. Мне сказали, что она упала с лошади и сломала шею.
- Бруно, возьмите портрет, я хочу взять его с собой. Если, Вы не возражаете? - обернулась Андростратос к хозяину дома.
- Нет, можете взять, если обещаете вернуть его.
Танис указала на картину: - Бруно?
Мужчина понял ее с полуслова, подхватив портрет, набросил на него тряпицу, а после трое уже шагали вверх.
- Скоро начнет светать, Вам будет лучше покинуть стены этого дома, - шепнул Бруно.
Ничего не отвечая, Танис продолжала идти за Селби, который вел их к выходу.
На пороге, Арчи развел руками.
- Я буду признателен Вам, если нечто покинет мой дом. Благодарю Вас за визит.
Он отворил дверь, жестом предлагая людям покинуть свои владения.

Бруно выставил руку:
- Стой!
Тяжелая телега остановилась возле него. Спешно открыв дверь, человек усадил девушку внутрь кареты, сел напротив, поставив полотно возле себя.
- К дому Андростратос!
Удар хлыста, ускоряющийся бег пары лошадей...

Эшер

0

22

Эшер

Пустынные улочки и царящий покой, который иногда нарушали припозднившиеся экипажи торопящиеся развести горожан по домам. Эхом разносился топот копыт белой лошади, что везла Андростратос. В ночи не было любопытных глаз кроме звериных. Патрули стражи Каэндора несильно были удивлены ночной всаднице рвущейся по пустым улицам.
Танис остановила лошадь возле дома Селби. На этот раз не было тех, кто бы мог оказать помощь, потому девушка спускалась с Ирис сама, пришлось взять поводья и вести ее почти к самим дверям.

Раздался стук дверного молотка. Хозяин отворил дверь, как и в прошлый раз, осветив лицо Танис, с той разницей, что в этот раз он не стал дожидаться, когда ему представятся.
- Входите скорей.
Андростратос вошла и ослабила шнуровку плаща.
Арчи выглянул за дверь, оглядел территорию и с грохотом закрыл двери.
Девушка обернулась к нему и заглянула в глаза, сотворив молчаливую паузу. Она искала и пыталась найти во взгляде этого человека нечто, что могло бы помочь разобраться в бедах, и знала, что этот человек что-то скрывает. Иссякло время, которое было отведено тишине; маг заговорила первой.
- Арчи, Вам что-нибудь говорит имя Риго Лудер? - внимательный взор пронзил Селби, точно тот превращался в нечто не человекоподобное.
Хозяин дома отвернулся, чтобы запереть двери на замки, неспешно вернул внимание к ночной гостье.
- Так звали художника. Скажу Вам больше, этот человеку принадлежат практически все полотна в этом доме. Но, он давно умер. Признаться, я удивлен, что Вы знаете о Риго.
Танис еле заметно и удовлетворительно сверкнула глазами, но это было все, что позволила себе девушка. Холодный блеск глаз, которые она тут же отвела в сторону.
- Вам известно, что он и Софи были очень близки?
- Да, - ответил Арчи, на удивление спокойно.
- В таком случаи, я бы хотела узнать у Вас, что произошло с Риго?
Арчи показал рукой на кресло, предлагая Андростратос устроиться удобнее. Маг воспользовалась приглашением и присела. Сам Селби поставил свечи на стол и расположился возле - на диване.
- Риго был старше ее на двадцать лет, он был потрясающим художником! Какое-то время, этот человек работал на нашу семью - создавал полотна, которые Вы, Танис, могли видеть на втором этаже моего дома. Я предупреждал ее, что ничего хорошего их не ждет. Он нищий, а она Селби! - Арчи сделал паузу, чтобы вспомнить детали, затем вновь продолжил.
- Когда Софи умерла, он просидел несколько недель в тавернах, затем его нашли мертвым. Да, его убили из-за мешка монет те друзья, которых он успел там найти.
Маг задумалась, прижав пальчик к губам.
- Какая интересная история у Вашей семьи. Хм. Арчи, скажите, а то место, где Вы нашли Софи можно ли как-то мне показать?
- Я покажу его, но нам лучше заручиться несколькими помощниками.
Танис заметно оживилась:
- Тогда не будем терять время.

0

23

Хозяин дома оставил Танис в одиночестве, поспешив подготовиться к ночной прогулке в лес.
Окружение давило своей историей: старый диван и кресла, стол, что стоял в центре и старинные вазы с причудливыми узорами. Андростратос рассматривала помещение, в котором находилась и ее захлестывали разные чувства. Вспоминая лестницу и мальчишку, который сбежал вниз, она остановилась на его образе; старательно всматриваясь в детали. Серебряный мяч, что подкатился к ее ногам в руке. Она прикрыла глаза, вырисовывая картину, на которой ребенок сидел в центре зала и играл с собакой. Скрежет крепежа и ребенок поднимает голову вверх, успевает увернуться, а собака, радостно вилявшая хвостом - принимает на себя удар. Кровь растекается, и крики вперемешку с плачем.
- Леди Танис, все готово. Прошу идти за мной.
Маг, шелестя туникой, подняла себя из кресла, направляясь за Селби к выходу.
Ирис была у входа, терпеливо дожидаясь хозяйку, которая изволила прогулять ее в столь позднее время суток и так не вовремя - в предвестие дождя. Лошадь хлестнула бок хвостом, потрясла шкурой и фыркнула, завидев пару своих собратьев.
Андростратос забралась в седло, ожидая дальнейших распоряжений от Арчи; и они не заставили себя ждать.
Три лошади зацокали копытами, удаляясь от владений Селби в сторону леса.
Нет ничего более опасного, чем выезд в ночное время туда, где они не имеют должной силы. Танис была уверена в том, что сможет помочь людям, которые желают избавиться от проклятья, и ночью ее было невозможно испугать. Маг жила в ней, а та всегда выступала в качестве покровителя. Тучи - поглотившие луну и звезды, спрятали источник света, и двигаться приходилось крайне осторожно. Селби и его слуга держали в руках фонари, взяв несколько свечей с собой. Главное, чтобы не пошел дождь.
Возле ворот города, их остановил стражник. Беседовал с ним Селби. Танис отчетливо видела блеск монет, а затем, им позволили покинуть город.

Опушка

0

24

Алтарь скорби

Танис вернулась в Эшер, где провела остаток ночи за книгой. Весь следующий день маг посвятила отдыху и концентрации. Писем не было, а саму резиденцию Андростратос не навещали гости. Обитатели Эшера подобно призракам иногда встречались в коридорах и тут же разлетались по своим комнатам или делам.
С наступлением сумерек, Танис отправилась в дом к Маргарите.
Закрытый экипаж, оборудованный дополнительно плотно закрытыми окнами и шторами покатил по дороге на все туже несчастливую улицу.
Карета проехала мимо дома Селби, в котором теперь царили покой и порядок, маг на несколько минут выглянула из окна. Танис все еще не была уверена в том, что закончила работу с этой семьей, но Арчи не обращался, а стало быть, ее услуги уже не интересны дому.
-Стой! – раздался голос извозчика, тормознувший коней.
В этот раз, Андростратос прибегла к услугам рабочих, присягнувших на верность дому, и дверь ей открывал не надоедливый Бруно, а какой-то молчаливый мальчишка лет пятнадцати, который даже не набрался храбрости, чтобы поднять глаза и рассмотреть мага. А интересно все равно было.
Экипаж остался ждать возвращения девушки, сама же Танис, пошла к калитке, ведущей на территорию, где ее уже ждали.
- Проходите, прошу Вас. Мы рады, что Вы посетили наш дом.
Резная дверца закрылась, и началось новое приключение.
На пороге стояла семья, встречая Андростратос во всей своей красе. Танис обратила внимание на то, что Маргарита явно распорядилась всем приодеться, точно их этой ночью должен был посетить какой-нибудь величественный гость. Скорее всего, так оно и было. В этом доме никогда не принимали Андростратос и не знали о тех ничего, кроме того, что они маги и очень влиятельны.
Свет в окнах дрожал, заметно было, что многочисленная прислуга тоже прильнула к окнам, чтобы рассмотреть ночную гостью. Маг не чувствовала себя неловко, с таким она уже сталкивалась.
Маргарита улыбнулась, слегка поклонилась, приветствуя.
- Рада видеть Вас, леди Танис.
Хозяин дома склонился еще ниже, но смолчал, чем немного удивил саму гостью.
Не все жители Каэндора почитали магов как нечто величественное, а были и те, кто их ненавидел. Возможно, в этой семье были и те и другие. Бегло осмотрев семью, Андростратос сразу же перешла к делу.
- Доброй ночи. Покажите мне то зеркало.
Семья переглянулась, улыбка исчезла с лица Маргариты, она втолкнула в дом своих.
- Идемте, оно на втором этаже.
Маг сняла капюшон, оставаясь в маске.
- Кто-то из вашей семьи видел то, что видели вы?
- О нет, - стала отрицательно качать головой Маргарита. – Только я и наша служанка.
Танис опустила глаза:[b]- в таком случаи, мне нужны только вы и ваша служанка. Да, попросите ее прихватить источник света. Идемте, покажите мне это зеркало.[/b

0

25

Маргарита повела ночную гостью по лестнице вверх.
- Ноиль! - крикнула женщина, поднимаясь вверх по лестнице.
Откуда-то послышались шаги. Не прошло и минуты, как наверху их ожидала служанка.
Тамара сделал последний шаг, который, по всей видимости, дался ей с большим трудом, из чего было видно, что хозяйка данного дома редко прибегает  к услугам лестницы.
- Да, госпожа, - поклонилась покорно прислуга.
Тамара обернулась и поглядела на подоспевшую к ней Танис.
- Принеси свечи, леди Танис желает осмотреть зеркало.
- Да, госпожа, - еще раз склонилась Ноиль и умчалась выполнять приказ хозяйки.
Радушно улыбнувшись Андростратос, Тамара подхватила ее под руку и повела по широкому коридору. По обеим сторонам помещения были портреты, пейзажи, небольшие колонны с причудливыми вазами. Танис заметила среди всего несколько густо раскинувшихся растений с симпатичными цветами.
- Я безумно рада, что вы почтили меня своим визитом, - чуть наклонилась к магу хозяйка. - Как и было велено, я приказала слугам закрыть зеркало.
Тамара остановилась и указала рукой на стену перед собой. В двух футах от женщин возвышалась стена, с красующейся посреди тряпкой, из-под которой торчала позолоченная рама зеркала.
Танис отпустила руку Тамары, шагнула прямо.
Темнота заволакивала, но на помощь спешила Ноиль, в руках которой пылали свечи в количестве пяти штук. Маленький свет вдали коридора приближался стремительно.
- Поторопись! -прикрикнула Тамара служанке.
- Сию минуту, госпожа, - донеслось издали.
Все были в сборе, Ноиль подняла руку с подсвечником над головой.
- Снимите это, - указала Танис на закрытое зеркало.
Ноиль рывком спустила материал, прячущий за собой зеркало размером в 2 человеческих роста.
Служанка явно нервничала, и ее дрожащие руки хорошо показывали это, она побледнела, отшатнувшись от стены.
- Стоять здесь! -прикрикнула Тамара, видя, что Ноиль пытается уйти.
- Как имя вашего предка? - тихо спросила Андростратос.
- Карло Каньотто, моя дорогая.
Танис показала всем жестом отойти от зеркала на расстояние, приблизилась сама и коснулась двумя руками гладкой поверхности, сама направила взор прямо. Маг глядела себе в глаза, концентрировалась.

0

26

Танис пыталась почувствовать что-то внутри зеркала, нечто, что могло быть чуждым этому миру для простого человека и обычным для мага Андростратос. Нет. Ничего не было. Холод зеркальной поверхности поглощали кончики пальцев мага, а в ответ зеркало «молчало».
- Вы, что-нибудь там нашли? – не выдержала Тамара.
Танис обернулась, покачала головой.
Свечи качались из стороны в сторону, прогибаясь под всевозможными сквозняками дома, которые, Танис успела почувствовать и на себе.
- Нет, того, что вызвало у вас беспокойство -  здесь нет, но, я чувствую присутствие силы. Довольно сильной.
Андростратос не стала говорить женщине, что чует присутствие смерти совсем близко ко всем трем.
В зеркале отражались испуг Ноиль и интерес Тамары, Танис же, глядела себе в глаза, еще раз концентрируясь на поиске потусторонней силы, которая была, но не хотела являть себя.
- Оставьте малый источник света, - ледяным голосом сказала маг.
Ноиль спешно задула четыре свечи, оставив один огонек трепыхаться. В коридоре воцарилась тьма, в которой три  женщины стали казаться неким образом злых духов, чьи лики обзавелись пустыми глазницами и «обрубленными» носами.
Андростратос еще раз дотронулась до поверхности, на этот раз, прислонив ладони плотнее.
- В доме есть зеркало меньше? – спросила Танис.
- Есть, - ответила Тамара и тут же толкнула Ноиль в бок, дабы та принесла то, что нужно магу.
Подсвечник оказался в руках владелицы дома, которая приблизилась к спине Андростратос, понимая, что ей становится жутко.
Служанка явилась быстро, бежала, звучно объявляя молчаливым стенам дома о том, что бежит со всех ног. Ноиль, действительно была напугана, но не могла ослушаться свою госпожу и убежать в самую светлую комнату дома, где по ее мнению было безопасно. Напуганная женщина вернула себе подсвечник, забрала его у своей хозяйки и отдала той зеркало.
- Встаньте с зеркалом позади меня, - попросила Танис женщину.
Тамара тут же сделал все как велено.
- Ноиль, подсвети зеркало за моей спиной. Замрите.
По зеркалу забегали искорки от свечи, ничего необычного – просто отражение света, лики двух напуганных женщина позади, видоизменялись каждый раз, когда огонек единственной свечи то становился больше, то меньше.

0

27

Танис тщетно пыталась разузнать об нечто, что могло бы беспокоить Маргариту и ее семью. С хозяйкой дома, они обошли все коридоры и заглянули в каждую комнату, где Танис подробно расспросила об любых изменениях, приобретенных вещах, отданных вещах и о вещах, которые непосредственно находились рядом с их предком от момента "всю жизнь", до момента "возле умирающего".
- Закройте зеркало, прикажите закрыть в доме все зеркала, - обернулась маг к Тамаре.
В окнах начинало светлеть, что пугала Андростратос.
Ноиль и Тамара проводили Танис к выходу, где хозяйка дома отпустила изрядно напуганную и уставшую служанку, посулив ей выходной.
- Танис, что Вы можете сказать мне?
Андростратос набросила на голову капюшон накидки, расправила маску на лице, чтобы та защитила ее от возможного попадания солнечного свет.
- В доме вашем действительно есть дух, он силен, но я не могу увидеть его. Он не хочет, чтобы я его увидела. Возможно, Вам нужна помощь более опытного мага нашей семьи.
Танис не знала, говорит ли она сама правду, или это попытка утешить свое бессилие перед очередной сложной задачей, которую она не могла решить, но девушка старалась говорить уверено и спокойно.
- Я вернусь к вам следующей ночью, возможно, что со мной будет более опытный маг, а может быть я смогу решить вашу проблему сама. Утро...
Тамара опечалилась, опустив глаза.
- Да, я все понимаю. Благодарю Вас за визит. И буду ждать Вас следующей ночью. Мы сделаем все, что от нас требуется.
Танис перешагнула через порог, но, внезапно, обернулась: - не подходите близко к зеркалам. Это может быть опасно.
Тамара кивнула.
Мага ждал закрытый экипаж, в который Танис поторопилась войти и как можно быстрее закрыться от внешнего мира.
Раздался удар хлыста, и карета покатилась прочь.

Эшер

0

28

Лес

Втянувшись в город, процессия разделилась, разлившись на три рукава, раздробившись на группки, направляющиеся в порт и на подворье торговой гильдии. Самая небольшая группа, точка дрожащего и чадящего света в океане надвигающейся тьмы – направилась на Главную улицу, резво проскакав через предместье и торговые кварталы, не иначе,  как норовя убраться подальше от возможных неприятностей.
- А, что б тебя, проклятье! – сквозь зубы прошипел Элио, когда, миновав площадь Мелких монет и выбравшись на центральную улицу они с трудом разъехались со встречной каретой. Хотя улица здесь была шире, чем, например, Цветочная, на которой им пришлось двигаться по двое, толкая друг друга коленками, а повозку Франчески и вовсе терло о стены и трусило на ухабах так, что раза два между тяжелыми занавесями мелькала белая кисть и что-то внутри глухо падало.
- Как бы он тебе внутри все не испортил. – буркнул старший Цинтарини, чуть повернувшись к чародейке, когда они выбрались на прямую дорогу. Та отрицательно и раздраженно мотнула головой, указав вперед, где во тьме, изредка разбавляемой светом из окон богатых особняков, терялся их путь.

Улица, описав несколько пологих кривых, дала множество ответвлений, некоторые из них были безымянными, иные же - наоборот. Немало попетляв и неуклонно взбираясь на холм, семейство с охраной наконец выкатилось на округлую площадь, застроенную со всех сторон домами с высокими стенами и бойницами редких окон.
За старинным потрескавшимся фонтаном, в котором каменная нимфа проливала из кувшина воду на свою оголенную грудь, остановились.
Тут находился их дом, прозванный когда-то за глаза Домом белых костей из-за ансамбля высоких, врезающихся в небо башен, таких тонких, крошащихся и иззубренных, что один только взгляд на них навевал неприятные ассоциации.

Палаццо был крупным, старым, с богатым и изогнутым фасадом, затененным внутренним двориком, мраморными лестницами и прохладными комнатами.
Однако, его старинную красоту можно было оценить только с главного входа, а брат с сестрой и поклажей заехали с тыла, и Элио пришлось добрых десяток чаш тарабанить в высокие и массивные двери глухого каменного ограждения, пока они отворились настолько, чтобы оттуда высунулся длинный, ссохшийся и клювообразный нос слуги.

Зато дальше дело пошло быстрее. Их отвели на конюшню, попутно выгрузив наконец привезенного в отчий дом гостя, дали ополоснуть руки и лицо, провели к привычным покоям, на некоторое время оставив каждого в одиночестве.
Чародейка, оставшись одна, бросила перчатки на рассохшееся трюмо и разожгла больше свечей, осматриваясь, снимая ставший уже привычным тюрбан и освобождая на груди шнуровку платья.
Что-то неуловимо изменилось тут, в комнатах, с ее отъезда. Но понять, в чем дело, у Франчески не получалось.
Поправив скатерти на столах, которые по ее мнению лежали не слишком ровно, она присела на мраморное окно, свесившись чуть вниз, выглядывая на темные улицы Каэндора и жадно ловя каждый запах, каждое движение ветра, малейшую перемену температур.
После захода солнца город продолжал жить. Франческа прислушалась к далеким звукам скрипки и пения, шороху древесных листьев и смазанным людским выкрикам, похожим на те, которые издавали ее браться, вываливаясь по ночам из кабака.
Воздух свежил. В нем сплетались запахи выпаренной морской воды, подсушенных водорослей и нечто предутреннее, которое можно было обонять только в густом лесу или во время грозы.
Все было хорошо. Хорошо. Действительно хорошо.
Кроме подозрения, что за ними кто-то следил. Навязчивого и неотступного чувства, неподтвержденного ничем, даже логикой путешествия.
Невидимый чужой взгляд вел их почти все время от леса до самого въезда в дом. Да и сейчас невнятное беспокойство не отпускало, зудело на коже прилипчивой мухой внимания, не раскрывало источника, делало опасным любое темное окно в домах напротив, любую темную подворотню.

Франческа устало потерла шею и занялась собой. Конский запах - не лучший спутник для женщины.
Через две чаши в дверь стукнули костяшками кулака и приглушенный низкий голос Элио сообщил, что отец изволят звать на поздний ужин.

Отредактировано Франческа Бордекки (2015-07-03 17:33:43)

+2

29

Доминик Цинтарини в свое время был исключительно красив, и, что еще хуже, всегда хорошо знал об этом. Даже время не оказалось к нему достаточно безжалостным, чтобы с годами смазать даренную Домом породистость.
Он полулежал, опираясь о согнутое предплечье на низком красном ложе с мягкой спинкой и подлокотником, в трапезной царил полумрак, разгоняемый рассеянным светом канделябров.
- Сын мой! С возвращением! - поприветствовал вошедших родоначальник, широким и гостеприимным жестом отведя руку в сторону, однако, даже и не думая подниматься с ложа навстречу. Красно-черные дамастовые рукава его домашнего платья бесстыдно блестнули золотым шитьем.
Хозяин дома собирал волосы в хвост и носил на указательном пальце кольцо с довольно крупным, блестящим алмазом. Несмотря на улыбчивое лицо, глаза его всегда оставались холодными.
- Отец.
Элио склонил голову, приостановившись у входа, коротко и быстро окинув взглядом стол. Глава семьи любил ужинать плотно. На отполированной сотнями пиршеств столешнице были выставлены белые и темные хлебцы на стеклянных подносах, в массивных глиняных горшках парили каши, рядом в окружении зелени источали одурманивающие ароматы печеная свиная голяшка на кости и запеченная в каперсах и сыре морская рыба. На отдельном столике Мино, старый слуга, колол сыр, здесь же расположились винные амфоры и тарелки с оливками и хлебом. Пять наборов столовой посуды ясно давали понять, что в позднем ужине примут участие  еще двое родичей.
- Дорогая Франческа! - старший Цинтарини обратил свое внимание и на дочь, сверкнув белозубой улыбкой и приподнявшись. Чародейка уставилась на него холодным, безразличным взглядом, сделав вид, что временно забыла, кем именно ей приходится этот радушный человек.
Справа, со стороны колоннады, в трапезную ворвался темный, суетный вихрь:
- Эльетто! Эльетто, брат! А вот и ты. Надеюсь, ты напился не только датского вина, но и любви тамошних женщин? Говори, цел ли? Дрался ли за честь семьи? За тебя говорила добрая сталь или же, как всегда, звонкая монета? Ты привез нам успех? Деньги? Нашел жену? Продолжил род? Сестра, с возвращением. 
Вопросы были, мягко говоря, колкими.
Рейнард родился вторым. Очень похожий на своего старшего брата, он, все же, проигрывал в осанке, росте, повадках и чертах. Вторая роль была особенно заметна, когда он стоял рядом, похлопывая старшего по плечам и спине, и за этой привычной бравадой между обоими читалось глухое недовольство, балансирующее на грани долгой и мутной распри. Из-за недовольства ролями, которые определил для них отец. И недовольства друг другом.
Франческа, чтобы не попасть под братские объятья, присела за стол и кивнула еще одному прибывшему - дяде Бренно. Тот явился привычно незамеченым и некоторое время наблюдал, облокотившись о одну из колонн, полуприкрыв глаза и поглаживая рукав черного камзола. Ему чародейка кивнула, получив в ответ сдержанную улыбку.
- К столу, отец? Я голоден, как акулья утроба. Ты знаешь, брат, сколько всего произошло, пока ты прохлаждался на севере? Сколько седмиц тебя не было? А ведь город бурлит, меняется ежедневно! Иногда я боюсь и на день покинуть его - чтобы не оказаться за бортом, не у дел, не в курсе, вот как вы сегодня. Говорят, на окраинах Каэндора уже встречаются ходячие мертвяки, животные. Сам знаю одного горожанина, очень достойного бойца. Божится, что встречал такое на охоте. Ты знаешь, о чем это? А ты, сестра? Вы, маги, способны пояснить это явление? Или, как всегда, отделаетесь бесполезным обобщением? Это же не только мой знакомый с ума сошел, у Порто в лечебницах полно больных, в том числе и таких, которые утверждают, что тоже видели нечто ненужное. Вот их теперь и списывают на умалишенных. Порто при деле. А скоро выборы, ты знаешь. Дома уже вступили в гонку, победа сулит многое, слишком многое, чтобы не участвовать.
Рейнард говорил без умолку, перескакивал с одной темы на другую, но при этом очень внимательно присматривался ко всем. От его глаз, похоже, не укрылись ни усталость новоприбывших, ни беспокойная морщина на лбу у Франчески, ни кожаный тубус на поясе Элио.
- И Андростратос снова у всех на слуху. Днями Ставрос сам, лично ходил изгонять злых духов. - говорил он. - Что это, как не попытка улучшить свои позиции?
- Хватит уже об этом. Не терпится выслушать о итогах путешествия в Дат. И не то, что завтра мы расскажем Гильдии. А то, что ты, сын, видишь ценным сам. Говори. - прервал отец и Франческа прикрыла глаза, чтобы не выдать расстройства.
Элио еще мог умолчать. Пусть говорил бы обо всем - каким тяжелым был путь туда и неспокойной дорога, как приняли их в Дате эти диковатые северные люди. Как седьмицами они говорили и спорили с датцами об обустройстве торгового квартала, необходимости дать торговцам из Каэндора новые привилегии, как предлагали местным толстосумам приобщится к займам и ссудам банка гильдии. Чародейка изо дня в день ходила на встречи к женам старших местного Совета, чтобы заставить их быть сговорчивее и благосклоннее, работала ночью, нещадно расходуя данный отцом запас компонентов для отваров, смесей и паллиативов.
Как много пушнины там, он мог бы рассказать, и как добывают янтарь. Как делают приправы из протухшей рыбы. Как на копях соли и кроваво-красной киновари чахнут люди. Пусть даже говорил бы о ремеслах, об украшениях на кости и продуктах брожения, которые пьют там вместо вина. Пусть не забыл бы даже амбру, которую Франческа хотела бы до поры укрыть от цепкого отцовского ока.
Но только не об этом, не о кузнечном деле, не об оружии, не о руде…
Однако брат, в который раз подтверждая свою честность перед отцом, уверенно улыбаясь, прервал свое изложение, расчистил пространство на столе от посуды, отцепил от пояса кожаный тубус и вытряс из него короткий кинжал. Лезвие сверкнуло красными и желтыми отблесками света и остановилось, блестя полированной, почти зеркальной поверхностью.
Франческа знала, что при внимательном рассмотрении даже очень старательный человек не нашел бы на нем привычного харалуга. Никаких разводов и тонкого волнистого узора, которые так ценились любителями клинков.
- Датские кузнецы и раньше ковали неплохие мечи и ножи, но вот уже пять лет как в городе кто-то делает еще более удачное оружие. Долговечное, крепкое и гибкое. Среди датской знати ходят слухи, что подобно изготовленные лезвия режут любой доспех, как масло. Кто и как делает это - одна из самых охраняемых тайн города. Так вышло, что я заполучил один из таких ножей. Он перед вами. - сказал Элио, накрывая ладонью добычу. Родственники чуть вытянули шеи, стремясь рассмотреть находку. Рейнард даже привстал, ненароком окунув рукав рубахи в вино и тут же разразившись тихой бранью.
Пока за столом молчали, Франческа ела, незаметно следя за отцом. Дальнейший ход беседы она уже представила. Вот сейчас должен вступить дядя.
Бренно откашлялся.
- С одного клинка доходу мало. Хоть даже такой недоверчивый старикан, как я, покусился бы на чудо-нож и поверил в его возможности, в чем его польза, скажи, он один.
- Если мы узнаем, как это сделать, мы сможем сами делать лучшее оружие. Более крепкий меч и наконечник стрелы - что может стать полезнее для Каэндора?
Теперь была очередь Рейнарда:
- И вы, конечно же, знаете, как именно сделать такой нож? Так, Ческа?
Элио внимательно посмотрел на нее. В дороге это обсуждали. Брат думал, что дело в руде. Даже если бы она сейчас легкомысленно сказала, что дело, видимо, в металле, ничего плохого бы не случилось бы. 
Франческа отрицательно качнула головой.
- Не знаем.
- Но можете узнать? Ты же можешь?
Бордекки промолчала. Ей нечего было ответить, она занималась в первую очередь эликсирами для тела. А кузнечное дело, руды, угли, плавильни, крица и отбой - все это требовало внимания, доизучения, седмиц работы, а, может, и больше. И она бы даже всю дорогу посвятила отговариванию Элио от этой его веры в режущие способности и особые секреты дареного ножа (сама Франческа ничего особо выдающегося в нем так и не заметила), если бы не одно “но”.
- Вы не знаете, как повторить это, вы не можете купить достаточно такого товара и вы не знаете никого, кто может рассказать вам о способе производства. Ваш успех - это один жалкий клинок? - поинтересовался Рейнард, разламывая хлеб и неприятно улыбаясь.
- Как раз последнее у нас есть. Я привез человека и дал ему слово, что сберегу его сохранность и неприкосновенность до самого Каэндора. А он пообещал говорить, рассказать главе Дома, откуда в Дате умельцы и как устроен их промысел. В обмен на блага и безопасность. - невозмутимо ответил старший из братьев.
Франческа наконец посмотрела на отца в упор. Несмотря на задумчивую улыбку, он был недоволен. И был прав. Среди Бордекки все знали: ценность добровольного “языка” - низкая. С ним лучше не связываться потому, что кто предал раз - предаст и снова. А что стало товаром - навсегда товар. Из привезенного датца стоило бы вытянуть все знания еще тогда, в начале пути, когда он явился в лагерь, принеся на спине избитого и смеющегося брата. Принес, и заявил, что спас жизнь, получил обещание безопасности и никто его и пальцем тронуть не смеет до самого Каэндора. Пожалуй, только это и спасло его в тот день от разъяренной Франчески.
Впоследствии, в пути, она часто приходила к своей повозке с твердым намерением допросить человека “по особому”. Возможно, весь этот секрет был обманом, ложью от начала и до конца.
Ей очень хотелось так думать.
Странный человек из Дата противоречил знаниям, опыту чародейки. И ей хотелось, чтобы он оказался обычным штукарем. И тому вечеру, когда проходимец во время привала шутки ради бросил в огонь белую горючую смесь, заставив его полыхать, искриться и вспыхивать, нашлось простое и логическое объяснение.
Всю свою жизнь она считала, что такие вещи доступны только Бордекки, только ей. А, тут, поди ж ты, где-то на краю известных земель, среди диких, грязных северян, нашелся один такой. Резвый.

Отредактировано Франческа Бордекки (2015-06-12 16:42:48)

+1

30

Аллея сердец

В доме Гиньясу празднество было поставлено на широкую ногу, казалось, весь цвет каэндорских управленцев перекочевал сюда прямиком из Магистрата, едва ли не в полном составе со всеми своими семействами. Застолье плавно перемежалось танцами под переливы труппы местных музыкантов, и хотя после бесконечной череды сражавших ароматами явств и крепких вин танцы выдерживал самый стойкий — Тристан Порто определенно был из таких.
Как отличались эти буйные застолья от неторопливых и размеренных светских раутов магических семей! Здесь сила и жизнь, веселье и лихая удаль городских богатеев, имеющих возможность позволить себе все и немногим более — без чрезмерной церемонности и условностей аристократов.
Порто, в полголоса напевая мотив, выделывал па с белокурой девицей, ее грудь, утянутая тканью, призывно вздымалась, а длинные локоны выбивались из прически, развиваясь в такт танцу: двойной шаг, простой шаг, шаг вправо, шаг влево. Задорный бранль гремел в просторном помещении, освещенном десятками свечей на массивных канделябрах.
За окнами, во дворе дома мелькали огни — акробаты развлекали публику на свежем воздухе. В музыку то и дело вплетались громкие голоса и зычный смех.
Поздний ужин подходил к концу, пьяные и весьма довольные празднеством гости начинали, душевно прощаясь с виновниками торжества, забираться на своих коней и погружаться в экипажи. Отъезжающим подносили большие чаши, полные вина, вне зависимости от того, мог ли гость еще прямо держаться в седле, уж таковы традиции хлебосольного дома.
Тристан буквально упал на высокий стул, потянувшись к бокалу, девица, заливисто смеясь, опустилась рядом, выразительно смотря на мага.
О прелестнейшая, вы порхаете, словно чудесная заморская пташка, какое несказанное удовольствие наслаждаться вашим обществом! - Порто пребывал в прекраснейшем расположении духа, спутница его кокетливо хихикала, заливаясь румянцем то ли от духоты в зале, то ли от благосклонного внимания мага.
Чья-то рука коснулась его плеча:
Тристан, да ты, я гляжу, сегодня собрался всерьез покуситься на добро Гиньясу? — Порто бросил взгляд через плечо, к нему обращался Гийом Машо, композитор и давний соратник Порто, тот самый, чьими стараниями гремел орган Аллеи сердец.
А, ты, дражайший Машо! И что же, позволь спросить, может мне помешать? — Тристан плотоядно улыбнулся девице и повел плечом, отмахиваясь от знакомого.
Да вы пьяны, месье Порто, уж не мне ли придется тащить вас до Шато? — тот смеялся, слегка кивая даме.
А хоть бы и так!  — Тристан обернулся глядя на Гийома.. нет, двух Гийомов. Или даже трёх. — Но я бы еще выпил! — Порто поднял бокал, вручил его товарищу и звонко ударил по его кромке своим кубком.

Звон бокалов слился воедино с пронзительным криком.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC