ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Корабль

Сообщений 31 страница 57 из 57

1

http://i62.tinypic.com/2q8t2fo.png

! Созданная тема служит любому участнику палубой любого корабля.
Будьте внимательны!

Корабли  могу плыть или стоять, тонуть или пережить шторм. Командование разное, как и состав команды. Корабли могут быть брошены и разбиты, могут быть разной высоты, ширины и длины. Можно описать и одинокую лодку. Тот, кто решит описать путешествие на корабле, должен описать корабль: команду, капитана (груз, если имеется), не забывайте о каютах и состоянии самого корабля. Чтобы помочь нашим героям воссоздать в игре нужное судно, предоставляем полезную тему:
>> Кораблестроение<<

0

31

Вот не было неприятностей, как появились новые: крысе стало скучно просто сидеть на столе и она решила присвоить еще кусок чего-нибудь. Шляпа брави прикрыла вора от глаз гостя, но Диего мысленно пообещал, что если крыса испытает свои зубы на одежде, то ему придется поплавать.
Алатристе наблюдал сопротивление суперкарго и понимал, что такое "ж-ж-ж-ж"-это Неспроста. Степенс был готов потерять клиентов в будущем, но не расстаться с деньгами сегодня. Это означало, что лично ему неинтересно завтра "Лани".
-Капитан Рико умер, кто становится владельцем судна?-вот не зря прошли те несколько лет, что Алатристе изображал мебель за спинами купцов.
-Этого я не могу сказать уважаемой синорине, но я должен им буду отчитаться за каждую роту, это очень уважаемые люди, которые, скорее всего, пустят неф на слом.-он с намеком посмотрел на брави, тот понимающе кивнул. Все становилось ясно. "Лань" была в залоге и со смертью капитана судно переходило к ростовщикам. А уж как договариваться с этими людьми воину было известно, не так давно имелся опыт.
-Тогда улучши питание синорины,-по голосу читалось, что это последнее предложение, на уступки по этому вопросу он не пойдет. Карго согласился быстро: капитан уже ничего не съест в этом мире, а пище негоже пропадать. Поклонившись и радуясь, что отделался малыми потерями Степенс ушел.
-Он ничего не решает, синорина,- сразу прервал возможные обвинения Алатристе. -От капитана мы могли что-то получить, а от ростовщиков... Нет, ты, конечно, можешь попытаться, только сначала надо узнать к кому именно перейдет корабль.
Брави достал одну из бутылочек с бальзамом и, с выражением отвращения на лице, выпил. Затем сбросил колет, продемонстрировав напарнице натюрморт ран и шрамов на своей спине и протянул девушке мазь, которую достал из своего мешка:
-Если предложение помочь еще в силе, то прошу. Потом отвечу вам ответной услугой, мне тоже до спину не добраться.

0

32

Старательно изображая обморочное состояние, Мара начинала понимать, что еще немного и она уснет. Внимательно вслушиваясь в разговор напарника с Карго, воровка все больше понимала, что сумму им не уменьшат точно, зато тот прихвостень капитана оказался еще тем прохвостом.
"Питание-питание - словно я сюда есть пришла".
Дверь каюты хлопнула, и это означало, что лишние из каюты удалились.
- Хвала Богам, - тихо сообщила себе и напарнику Мара, медленно садясь на постели и придерживая плащ.
Крыса куда-то вновь подевалась, на столе ее больше не сидело.
- Попытаться?! -повысила голос воровка, рисуя на лице возмущение. - Нет, если Рико меня угостил выпивкой и любезно прогнал, то этот точно попытается подержать за все, что понравится.
Ну, конечно, как же без демонстрации ран? Сам спросил - сам похвались! Воровка забрала банку с лекарством, пригласительным жестом указала на кровать, дождалась, пока напарник сядет.
"Так"- оглядела, приподняла бровь, - "с чего бы начать?"
- Тебе определенно везло все это время,  - провела по внушительному старому шраму пальцем, - не страшно спиной ко мне поворачиваться?
Повертев банку в руке, оценила содержимое, что ей показалось маловато, осторожно принялась за дело.
Ловкие руки вора старались аккуратничать – привычка.
- Странно, что тебя не интересует кто твой напарник.  Деньги деньгами, но о безопасности стоило бы позаботиться. А женщины вообще коварны, - ухмыльнулась Мара и добавила: - особенно обиженные. Бывает помотает головой "нет", а потом подло "да"...
Старалась не давить на рану, что весьма удавалось, не грубый мужик, все же девушка с какими-то своими материнскими инстинктами.
- Тебе приходилось встречаться с пиратами до этого? - решила заполнить повисшее молчание разговором. - Какой... живучий... гад... оказался - этот лазутчик. Мне нужны стрелы. Как-то не учла, что придется тратить их почти сразу.
Осторожно проведя по спине рукой, Мара отсела назад, полюбоваться проделанной работой.
- Ну вот, теперь синор Алатристе, ваш ход.

0

33

Выслушав гневную тираду девчонки, брави остался спокоен, хотя в душе заходился со смеха.
-Даже если вы, синорина Мара, используете свое очарование и узнаете тех, к кому перейдет "Лань", то должны понимать, что получить от них деньги будет невозможно. Да и они люди более опытные, и сумеют отличить вас от благородной дамы.
Процесс лечения оказался неожиданно приятным, аккуратные касания нежных ручек девушки сами по себе служили лечением. Алатристе не приминул поставить себе заметку в памяти- по прибытии в Вечный обязательно посетить знаменитые термы этого города. Помимо добывания сведений, там можно будет воспользоваться услугами массажистов.
Но вот рассуждения о напарниках и женщинах прорвали стену невозмутимости воина:
-Простите, доня Морэль, но у нас говорят, если что-то ходит, как утка, плавает, как утка и летает, как утка- то это утка. Или селезень, но суть одна. Ваши поручители,- удалось все же найти слово, дабы не ругаться,-представляют услуги только двух видов специалистов- воров и убийц, а убийца в нашей компании есть. Встречаются еще аферисты, но вы совершенно незнакомы с денежными делами. Значит, вы занимаетесь деликатным изъятием чужого имущества. Надеюсь, вы мастер своего дела, какой кажетесь.-Диего даже загордился собой что сумел не запинаясь произнести столь сложную фразу и понадеялся, что сказал все правильно.
Ручки отдернулись назад, что означало, что лечение окончено. Брави подошел к своему мешку и достал мазь.
-Буду рад вернуть вам услугу, синорина.
Первым делом, было намазано девичье плечо, которое собственно и пострадало. Затем грубые руки прошлись и по старому шраму между лопаток. Видно было, что девушка еще не была знакома с правосудием: кожа на спине оставалось довольно нежной и без следов бича. Но все когда-нибудь случается в первый раз.
-Стрелы, к сожалению, мы сможем раздобыть только в Вечном: я не смогу объяснить карго, зачем мне они нужны, если весь бой я дрался клинками. А про мое знакомство с пиратами, как и о том, что я должен знать о вас, предлагаю поговорить за едой. Скоро должны принести обед, а у меня найдется что к нему добавить, для лучшего усвоения и заживления. -Так говорил лекарь-пьяница в одной комедии, что Диего смотрел много лет тому.

+1

34

Про сказанное благородство и не подумала обижаться, что-что, а до знатной особы ей далеко, и она это прекрасно понимала. Дочь торговки рыбой, во всяком случаи не трущобный "мышонок", но и при таком положении - путь не рукой подать. В рабочем квартале хватало и простого люда и того, что жил по замашкам благородства, во всяком случаи, подражал. Взять, к примеру, музыкантов и художников - эти, всегда отличались своим мировоззрением, блуждали где-то в своих мирках, иногда дальше Каэндора.
Девушка приподняла волосы. Дождалась, когда ее плечом займутся. Воровка вздохнула и тут же поморщилась от легкого жжения в области ран.
- Благородство, значит... А вы, синор Диего, попробуйте ударить благородного по пальцу, чем тяжелым, тому, что он изречет, позавидуют обитатели трущоб. И все его благородство ничто иное, - как рамки, которые тщательно ставятся, что-то вроде вашей маски, за которой скрывается обычный человек из плоти и крови.
- Убийство есть убийство, не так ли? За него последует наказание, если виновного найдут. Я не думаю, что люди, которые убивают - лучше тех, что избавляют от причин, за которые могут убить.  - Морэль намекала на кражу монет.
- У каждого из нас свои пути. Кого-то ставят на дорожку, ведут за ручку, обводя мимо ям и оврагов, а кто-то сам идет. Спотыкается, падает и если встает вновь -идет. А если не сможешь встать, то твои проблемы.
- Да, бумаги... я предпочитаю металл.
Настала немая пауза, в которой было отчетливо слышно, как скрипят мачты и легкое потрескивание мокрого дерева. Воровка сжалась, почувствовав грубое прикосновение в области лопаток,  и сразу же изменилась в лице, которое, пожалуй, смогла показать сухому сучку и только.
- А я вот повернулась спиной к человеку, которому поверила, только была это не женщина, - ухмыльнулась воровка. - Впрочем, думаю, что это будет не интересно, - улыбнулась Мара.
Дождалась, пока ее тоже оставят в покое, поторопилась нырнуть назад в рубашку.
- Я не глупа, Диего, о стрелах думаю только по прибытию в Вечный. Эти люди мне максимум продадут один из столовых приборов, да и то - подумают, стоит ли сделка того.
Каюта вновь наполнялась тишиной. Мара решила влезть в свою одежду и вновь вовремя, потому как в двери постучали.
- Синорита, обед.
- Наконец-то! Почему так долго?! Входи! - неожиданно для дочери торговки отрубила Морэль - вживалась в роль.
За дверью помялись, затем приоткрыли и вошли. Торжественно внесли обед, а состоял он из громадных порций: каши, солонины, масла, соленой рыбы,  оливок, вина и чистой воды.
- Что встал? Можешь идти, еще ты мне аппетит испортить пытаешься, как все эти пираты и трупы - нахмурилась воровка.
Человек попятился спиной, затем неловко поклонился и, бросив взгляд на Диего – вышел в двери.
- Обед! – показала Морэль на принесенное. - Прошу к столу.
Сразу же, девушка отвергла рыбу, память ее так мурыжила, что та смотреть на нее  не могла, а вот солонина уже была примечена и сцапана.
- Вино! Вот с него и начнем. К Баатуру принципы. С пиратами я не встречалась до сегодня, стало быть можно и нарушить свои "законы" разок -другой.  

0

35

Диего опробовал качество вина и признал его вполне достойным. Правда, усердствовать с ним брави все равно не собирался: пиратская шебека затерялась в морской дали, но это ведь был не последний разбойник в этом мире. Так что он собирался спать в пол-глаза и в пол-уха. Но набить желудок ни один воин не откажется.
-Понимаете, синорина Мара, воин может убивать, не становясь при этом убийцей. Он убивает защищая дом и семью, даже если он сам их не имеет. Нам платят за то, что мы убиваем тез, кто угрожает обычным людям. Да, не все войны, что ведутся это оборона родных домов, но суть их неизменна- защита того, что кажется справедливым людям. Защита родины или веры, идеалов или людей- все это работа воинов. В отличие от убийц, которые не знают ничего, кроме своих желаний. Можете сказать, что мы ничем не отличаемся от простых убийц- тоже убиваем за деньги, но есть отличие. У нас есть цель, и ради достижения этой цели мы пойдем на все. Эта цель- защита людей от...
Воин вспомнил, что он разговаривает с чужаком, поэтому окончание фразы было скомкано.
До ушей брави донеслось какое-то шуршание, и тот вспомнил об "арестованном". Хвала Богам- шляпа не пострадала, и зверенок смог спокойно заняться излюбленным делом- воровством.
Алатристе протянул руку и разрезал одним из своих метательных ножей лимон на две части. Затем выдавил сок в стакан и, с неким удовольствием, выпил. Его взгляд, будто пронзил ставни окна, и ушил куда-то в море. Трудно было понять, что в морской дали навело его на эти мысли, но брави снова заговорил:
-Кражи же... Знаете, синорина, была одна девушка. И на ее родную землю пришла война. И решила она помочь своим войскам. Вот только не умела она ничего, кроме как воровать. Тогда пошла она и украла вражескую казну и привезла ее в свой город. А войска врага, не получив денег, сняли осаду с него. Вот такая история, мне рассказывали о ней люди, достойные доверия.  
Этот длинный рассказ был запит вином. Брави не любил долгие разговоры, но иногда приходилось их вести.
-Пираты же... Доня Морэль, я из Земенского морского полка, охота на них была нашим основным занятием. И был случай, когда я ознакомился с их жизнью... несколько ближе чем я хотел- напрямую на их корабле. Клянусь всеми Богами, это было не самое приятное время в моей жизни.
И еще один глоток вина отправился по назначению. Оливки и каша от него не отставали.
-Но вот если поговорить о вас, синорина. Я не буду расспрашивать вас о прошлом- мы пока не доверяем друг другу, благо был плохой опыт. А вот о своих умениях, хотя бы самое общее можете рассказать. Пригодится, когда будем действовать. Остальное же- какой бы путь ни привел вас на стезю воровства, такие как вы, убили моих родных. Какие бы оправдания вы себе не выдумывали, что бы вы о себе ни думали, пока вы остаетесь на этом пути- вы мой враг. Но пока мы делаем одно дело, вы в безопасности.

+1

36

Крыса сновала по столешнице, недовольно ворча. На своем языке, Анри кричал: кругом вода, опасно, я хочу сбежать. Суетился зверь недолго. Мара схватила бедолагу за шкирку, и переместила в свернутый гнездом плащ.
- Побудь тут.
Девушка подала зверьку кусок рыбы, тот не отказался. На какое-то время, питомец сделался тише воды и ниже травы.
- На мне нет отметин того, что я вор. Но, ты прав.
Воровка не отказалась от вина, а вот есть, что-то не тянуло.
- Срок жизни вора определяет сам вор и его удача. Есть кое-что, что не позволит мне так просто бросить свое ремесло. Я очень хочу жить, Диего. - Мара намекала на то, что при первой же попытке уйти от Пыльной крысы, ее попытаются убить. Никто не оставит в живых человека, который много знает и может говорить.
Мара внимательно рассматривала собеседника, переворачивая сказанное им в голове. Ну, конечно. Воров никто не любит. А с другой стороны, что такое вор? Человек, который забирает то, что ему не принадлежит. Есть еще разбойники, которые забирают то, что им не принадлежит и заодно жизнь человека. Есть попрошайки, которые не хотят работать, есть те, которых не возьмут работать, а есть те, кто не может работать по состоянию здоровья. Убийцы - забирают жизнь. Наемные убийцы - жизнь и плату, насильники работают ради своих прихотей.
"Интересно, как там Дикс?"
- Даже если и так, то, ваших родных убила не моя рука и синор Алатристе, не вправе судить меня за то, что я не совершала. Людей же, промышляющих делами противозаконными - имеет право ненавидеть каждый. Думаешь, я люблю свою работу?
Мара рассмеялась, затем решила помолчать и выпить еще.
- А куда деваться? Да, моя мать и сестры - они еще живы и здоровы. Каэндор мой дом, но в доме, где я родилась, меня не ждет никто. Один раз ты ошибаешься и бац!
Опять настала тишина, в которой слышен был писк крысы, что устраивалась поудобнее в плаще воровки.
- Я неплохо взбираюсь на стены, - сделала Мара голос  тише, точно боясь, что ее могут услышать и в каюту вот-вот нагрянет стража, чтобы поймать, - воровство. Могу взломать замок. Не знаю, какие замки нас ждут в Вечном. Ты можешь мне не доверять, но ни одна моя стрела не была направлена на тебя. Хотя, судно могло тряхнуть, и... удача улыбается, иногда беззубым ртом.
Девушка забралась на кровать с ногами, захватив с собой вина.
- Ненавижу рыбу и кошек.
Она вспомнила прилавок весь в чешуе, вонь от рыбьих голов и крики кошек.
- Зачем тебе лимоны? – улыбнулась воровка.

0

37

Взгляд Алатристе вновь ушел в морскую гладь, куда скоро должно было нырнуть великое солнце. Мастера корабельщики, как могли украсили створки окна, но дальше русалок с огромными грудями их фантазия не ушла. Правда, против таких фантазий брави не возражал.
-Жизнь- это довольно приятная штука, и каждый за нее цепляется. Как может конечно. Мы вот как- то поймали одного лорда, который в выгребной яме спрятаться хотел. Если бы один из нашей банды перед штурмом молочка не попил, то мог бы и сбежать. А так зашел он по делу, а из отверстия голова торчит. Подышать вылез благородный лорд. -Диего улыбнулся этому приятному воспоминанию. -Что же насчет ваших умений, синорита, то это все преходяще, тем более вы еще так молоды. Я вот писать в двадцать пять выучился. -Правда, честность заставила сказать правду,-Хоть и с ошибками. Но я не останавливаюсь на этом. Могу и вас, синорина Мара, подучить тому, что умею сам. Мало того, наш мир очень велик, вот в Вечном некоторые люди будут очень не рады меня видеть. Но если я задумаю осесть там, у меня найдутся и друзья. Вы же молодая и привлекательная девушка, легко можете затеряться на просторах мира. Или проще- оказаться полезной тем, для кого ваши поручители пыль под ногами. Или просто безразличны, как нам или вольным. Ну и самый приятный вариант- это заиметь состояние, при котором вы будете уже никому не подвластны.-но взглянув на девушку, брави сжалился и прекратил издевательства. Благо и тему разговора можно было сменить.
Он достал найденный клочок пергамент, протянул его Маре и приготовился изучать выражение ее лица. Он предполагал, что она окажется ей незнакомой, но нельзя недооценивать никого, даже крыс.
-Лимоны же,-вот сейчас брави улыбнулся совершенно искренне: в этом не было, и не могло быть никаких тайн,-я просто люблю, их морякам всем дают от болезни зубов и страха моря. Да и медикусы посоветовали побольше есть фруктов и мяса, для поправки. Вот я и совмещаю то, что надо, с тем, что вкусно.
Брави еще раз осмотрел свой арсенал, и в припадке щедрости предложил:
-Можете взять саблю, доня Мара. Она довольно легкая, хоть и не высшего класса. Но путники всегда дерутся хорошим оружием. Вы про них слышали? Хотя если синорита из Каэндора, то вряд ли- на крупные города их наглости не хватает. Это очень умелые и страшные бойцы. Потому я и дрался с ним один: остальные для него не противники. И вот интересно, кто помог пиратам на судне, откуда этот помошник взялся? Я думаю, он отправился в иной мир с вашей помощью, верно?

+1

38

Мара забрала бумагу, повертела в руке.
Она вспомнила, как Дикс говорил о подделке документов и то, что из нее можно сделать благородную особу.
Девушка улыбнулась. Она понимала, что нужно родиться знатью и как бы ты не старалась, у тебя все равно будут всплывать те или иные замашки дочери торговки рыбой. Только если потерять память.
- Если только жить заново начать. Или, избавиться от того, что держит, - объявила Мара версию.
Девушка прочла бумагу и отдала ее назад.
- Это похоже на ориентир. Но, мне не знакомо.
Молчание и вновь она задумалась, засмотревшись на окошко.
- Я бы хотела уйти. Мне жутко страшно. А знаешь почему? Потому что у меня есть только я. - Оборачивая все в шутку, воровка улыбнулась, не показывая, что эта большая доля правды.
Допив кружку вина, воровка отставила ее на стол подальше, сама вернулась на кровать, вновь расположилась поудобнее, легла на бок, подперев рукой голову.
- Саблю? - Мара засмеялась, - саблю? Мне?
Девчонка перестала смеяться, вдруг стала серьезной.
- Нет, синор Диего, не хотела обижать своего спутника, но, вор и сабля,  - она приподняла бровь, - не пойдет мне сабля, и я не умею с ней обращаться. А научить владеть ей потребуется время, которого у нас нет. Куда лучше нож. С ними я лучше, а самое правильное оружие мое - мой арбалет. Да, я заметила, что он вам не понравился.
Всматриваясь в лицо спутника, Мара начинала ощущать себя ничтожной в познании мира, но вида не показала - нечего разбрасываться поводами к спорам.
- Ты, правда, можешь научить?
"А вдруг?"
- Я видела, как он дрался, наверное, я видела многое для одной ночи.
Мара совсем расслабилась, растянулась на кровати. Легла на спину, уставилась в потолок.
- Он меня убить хотел. Я всадила ему нож в грудь, - показала девушка на себя, - а он встал и пошел. Нужно быть внимательнее. Никто кроме Диего Алатристе и мертвых -  не знает о стрелке. Пусть будет так.
Воровка положила руки за голову. Треск досок убаюкивал, но спать не хотелось.
- Как они узнали, что корабль торговый? Что за груз на этом корабле? Кто-то попал на "Лань" в самом начале пути, или же знал, где его перехватить.
Мара перевернулась на живот и уставилась на Диего.
- Они ведь не стали бы рисковать собой, зная, что нет выгоды? Нет, конечно, может быть, им было нужно само судно?

0

39

Море.... Оно красиво, когда ты смотришь на него издалека. И можешь  от него убежать, как паршивый ребенок,как  тот, кто боится взглянуть судьбе в глаза. Как обычный человек. Как писал Сааведра, все люди делятся на две части. Есть живые. И есть мертвые. И есть те, кто в море
-Доня Мара, а вам говорили, что вы красивы?
На эту фразу, любая девушка,  должна была смутиться. Поэтому нож, брошенный сразу после этих слов, должен был оказаться, как раз рукоятью, между красивых полушарий.
-Синорина Морэль, я не могу научить. Но вы у меня научитесь.
Второй клинок должен был подправить прическу, а то локон выпал наружу.
-Синорина, вы забыли, что у вас нет друзей? Если я вас буду учить- то запомните, Я ваш главный враг. Сабля, меч, нож- я приду к вам, когда вы этого не ждете. Я научу вас драться любым оружием. Но после этого, вы станете другой. После этого вы станете другой. Вы сможете стать одной из нас.
Диего шлепнул- благо и как раз само напрашивалось- по красивой попе собеседницы. Ей  нужно, а ему приятно, хотя если эта девочка решиться поменять путь, то она будет ученицей. Как же будет смеяться Кеведо, когда узнает о его первом ученике. Тем более, что она отрицает путь клинка, а любит это... (№2:7й73)оружие как  арбалет. Спина брави сама собой заболела. Вот в чем бы причина?
Но это все мелочи. Пергамент вернулся в один из карманов колета. На нее и не надеялись, хотя может она и грамотнее меня. Может в театру с ней сходить?Все равно придется, а тут готовая спутница.  И ее образ художницы  будет довольно полезен
Брави немного позавидовал Маре- у нее все еще было впереди, но..
Корабль начал сотрясаться, а значит судьба улыбалась. Начался шторм.
В дверь постучали. Диего был готов к этому: капитан погиб, карго- это торгаш. А он  сегодня дрался на этой палубе. И  он должен смеяться в глаза стихие.
Матросы расступались перед Диего. Этот обряд должен исполнять тот, кто не боится моря. Его могут рядить в странные одежды, могут брить везде, могут заставить драться.
Но капитан Рико был мертв. Поэтому в во всплесках молний будет плясать Диего. Он ненавидел этот обряд, он не понимал его, но  он должен был быть здесь.
Молнии освещали палубу, ветер рвал канаты, но решать мог только ты. Прими или дерись.
Это пришел шторм.

0

40

Воровской глаз оглядел кружки с вином на столе, а затем, Мара выдала легкую улыбку и тут же уклонилась в сторону. Улыбка осталась в том месте, куда приземлился нож, и сказанное о красоте прошло вскользь, не нанеся никаких последствий.
На всякий случай, Мара решила сесть на кровати, а пока садилась, в нее вновь полетел нож, от которого, она опять же увернулась, на этот раз, твердо встав на ноги. Ноги же почувствовали, что пол каюты стал странно себя вести. Корабль постепенно раскачивало, с каждым разом он все больше поддавался этой качке.
Воровка сделала шаг к столу, подхватила кружку с вином и допила, вернув назад пустую посуду.
Неаккуратный жест оказанного внимания, уже второй за сегодня не остался без последствий. Глазки Морэль округлились, на лице появилось возмущение, а в лицо Диего прилетел сжатый кулачок. Мара тут же отошла назад, чтобы ответом не получить.
- Послушайте, синор Алатристе. Как вы уже успели заметить, - проявилась серьезность и доля обиды в голосе недавно улыбающейся, а ныне начинающей злиться воровки, - мы не так давно знакомы и будьте любезны рук не распускать. Я не шлюха портовая и не одна из хваленых театралок, о которых наслышан весь Каэндор.
Девушка качнулась вместе с полом каюты, а в следующий момент, раздался истошный писк Анри, который забился в плащ. Крыса чего-то испугалась, ни на минуту не затихала и истошно пищала.
Воровка решила сесть на кровать.
"Не может быть, чтобы вино так ударило в голову!"
Один из вариантов в голове поторопился заявить о том, что пиратское судно все же нагнало их и скоро вновь предстоит бой, да еще и шум за дверью каюты.
"Если нагнали, то теперь нам точно не поздоровится, мстить – так мстить, а я бы клочка не оставила".
- Не открывай! - испугано заявила воровка, опасаясь самого плохого, но дверь все же открыли.
Девчонка потянулась за арбалетом, но оставила эту затею, увидев одного из матросов "Лани" в весьма приподнятом настроении.
"Что происходит?! И Анри - он всегда чувствует опасность. " - обернулась воровка поглядеть на своего питомца, что истошно пищал.
Девушка положила ему в плащ кусок рыбы, прижала рукой к плащу.
- Спокойно, - скомандовала, но он не слушал.
Выпрямившись, Мара тряхнула головой.
- Еще бы, я от тебя пока не на шаг, - скользнула следом за Диего из каюты.
Матросы судна и никаких пиратов - предстала перед девушкой картинка, а вот море испугало. Корабль раскачивали волны, высоко в небе сверкали молнии, сильный ветер трепал белые волосы, швыряя в разные стороны и мерзкий дождик моросил.
Сказать, что Мара не испугалась? Ничего не сказать. Эти матросы только пугали, а вокруг и подавно. Мара обратилась к Диего:
- Что они хотят?

0

41

Как ни странно, но девчонка сумела увернуться. Хоть брави и не метал прицельно: не нужен ему труп в каюте. Руби его, выкидывай за борт, потом убирай кровь... Мало удовольствия.
-Реакция есть, это хорошо. А значит, умения можно нарабатывать. Например, умение работы с длинным клинком помогает развить физические возможности тела,- вот были такие умные словечки в голове Алатристе, застряли после сна на публичных диспутах, --Что же касается ваших обвинений, доня Мара, то не надо клеветать на честных тружениц, как театров, так и борделей. Они достойны всяческого уважения за свой труд. А вы достойны уважения за убийство лазутчика.
Брави решительно отставил от себя кружку: пора было уже идти на палубу мокнуть в шторм. На нападение пиратов можно было не рассчитывать: в такую погоду они укрывались в гаванях и бухтах. Все равно нападение во время шторма было опаснее для нападавших: ни мостик как следует не перебросить, ни просто борт о борт стать. Ведь как поется в старой песенке:
В борт ударили бортом,
Перебили всех потом,
И отправили притом,
На дно морское.
Кто же на Рибар пойдет со мною?

-Про погибшего лазутчика, можете принять мою благодарность, синорина, а вот узнать кто он и откуда взялся, не так просто. Что он хотел- тоже. Могу только сказать, что пираты шли не по наши с вами души, да и неф им не нужен: он очень тяжел и неповоротлив. Его узнать нетрудно, нефы видны далеко в море, у них очень высокие надстройки и мачты, не перепутаешь. Странно, синорина, что проведя детство в Каэндоре, вы можете не узнать груженого торговца. Про груз же, я могу расспросить карго Степенса, но мне кажется, меньше знаешь- крепче спишь. Скорее всего, это обычный пиратский налет. Вот что-то наша эскадра распустилась, раньше так близко от города бандиты не появлялись.
Стук в дверь прервал разговор. Как и предполагал брави, матросы решили отпраздновать победу и решили позвать его принять участие в обряде. Вот теперь был вопрос: пригласить девушку в круг обряда или оставить ее в простой жизни? Нет, высокопарные слова надо было произнести, но вот поймет ли она о чем собственно идет речь?
Крыса что-то недовольно пищала, да и хозяйка тоже была недовольна этим вторжением. Вспышка молнии осветила стоявших под дождем моряков. Они ждали его выбора.
-Синорина Морэль, вы в полной безопасности,  оставайтесь в каюте, вам ничего не грозит. Это благодарственный обряд за победу в бою.
Кто-то из матросов взмахнул факелом и резкое смоляное пламя кинуло в каюту дымную копоть. Алатристе прикрыл глаза и сделал шаг вперед. Он должен был быть там, это его долг.
Факел перебрался в левую руку, а в правой же появился клинок. Железо и пламя начали вести свой танец. Танец света и смерти. Вокруг Диего столпились матросы, для одних их них это был первый бой, другие же прошли не одну схватку. Но все они были едины. Этот обряд олицетворял воинский дух, возносил благодарность Богам и сливал людей в одно незримое, но единое братство. Те, кто участвовали в нем получали друзей и собратьев, от которых уже не избавиться до конца жизни.
Дождь и ветер пытались потушить пламя факела, но не в руках опытного воина, уж он то прекрасно знал все капризы природы. Шторм, море, клинок и огонь- все это смешно для того, кто вышел на палубу судна.  
Ветер воет, море злится
Мы морпехи не сдаем!
Мы спина к спине у мачты
Против тысячи вдвоем!

+1

42

Мара оглядела толпу, которую озарила очередная  вспышка молнии.
- Это вот ваш первый выбор на том пути, который может привести вас к свободе.
Отстав от спутника, Морэль осталась в одиночестве. Ей пришлось пронаблюдать некое действие, о котором знали матросы Лани, Диего и не знала она. До сих пор она не могла понять, что происходит, озираясь по сторонам. Качка в разные стороны, кое-как на ногах стояли, а  тут это непонятное поклонение стихии?
Воровка проводила спину Алатристе, который шагнул к морякам; те расступались, пропуская его. Еще вспышка и ветер усилился. Огни горели, несмотря на погоду. Кольцо сомкнулось, Мара повернулась спиной и направилась к каюте.

Дверь стучала об косяк, не желала закрываться, Анри там был совсем один, напуган и зол на нее. Зверек, который доверился ей – истошно пищал, зовя на помощь. Морэль с силой закрыла дверь каюты, развернулась и пошла к кругу.
За высокими моряками, маленькая ростом девчонка не могла разглядеть того, что происходила и подобно любопытному ребенку, она решилась протиснуться сквозь стену.
Распихивая людей, ей удалось, и она добралась до долгожданного просвета, а затем, вошла в круг.
Корабль раскачивало, но матросы словно вросли в палубу и оставались на своих местах.

0

43

Пламя и железо. Именно  с них началось победное шествие человека по миру, именно с их помощью был отброшен ужас перед ночью и таящимися в ней чудовищами. А сейчас они вновь прибегали к их защите, на этот раз против зла в душах людей.
Никто не знал, какому Богу посвящен этот обряд. Одни поминали Бога воинов- Баатура, другие - Единого, рыцари Ионахорна- своего покровителя... Алатристе считал, что здесь звучало имя первого Бога людей, которому нет дела до людских споров между собой, но который радуется каждому достойному поступку человека. Вот только понять, какой поступок признать достойным- это было сложно.
Но у этого обряда была еще и обратная сторона- именно в нем складывалось воинское братство, И тот, кто однажды побывал в молитвенном круге- мог рассчитывать на поддержку всех воинов мира. Конечно, в этом правиле были исключения да и не каждого бы туда пригласили, но надежда оставалась.
Никогда раньше Диего не возглавлял этот обряд: были и более высокие по должности люди чем он. Но вот сейчас- после гибели капитана- старшим воином мог стать либо брави, либо боцман, а тот не прожил еще свою тридцатую весну. Да и остальные собравшиеся в круге были немногим его моложе. Во вспышках молний этот обряд выглядел еще страшнее и ближе к небесам.
В глазах мужчин отблески огня превращались в ярость и жажду крови, они обнажили свое оружие и пытались отбывать ритм движений брави, но тот все ускорялся и ускорялся.
Все! Последний удар клинка рассек пламя так, что факел погас. Диего, утомленный более чем после долгого боя, упал на колени. Сразу же к нему ринулись матросы, одни подхватили его на руки, кто-то пытался напоить вином- ведь вода продолжала лить с неба, от которой его пытались прикрыть третьи. Где-то в толпе мелькала и девушка. Алатристе прикрыл глаза и отдался на волю воинов.

0

44

Молнии озаряли небо, раскат грома глушил голоса людей на корабле; Мара не понимала, что она делает здесь, почему осталась? Ливень заливал палубу, вода старалась проникнуть в каждую щель корабля, ускользая в итоге с него. Стихиии не удавалось погасить тот свет, что освещал маленький островок, которым являлся корабль. Дым, гарь и свет. В глазах отражался блеск оружия, слепя их, и каждая молния пронзала насквозь. Она кружилась вокруг своей оси и видела безликих с пустыми глазницами, в какой-то момент нападал страх и паника, в другой - отпускало. Девушка достала кинжал, чтобы быть готовой отогнать любого кто попытается причинить ей вред. Голоса гудели, вознося молитвы, разум пытался поставить ее на место, чтобы Мара осознала, где она и что происходит. В очередную вспышку, девушка увидела глаза - свои собственные, которые смотрели в нутро, разглядывая то, что она из себя представляет; озарив лик обычного человека. Она смотрела на собственное  отражение, что уставилось на нее с клинка. Где-то за спиной ударило и оглушило, дождь намочил волосы, повесив их клоками, они прилипли к одежде. Вода скатывалась с головы, растекаясь по всему телу, залезая за шиворот. Морэль потерялась и все вокруг точно ушло в никуда. Мара увидела Диего, в свете вспышек молнии он был поход на предвестника Богов. Девушка сжала мокрые волосы руками и зажмурилась, кто-то толкнул ее, затем захватил, и она ощутила боль в плече. Отринув от матроса, воровка стала отступать назад, теряя следы образа. Затем вспышка, потух факел, и кучка команды бросилась туда.
Девушка собрала воедино все, осознавая, что где-то там был ее напарник и внезапно на нее накатил страх остаться одной. Она расталкивала людей, чтобы приблизиться к тому месту, где погас факел, но ее не пустили и тогда, ноги подкосились, кто-то подхватил, подкинул и, взвалив на плечо.  Она уходила в тень.

Обхваченный фонарем силуэт проник в помещение, Мара приоткрыв глаз, обрисовала его и, превозмогая усталость села; замерла.
Ближе и ближе,  - она чувствовала, как человек подходи к ней.

- Куда?! Крик девушки вонзился в уши спутнику.
Анри обернулся и поймал взгляд молоденькой воровки, чье лицо было в саже, а в следующую секунду, его зрачки расширились,  грудь почувствовало резкую боль.
Он шепнул что-то, но Мара не смогла распознать, ломанувшись к двери, откинув ту, что есть мочи, выпрыгнув в образовавшуюся пустоту.
Бежала так быстро, как только могла, а где-то позади  - слышались голоса, что таяли понемногу.
- Где? Куда делась? Далеко не убежит?
Девушка прыгнула в овраг, изодрав руки сухой ветошью, получив неприятное касание крапивы, зажала себе рот и замерла, когда ее окутало водой.
Сквозь попытку держать свои эмоции, свой страх и ужас – воровка старалась таиться, отдавая все свои всхлипы своей же собственной  ладони.

Морэль распахнула глаза, быстро-быстро запорхав ресницами, словно крыльями бабочки, приподнялась на локтях. В окошко сочился солнечный луч, море было спокойно, но главное, что вдалеке, виднелся берег…

0

45

Первый солнечный луч скользнул по краю глаза и, как кинжалом, ударил в самый разум. Сон и усталость сняло, как по мановению руки волшебника, и это было довольно приятное чувство. Даже не хотелось промочить горло глотком вина. Правда, есть хотелось сильно, но это можно было объяснить азартом после боя и заживлением ран.
Алатристе поднялся на ноги и осмотрел обстановку в каюте. Напарница на месте, ее крыса тоже, вещи нетронуты, значит, надо поторопить завтрак и начать разминку.
-Синорина Морель,-негромко, но уверенно произнес брави, заметив подрагивание ресниц девушки,- вы сегодня благородная дама или воин, прошедший обряд? Если дама, то можете нежится в постели и ждать пока принесут завтрак. Могу даже помочь вам с прической.-правда, о том, что в этом деле у него нет опыта, Диего благоразумно промолчал.-Иначе приводите себя в порядок, и готовьтесь к началу занятий. Я за вас обещал взяться и я вами займусь. Вы еще пожалеете о своей просьбе!-лицо Алатристе пересекла легкая улыбка. Он вспомнил своего сержанта-наставника, который повторял эту фразу перед каждой тренировкой. Правда, там поминались еще самые странные образцы фауны вроде беременных ежей, безногих слонопотамов и летучих похухолей, но при даме их лучше было не поминать.
-Да, и после обряда, ничего в теле не болит? А то воительницы рассказывали, что у них общая слабость была, но это ничего страшного- пройдет быстро.  
Диего провел несколько быстрых ударов рукой в воздух, и решил привести себя в порядок и одежду тоже. А где можно раздобыть сажу для сапог на корабле? Правильно, у кока из печки. Заодно и про еду разузнать.
-Я на палубе, синорина, так что если пожелаете, жду вас там. А вы, дон Анри,-брави наклонился к крысе,-уберите свой нос из моего мешка.-Вот настроение сегодня было просто великолепным.
Солнце ясно освещало берег материка, мимо него нефу идти еще полдня, так что можно будет наслаждаться прекрасными видами гор и пустыни. Хотя для Диего не было ничего прекрасней моря. Земля же всегда приносила лишь кровь и смерть. Иногда вот такую ужасную, как та, что досталась одному убийце.

Люди в молчании потянулись прочь от страшного дуба, предоставив Эзру его судьбе.  Старик умолк и лишь с ужасающей пристальностью вглядывался в багровый диск заходящего солнца, словно дожидаясь откровения.
Пробираясь по торфяникам, окруженный толпой крестьян, Диего  лишь единственный раз оглянулся на привязанного к дереву человека. В неверном свете ему привиделось, будто на изломанном прогнившем стволе вырос чудовищный гриб с глазами мертвеца. Солнце село, и темнота сгустилась с удивительной быстротой. И вдруг откуда-то из глубин ночи донесся замогильный хохот. Люди невольно замедлили шаг, оглядываясь на то место, которое только что покинули.
Однако напрасно всматривались они во тьму. Непроглядная тень легла на бескрайние пустоши — ночь надежно укрывала свои тайны. Зловещую тишину нарушал лишь слабый шелест высокой травы на ночном ветру.
Внезапно из-за далекого горизонта появился диск луны. И на его фоне на какое-то мгновение промелькнул черный, четко очерченный силуэт мчавшегося сломя голову мужчины. Скрюченный, кособокий, он, тем не менее, пронесся едва касаясь земли. А за ним, неумолимо настигая беглеца, проплыла эфемерная тень — безымянный ужас, вызванный из небытия деянием рук человеческих.
По пустошам прокатился отголосок леденящего душу призрачного смеха, в котором явственно прозвучало удовлетворение. И пала тишина…

Брави встряхнул головой, отбрасывая прочь эти воспоминания. Сейчас пришло время обретать новые.

0

46

Мара обратила свое внимание на брави, села на кровати. Вид был такой, словно она провела ночь в стоге сена, да еще и не одна.
- Сегодня? Буду держаться заданного курса, - ответила.
Откуда эта фраза попала к ней в коллекцию, Морэль понять не смогла, но она явно была в точку.
Намек с прической был услышан, но поглядев на руки спутника, Мара решила отказаться от его услуг, предпочтя все самой прилизать.
Воровка шлепнулась назад в кровать.
- До завтрака я благородная дама, после него еще немного и потом уже все остальное.
Про то, что у нее что-то болит, Мара говорить не стала. Зато ныли раны полученные на корабле от пиратов. Для себя она решила, что пробудет в каюте до завтрака, затем можно и прогуляться.
Анри был спокоен, словно этой ночи не было, с усердием рыл маленькими лапами чужой мешок, в поисках чего-нибудь вкусного.
"Конечно, у чужих всегда вкуснее".
- Хорошо-хорошо, - отозвалась Морэль на приглашение присоединиться.
Спутник вышел, она осталась с крысой в каюте.
- Да, перестань ты уже! -прикрикнула воровка на своего серого напарника. - Анри! Сюда иди.
Зверек высунул морду из мешка, понюхал воздух. Увидел маленькими глазками свою хозяйку, затем, быстро-быстро побежал в ее сторону. Забрался на кровать, пробежал вдоль тела, запрыгнул на живот и опять уставился.
- Вот так и сиди, - предупредила Мара, закрыла глаза.

Нет, вставать было необходимо и необходимо было приводить себя в порядок. Морэль с неохотой покинула кровать. Волосы растрепал ветер, они намокли, отлежались всю ночь и высохли, а теперь походили на охапку веток. Воровка принялась расчесывать их пальцами, дав себе задание, приобрести в Вечном какой-нибудь гребень. С одной стороны можно было избавиться от проблем, попросту состричь, с другой - жалко и она не видела благородных леди с короткими волосами, а здесь светила возможная удача.
В дверь каюты постучались.
- Входите, - постаралась выдержать нотки недовольства Мара в голосе.
- Завтрак, - пояснил матрос, оставляя на столе поднос.
Морэль остановилась, обернулась, чтобы взглянуть.
- Можешь идти.
Матрос пристально посмотрел ей в спину, так, что воровка почувствовала этот взгляд.
Оставшись опять в одиночестве, она села за стол, принялась за завтрак.

- Анри, сиди тихо! - Мара сцапала крысу, спрятав ту под мешком, дала ему еду и положила плащ рядом. Подумав немного, воровка решила оставить арбалет. Перед выходом до конца привела себя в норму.

Погода сегодня была замечательная, хотя, Морэль стало надоедать долгое путешествие. Для первого раза, это было целое испытание. Посреди моря, на корабле полного незнакомых людей, еще недавно привыкшая прятать себя в тень,  Мара, старалась вести себя более расковано. Тел на палубе не было, а сама она сверкала чистотой. Девушка прошлась не спеша до того самого колокола, посмотрела весь свой путь до него, понимая, что ей повезло. Да, а в тех веревках она сидела с арбалетом.
"Скорей бы этот Вечный город".

0

47

Скользнув по трапу на нижнюю палубу Алатристе безошибочно проложил курс к кухне, благо дым и стойкий запах указывали точное направление. К удивлению брави, кок, хозяйничавший на ней, был худ и низкоросл. Правда, ножиком он орудовал вполне профессионально, а искусству разделывания рыбы у него стоило поучиться. Но характер у повара оказался не жадный, так что сажи он не пожалел. Да и порцию еды наложил полуторную, хоть и без разносолов. Но воин был привычен к самой простой пище.
Еще более умиротворенный Диего поднялся на палубу, где легко нашел свою напарницу. Та, изображая скучающую аристократку, развязно прогуливалась по палубе. Вот она застыла возле сигнального колокола и задумалась.
-Изучаете место боевой славы, доня Мара?-Диего не стал подкрадываться: не стоит действовать на измученные нервы девушки, а подошел практически маршируя. Еще бы на караул взял!-Это правильно, может и мысли какие появились, как вам лучше было действовать? Хороший командир обычно так после боя поступает, а очень хороший до. Хотя очень хорошие мне ни разу не попадались.
Брави внимательно осмотрел девушку и понял, что занятие на сегодня отменяется, но даже это не могло испортить ему настроение. Взгляд его пробежался по берегу и заметил небольшую группку точек.
-Обратите внимание, синорина, любопытное зрелище- какое-то кочевое племя перегоняет скот. Если бы наш корабль оказался на берегу, то они с огромным удовольствием бы разграбили его, а всех выживших забрали в рабство. А в море мы в полной безопасности. Кроме штормов, пиратов, рифов и морских чудовищ нам ничего не угрожает,-и Диего снова улыбнулся.
-Синорина Морэль, может у вас вопросы есть, что я смогу пролить свет? Про пиратов или рабство или Вечный, например. Ну или про стряпню нашего кока, я даже испугался его, когда на камбуз заходил. Профессионал!

0

48

- Погулять вышла, - ответила и пошла по направлению к борту.
Бескрайнее море уже было не таким и бескрайним. Вдалеке виднелась земля, которая выглядела вроде близко, в самом же деле - до нее плыть и плыть. Впрочем, можно было рассмотреть наличие жизни на берегу, которое тут же прокомментировал спутник.
- Не удивительно. Весь мир стоит на воровстве, убийствах и интригах. Рождаешься и за тебя все уже решили: кем ты будешь, с кем ты будешь и прочее тому.
На самом деле, болтовня ее утомляла, ей хотелось уже ступить ногами на землю, потому что море ей не нравилось, не нравились матросы, не нравились пираты и самое главное - не нравилось, что на нее все пялятся. Не от того, что здесь вмешана безграничная красота, а просто - прошел и посмотрел человек. Для воровки, которая привыкла передвигаться по тени, это было испытание.
- Зачем мне знать о рабстве и пиратах? Словно меня это ожидает в ближайшем будущем. С пиратами, надеюсь, что больше не встречусь, а в рабство не попаду.
Мара задумалась, в голове начинал зреть план, который она не знала, как реализовать, но от того, что им стоило воспользоваться - отказываться не хотела.
- Этот Пандульфи заключал сделку с уважаемым человеком, стало быть от встречи с знатью нам не избежать. Мой вид несколько не соответствует тому, что мы пытаемся преподнести. Нам нужна небольшая легенда, которая позволит спокойно войти в богатый дом, или же, мы можем в этот самый дом войти без легенды, но придется ждать ночи. Можно выяснить о пути шкатулки у людей на словах, или потрудиться втихую. Второй вариант ничего не будет нам стоить.
"Можно провернуть все тихо, но долго, а можно шумно и быстро. Нужен ли этот шум? Торгаши - люди опасные."
- Заглянем к их купцам. Мне надо немного преобразиться и кое-что приобрести.
Морэль улыбаться не хотелось, то ли в образ вошла, то ли начинала привыкать.
- А что не так с коком? Я думаю, что с ножами он обращается лучше, чем команда Лани, - обернулась Мара, посмотреть, не идет ли кто, - никого бы тут не обидеть. Хочется добраться все же до города.

0

49

Алатристе перевел взгляд на копошащихся как муравьи матросов. Вот несколько из них полезли на мачты, дабы, подняв паруса, поймать небольшой ветерок. Надо было торопиться, чтобы до сумерек очутиться на рейде Вечного. Да и мытари, которые обязательно посетят судно, не любят работать по ночам. В Вечном, как и в любом торговом городе- деньги были самым главным вопросом.
-Не знаю, синорина Морэль, не знаю. Ничего не предопределено, есть лишь то, что мы сами для себя выбираем. Рожденный на дне может стать во главе города, если приложит руки и голову. А судьбы, о которой вы говорите, нет.
Мэнгош завертелся в руке брави, привлекая внимание к себе, надо было проверить, как девушка будет себя вести, оставаясь безоружной рядом с противником.
-Уважаемые люди будут очень рады вашему обществу, доня Мара. Найти нужное убранство в Вечном не проблема, главное, это остаться в рамках приличий и моды. Думаю, специалисты нам подскажут, как правильно одеваться. Начать лучше всегда приличным путем, а потом уж, если не повезет, можно и преступить закон. Хотя нас и просили оставаться в рамках.
Встречный ветер притянул запах гнилых рыбьих потрохов. Это означало, что корабль приближается к городской черте.
Порт Вечного был также заполнен, как и Каэндорский, одна из боевых галер встретила неф и сопроводила его до причала. Небольшой вымпел, колыхавшийся на мачте галеры, указывал, что на нем  находится кто-то из логофетов. А небольшая гичка отвалившая от мола везла на себе мытарей.
-Мне кажется, синорина, что нам надо подготовиться к спуску на сушу. Благородная доня Мара позволит мне заплатить остаток? - эту фразу Диего добавил, усмотрев вертевшегося у трапа суперкарго. Как ни жаль было расставаться с деньгами, но долг это святое понятие.
Двое мытарей поднялись на борт, сопровождаемые несколькими бойцами стражи, этого и стоило ожидать, ведь недоверие было характерной чертой  этого города. Люди оффиция выглядели именно, так, как и ожидалось- трудно отличимые друг от друга, с лицами не имеющими никаких впечатляющих черт, да и повязка на рукаве была единственным светлым пятном на их темных одеждах. Один их них перехватил суперкарго и начал вести с ним странные и непонятные брави разговоры, другой же направился к напарникам.
-С кем имею честь?-уважительно, но без подобострастия спросил он у Алатристе. Тот, слегка поклонился в сторону девушки и ответил:
-Синорина Морэль прибыла в Вечный с целью развеять скуку, я ее сопровождаю и охраняю. На бесстрастном лице мытаря появилось выражение легкоого разочарования.
-Есть ли тот, кто сумеет за вас поручиться?
-Я думаю, у синорины не будет с этим проблем, - и Алатристе поклонился, на этот раз уже собеседнику. Тот, уже полностью потеряв интерес к разговору, махнул рукой и направился к лестнице в трюм: ведь там была его главная работа.
-Нам  пора размять ноги на суше. Самое приятное чувство- это когда ты сходишь с корабля, как вы думаете?

Порт Вечного- таверна

0

50

Красивое звездное небо, но Маре оно было уже омерзительно. Ей хотелось выйти на берег, подальше от воды, которая несла ей лишь проблемы. Она перечисляла в голове все те моменты, где фигурировала вода, и получался целый список.
Матросы заметно оживились, вся эта суета стала еще больше воровке ненавистна. Беседа с Диего стала заходить в какие-то тупики, или же Мара попросту не могла подобрать нужных ответов, потому что мысли путались. Она предпочла смолчать, наблюдая, как корабль все ближе подходит к берегам чужого города. Спокойно бросив взгляд на оружие, воровка опять вернула взгляд к берегу и все так же молчала, но, недолго.
- Мда, мне нужны специалисты. Думаю, что опыт благородства мне не повредит и в будущем пригодится.
Она все еще не отрицала факта подделанных бумаг, которые ей пообещали, но в душе закралось сомнение, что те, кто мог это устроить – может быть обманут ее. Слишком много поводов не верить людям, которые мило улыбаются и слишком много поводов не верить людям, пока те себя не покажут.
Берегом запахло, и спутник подтвердил, прокомментировав это. Мара кивнула, молча развернулась и направилась в каюту - собирать немногочисленные вещи, что с собой взяла.
Сборы прошли быстро, а Анри был спрятан в капюшоне; поглубже.

Вот и долгожданный причал, но шагнуть на землю так просто не удалось. Она предпочла погрузить все разговоры на плечи спутника, храня молчание и только посматривая недовольно на надоедливых людей.
Сама мысль, что она оказалась в чужом городе, где ничего не знает вызывала у воровки недовольство. Ни ходов, ни здешних низов, а они были – в этом Мара была уверена, ни стражи, ни просто людей - не знала.
Заслышав про сеньориту и проблемы, Мара сделала еще больше надменным свой вид, но выронила любезную улыбку адресованную любознательным.
- Думаю, что хочу поскорей покинуть палубу, - шепнула Мара сквозь зубы Диего, не убирая с лица улыбки.
Они спустились и направились прочь с корабля. Воровка, естественно, вещей не несла, вновь используя своего спутника для этих целей.
Крыса занервничала, забилась глубоко в капюшон.
Так как Мара здешних мест не знала, то вел их напарник и совсем скоро, оба добрались до таверны. Самая большая радость для Мары оказалась та, что они не наткнулись на очередные приключения, а путь прошел тихо и спокойно.

Порт Вечного / Таверна "Морской пес"

0

51

Магистрат

Берег отдалялся медленно, словно давая ей шанс передумать и вернуться в Каэндор.
Красивый, мерцающий леденцовым светом в распахнутых окнах таверн, темнеющий пестрым громадьем кораблей, кишащий портовым людом.
Отсюда, с борта отплывающей  “Лауры”, он представал глазам путешественника отчаянно рвущимся ввысь, эдакой тесниной для покатых крыш, толстых карнизов и зубчатых парапетов, стремящихся перещеголять друг друга если не высотой, то черепицей, если не толстой баней, то ансамблем коптящих труб. А когда какому-то дому не удавалось поучаствовать в гонке, то он когтил небесное полотно острыми краями коньков и флюгеров, а иные - поближе к гавани - и вовсе бесстыдно скалились выщербинами проваленных стрех.
На пристани, у причала, откуда несколько капель тому, переваливаясь, отчалила “Лаура”, темная фигура в плаще отчаянно весело махала конечностью вслед уходящему кораблю.
Шебека покидала знакомый берег, и за спиной у чародейки, обосновавшейся у борта между просоленными бухтами канатов, кипела новая и незнакомая жизнь, пересыпаемая такими занимательными ругательствами, что она временно даже перестала думать обо всем на свете, примеряя в уме одно слово к другому и пытаясь представить, что же за гибриды и неведомые создания имелись в виду в том или ином случае  - если человек недостаточно сноровисто лез на мачту или, например, неудачно что-то тащил.
Мужчины, хоть и косились на женщину, сдерживаться в выражениях перестали, как только прозвучала команда отдать швартовы. А, быть может, это они как раз и сдерживались - Франческе было не разобрать.
Дождавшись, когда с берега ее уже не будет видно, чародейка сняла головной убор, освободив волосы, которые моментально выдавали ее городским богачам, и с облегчением вздохнула. Для удовлетворения (а Франческа пребывала в уверенности, что дела и дальше будут обстоять не так плохо, как могло бы), не хватало только мази для лица, терзаемого ветром. Однако, тут обнаружилась заминка.
- Что значит нет?
Лоренцо, отправленный ею за необходимым имуществом, вернулся с раскрытым полотняным мешком, улыбаясь весело, беззаботно и глуповато. В мешке, где должны были удобно располагаться всяческие франческины баночки, притирания, гребни и украшения, вызывающе поблескивали округлыми боками три крупных белых бутля с жидкостью насыщенного лимонного цвета. Больше там не было ничего.
Немного подумав, чародейка не больно, но обидно ударила подмастерье по щеке перчаткой.
- Ваша милость, синора Франч...
Договорить он не успел, последовал удар с другой стороны.
- Синора Ческа. Или Хина, если первое не запомнишь. С этого момента - никаких имен до возвращения.
- Как скажете. Я передам Иво, что вы были недовольны тем, что он для вас собрал.
Чародейка задумчиво вытащила один из штофов за горлышко и, потянув за пробку, понюхала. Вокруг нее разлился аромат лимона и паров, которые могла источать только очень крепкая и хорошая выпивка.
- У тебя кровь, Лоренцо.
- Что?
- Кровь. Под жилетом. Откуда это?
Большое красное пятно под грубо скроенной кожаной одежей выглядело недавним, только начало подсыхать.
- Подобрал упавшего, пока шел к вам.
- Шею он тебе оцарапал в благодарность?
Положив емкость на сгиб локтя, Франческа отправилась на поиски своего проводника через Бледное море, Роже Бейкена, борясь с танцующим под ногами полом и подворачивающимися под ноги преградами бочек, канатов и прочих снастей.
- У меня для вас две новости, - сказала, когда нашла. - Первая: у меня есть много весьма неплохой выпивки. Брат говорил, что в море не пьют. Но у нашей семьи есть традиция отмечать глотком любое начало хорошего дела. Вторую, надеюсь, вы мне растолкуете. Искомый нами неф вышел в море, не пополнив запасов воды и еды.

0

52

Порт Каэндора
Корабль уходил в море. Когда то кто то сказал, что все люди делятся на три части- живые и мертвые. И есть те, кто уже ни те, и еще не другие. Это те, кто на борту. Эти люди и мыслят несколько иначе, и ведут себя немного по иному. Старый Роже Бейкен видел их всех.
Был младший отпрыск совсем малого дома, который от своих книжек не видел дальше своего большого пальца. И он же во время абордажного боя схватил топор и сказал: Только вертите меня куда надо, а то я не вижу ничего. Геккаль его звали, и шел он впереди нас, как боевой пес. И был великий воин, победитель десятков турниров, который тогда же спрятался в трюм и не вылезал до самого порта.  Этого называли Лейтером. И кто из них выше в нашем самом поганом мире? но для этого ответа есть те, кто выше нас.
Одна из тех, кто может дать ответ на этот вопрос сейчас в сопровождении небольшой свиты поднялась на борт. Роже поклонился ей так глубоко, насколько ему позволил его правильный живот.
- Синорина Ческа, разрешите мне поговорить с Вами? фраза была очень двусмысленной, особенно, если учесть то место- а именно склад канатов- где госпожа нашла своего верного проводника. Обережный всеми силами пытался сделать так, чтобы старик забыл о разговоре и о его попытках обмануть нанимателя.
- У меня для вас две новости, Синорина, как и все члены ее семьи, далеко не тратила слова и дела.- Первая: у меня есть много весьма неплохой выпивки. Брат говорил, что в море не пьют. Но у нашей семьи есть традиция отмечать глотком любое начало хорошего дела. Вторую, надеюсь, вы мне растолкуете. Искомый нами неф вышел в море, не пополнив запасов воды и еды.
Роже, уже пригревший себе место на одной из канатных бухт, распрощался со сном в каплю.
- Госпожа, это значит, что груз, который Вам интересен, направляется в одно из двух мест. Либо в Вечный- а при попутном ветре это чуть больше дня пути, либо Мальборк, куда два дня пути, но немного против ветра.  Про перекупщиков из малых гаваней мы ведь не говорим? Если курс на Вечный, то надо поднимать гребцов: мы можем их догнать и, клянусь сладкой жизнью, мы можем их  перехватить далеко за патрульными галерами. Когда они идут на Мальборк- это сложнее, но игра в нашу пользу, госпожа. Остальное, мы решим после.
Роже оглядел спутников синорины и, глубоко в бороде, засмеялся. Госпожа была вдвое большим мужчиной, чем любой из ее спутников. Может быть, так принято у благородных?
-Госпожа, мне поднимать гребцов?- и старый боцман, оттолкнув плечом кого то из спутников синорины, вложил пальцы в рот, готовясь громко свистеть.

0

53

- Поднимать. Это Вечный.
Чародейка без сожаления рассталась со штофом, перекочевавшим в руки Боне. Уверенность и расторопность Бейкена, громкий свист, оживление на корабле - все это было настолько иным для привыкшей к лаборатории женщины, что и она сама казалась себе кем-то новым, и даже вполне приемлемым.
"Итак, что будет дальше?" - думала она, пока боцман заботился о скорости и бодрости хода шебеки. - "На случай боя ход действий известен каперу. На случай, если удастся попасть на неф незаметно, ход событий продуман мной. Если догоним их, это меня вполне устроит".
Надежда на успех была настолько заманчивой, что даже Франческе было не устоять перед нею.
Ей осталось лишь позаботиться о том, чтобы под руками оказались необходимые эликсиры и порошки. Спустившись с палубы в каюту, чародейка обнаружила, что не может оставаться там долго: это место навевало на нее недомогание, и хотелось верить, что это не от голода, но из-за волн, которые стали более высокими, как только судно вышло из гавани в открытые воды.
Чародейке пришлось снова выйти наверх. День здесь стремительно угасал, а ей еще хотелось затеять разговор с Бейкеном. Все же, корабли и морское дело ее всегда интересовали слишком мало, чтобы сейчас упускать свой шанс.

0

54

Старик свистнул, словно мальчишка, подающий сигнал таким же сорванцам во время набега на чужой фруктовый сад. Похоже, что в детстве каперы проходили эту школу своей будущей "профессии", потому что насторожились все. К толстяку быстрым шагом подошел Обережный, не забыв при этом поклониться нанимательнице. Стоило всеми возможными способами улещивать ту, в чьем кошеле твои деньги, особенно, если ты уже попытался ее облапошить.
-Синора,- но сразу после этого вся вежливость капитана удалилась в неизвестном направлении,- ты, Акулье брюхо, решил бурю призвать, что рассвистелся на все море? Да за такое, я тебя за борт спущу и кишки вокруг мачт...
- Поднимай гребцов. Добыча идет на Вечный и у него пустые погреба. - боцман не любил тратить впустую слова в море, а все нерастраченное красноречие, подобно иным морякам, щедро спускал в тавернах земли.
Обережный тоже не стал много говорить, по крайней мере, он не стал много говорить того, что можно написать. Следуя его приказам к поставленным парусам прибавились весла, и шебека, поднимая пену, ринулась в преследование.
С нижней палубы доносились монотонная мелодия флейты и, изредка, звучали команды парона, на верхней же палубе только хлопали паруса при резких порывах ветра. Свободные же от вахты моряки, получив свои порции  пищи, отошли на отдых. Можно было и рассказать нанимательнице о происходящем, не озираясь на лишние уши. Боцман заново устроился на канатных бухтах. благо и видно от них было во все стороны: не пройти никому любопытному.
За быструю находку нужного нефа, можно было только молиться, но можно сделать кое- какие выводы. Во- первых, корабль пойдет самым коротким, хоть и не прямым путем: ветра и течения окажут свое влияние. Во- вторых, шебека идя не только под парусами, но и на веслах может срезать путь и тем самым сократить отставание. И, в третьих, на любом пути из Каэндора в Вечным судам не миновать мыса Нэверо, самого главного и надежного ориентира. Именно возле него Обережный и решил дожидаться цели, туда и летел их корабль.
-К рассвету или даже чуть раньше мы окажемся у него,- завершил свой рассказ госпоже Бейкен.- Во имя сладчайшей жизни, они не уйдут от нас.

+1

55

- Вы должны знать, что оговоренную плату вы и люди получите в любом случае: будет захвачен корабль или, скажем, утонет. - задумчиво проговорила Франческа между понимающими кивками, когда речь его закончилась.
Даже стоя над сидящим Бэйкеном, она не слишком-то и возвышалась, - таким массивным телосложением отличался этот человек.
Ее средний брат не преминул бы пошутить, что если капер будет лежать на боку, то ничего особо не изменится. Франческа же то и дело возвращалась к размышлениям о том, какая кровь этого мира должна была смешаться в нем, дабы дать такую массивную кость, объемные мышцы, покрытые при этом достаточным слоем жировой ткани.
Благодаря Лаборатории народа, ей было известно, что подобные люди, как правило, обладают выносливостью, но набирают форму не быстро, а благодаря длительной тяжелой работе.
Подопытные также немного слабее реагировали на эликсиры и вытяжки, это свойство живых организмов тоже было предметом изучения и прямо-таки болезненного интереса для некоторых из Народа.
Уйдя в размышления об эликсирах и обкатывая в голове идею мыса Нэверо, Франческа неожиданно пришла к выводу, что она, как и всякий начинающий, была глупа и, возможно, зря тащила на корабль свои запасы.
Над их головами под действием ветра сухо потрескивали снасти, сдерживающие светлые, битые солнцем паруса, а под сапогами Роже, конечно же, находилось дерево.
- Я заплачу так же и если его захватят, и если он утонет или сгорит, - уточнила она, потеребив подбородок и присев наконец на канатную бухту рядом. - И добавлю сверху за живого торговца.
Они были одни.
- Что будет на Нэверо? Что бы вы выбрали? Честный бой или честную хитрость? И еще попрошу - порадуйте молодую красивую девочку Ческу историей на ночь о том, кто таков Роже Бэйкен. Где родился? Как стал ходить в море? Что любит? А что нет?
На последних словах Франческа сильно развеселилась от того, что ее  еще могут называть молодой девочкой, что, мягко говоря, действительности не соответствовало. А еще понимая, что расспросы ее не закончатся скоро. Однако, не признаваться же своему проводнику в море в том, что чем ниже в трюм, тем больше ее укачивает.

Отредактировано Франческа Бордекки (2016-03-02 23:35:49)

0

56

Роже, продолжая сидеть, одним движением ноги подкинул любимую дубинку в небо, перехватил ее и почесал спину. Потом, прокрутил восьмерку правой кистью, не отвлекаясь от жевания куска солонины,  перекинул дубинку в левую руку, повторил восьмерку... Потом все же рыкнул на зрителей, появившихся к месту развлечения, столь редкому на палубе корабля:
- Я сейчас встану, и, во имя сладкой жизни, тот сам себе враг, кто будет здесь!
И, простые любопытствующие и праздношатающиеся моряки, решили, что надо срочно помочь матросам, или очистить гальюн или... Да мало ли работы всегда найдется в том месте, где собрались добрых полторы сотни человек?
-Ну вот как то так, - и Бейкен, внимательно глядя на верного спутника Франчески, начал ковыряться в зубах. -Ты тоже не забывай, что пока ты нужен хозяйке, то ты жив. Иначе... Знаешь, в море не спрашивают- это мясо блеяло, мяукало или задавало глупые вопросы. Здесь твою госпожу никто не обидит, так что исчезни.
И выждав, пока побелевший слуга отойдет подальше, боцман поднялся и, как бы не было трудно, отвесил поклон.
- Синорина Ческа, я, как и все на этом корабле, к вашим услугам. Что же касаемо плана действий, то скажу так. О плате мне, мы с Вами уже уговорились, деньги на корабль, я помогу Вам заплатить, так что не стоит, во имя сладкой жизни, так показывать свой кошель в добавок к своей красоте. Люди везде бывают разные.
Роже, всеми силами изображая шарик, для тех немногих, которые будут продолжать следить, ну и для людей капитана Обережного, то есть всеми силами неуклюже переваливаясь из стороны в сторону, вернулся сидеть на бухты канатов.
- Мирно получить этот груз мы не можем: такие дела готовятся месяцами, если не годами. Я не ошибусь, если скажу, что такие вопросы, Вашей Семьей,  решались бы через Вашего брата.  Но это Вам не стоит знать, как это делалось раньше или будет делаться дальше. Такие как я или Обережный забудут все, как только Вы ступите на берег. Это жизнь, моя госпожа.   
Бейкен все же прополоскал рот вином из бурдюка, но сплюнул жидкость на палубу. Уж если боцман не блюдет Закон, то кто его будет блюсти?
-Мы встретим цель у мыса Нэваро и мы возьмем его. Если не будет патрульных галер или пирата, то не будет никаких проблем. Иначе придется драться. Эти ребята, которые служат Вам, не выстоят против земенцев,  но всем остальным они равны или намного лучше. Так что кости падают за Вас.
Много говорить на корабле было непривычно, а выпить для разговора было нельзя. А солонина, кусок которой Роже изо всех сил глотал, только пробуждала жажду.
-Госпожа, может вы и старше меня, но, прошу, не лишайте меня хотя бы этого удовольствия. Ибо, во имя сладчайшей жизни, я и так довольно плох в общении, а уж если все не так будет, то я стану просто отвратен.  Вот то, что Вам будет полезно обо мне узнать. Что еще сказать, то молодость моя была в Мальборге, род мой из Вечного, моя теща, чтобы все ее зубы вечно болели, как и моя покойная жена, полноправная гражданка Каэндора. Я был почти во всех местах Междуморья, и могу найти в любом из них нужных людей, как и тех людей, о знакомстве с которыми не признаются. А море... оно в крови у каждого из нас. Даже в Вашей крови, синорина Ческа.

0

57

- Что ж...
Франческа сделала паузу, чуть склонила голову, обдумывая сказанное. Ночь разгоралась над их головами звездами, прямо над макушкой чародейки наливалось светом созвездие Сеть. Порывы ветра ерошили волосы, делая женщину еще более похожей на одуванчик, а Роже дергая за бороду, стоит признать, уже и так существенно встопорщенную.
Он становился сильнее, ветер. Паруса, и так полные, выгибались, как брюхо трактирщика, снасти скрипели, однако, сильнее всего был шум бьющих о борт волн.
Франческе казалось, что ее тошнит только от этого шума, хотя, конечно, виной всему была боковая качка, донимавшая ее и Боне. Среди них троих один только Ренцо был бодр. Ветер доносил обрывки его счастливого голоса до беседующих даже сейчас.
- Я узнала, что хотела, синьор Роже. Будь по вашему. Пусть кости судьбы падают удачной стороной для всех нас, даже для юных дев. Попросите при случае нашего капитана пристроить к делу моего помощника. Того, что помоложе и болтлив. И пусть не делает ему скидок.
Раздражение боцмана крутящимся рядом с ней Лоренцо, Франческа разделяла и сама. Боне, верного и молчаливого головореза, она оставила в той пропахшей солью, смолой и чем-то звериным каморке на носу "Лауры", что выделили ей в качестве спальни. А этот же - все время оставался в зоне видимости, лучащийся удовольствием, как свежеотчеканенный новем.
Отстав от Бейкена и удовлетворившись его пояснениями, Франческа все же поостереглась спускаться с палубы и ненадолго погрузилась в мысли об огне.
Насколько он мог быть опасен для корабля, если речь не идет о тех зажигательных смесях, что делали у Бордекки? Последние представляли собой четыре вещества, смешанные определенным образом и в определенной пропорции, формулу держали в строгой тайне, как, впрочем, и конструкцию мехов с сифоном, устанавливаемую на кораблях.
Однако, для шебеки такой конструкт был бы слишком громоздким. Здесь было намного интереснее воспользоваться чем-либо метательным, например, банкой или штофом, которые, падая на палубу, разбивались бы и горели. Хватило бы для нанесения вреда только каменного масла? Или спирта, который, как на собственном опыте знала чародейка, вполне хорошо горел и трудно поддавался тушению?
Некоторое время помыслив формулами, вскоре Франческа перестала думать совсем.
Конечно, ей полагалось опасаться и строить планы. Что будет, если на нефе достаточно охраны? Или если, как и сказал  Бейкен, встретится пиратский корабль или галера Вечного? Настигнет шторм?
Ни одной из этих мыслей не было, и это оказалось очень комфортно. Она, знавшая ранее только азарт тайных вылазок в город и загадочное молчание подземных пещер, в которые часто они отправлялись с младшим из братьев, теперь поняла, о какой свободе когда-то рассказывал Андреа.
Чуть ближе к полуночи море, казалось, и вовсе встало на их сторону. Ветер стал попутным, и на палубе заговорили, что добычу корабль настигнет намного быстрее ожидаемого.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC