ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Эшер/Алтарь скорби

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://i60.tinypic.com/2evqfl2.png
Взирающие вниз с обрывистого берега черного и мрачного озера, чья недвижная гладь едва поблескивает возле самого Дома, на опрокинутые, отраженные в воде серые камыши и ужасные остовы деревьев Танатоса, холодные и безучастные окна только заставляют содрогнуться от чувства еще более тягостного, чем прежде.
Прежде всего поражает невообразимая древность этих стен. Однако нельзя было сказать, что строение совсем пришло в упадок. Каменная кладка нигде не обрушилась; прекрасная соразмерность всех частей здания странно не соответствует видимой ветхости каждого отдельного камня.
Веками замок изменялся и преобразовывался, дабы более соответствовать высокому статусу своих владетелей. Возводились новые башни и залы, сонм комнат и бастионов, за одним кольцом стен следовало следующее. У озера расположилась хорошо охраняемая пристань, где находятся корабли, принадлежащие Дому Андростратос. В конечном итоге Эшер превратился в малый город, под защитой которого нашли свою обитель тысячи.
Сотни наемных рабочих каждый день приходило сюда, чтобы сыскать работу, и каждый ее получал. Дисциплина всегда поддерживалась идеальной – ни один рабочий или слуга не посмел бы разочаровать служителей Танатоса, в особенности Ставроса Андростратоса, ибо кара за это последовала бы поистине ужасна. С другой стороны, все это скопление людей получало достойную плату и отношение, чего не скажешь о многих иных поместьях.

Алтарь скорби

http://i74.servimg.com/u/f74/18/95/59/32/iae10.png
Тихое и спокойное место, где вспоминают умерших и чтут Великого Танатоса-Бога смерти и хозяина Мира мертвых. Он воплощает неизбежность, милость забвения и надежду на будущее.
Здесь чаще всего слышатся рыдания скорбящих и мольбы о благословении в их иной жизни. Иногда здесь слышны жалобы на неупокоеных мертвецов, но с этим проще обратиться к хозяевам и Хранителям веры Танатоса- семье Андростратосов.

0

2

Начало игры

Нечеткие образа людей, выцветшие краски мира, туман под босыми ногами и белые кисти рук, - «мои».
Ночная птица сорвалась с ветвей, выдернув листву когтистой лапой. Взмах крыльев все ближе и ближе. Она пригнулась, когда нарастание звука стало невыносимым. Сова пролетела мимо, рухнув вниз сразу за спиной.
-«Куда? Где она?»
Нерешительно сделав шаг, шагнула к тому месту, где оборвался полет, под ногами растаял туман, закружившись в воронке.
-«Пусто».

Танис взмахнула ресницами, распахнув глаза, и уперлась взглядом в потолок своей комнаты.
Она лежала на кровати, «разбросав»  волосы по подушке в полумраке помещения, где воцарилась тишина. Где-то за окном  раздавались голоса. Она прислушалась, пытаясь узнать, кому они принадлежат.
-«Работники кухни».
Повариха отчитывала молодую помощницу за перебитую посуду.  
Плотные шторы закрывали окно, которое еще не распорядились закрыть неким щитом. Почему они все еще не закрыли его? Может быть, ее ждет новая комната, более просторная, не похожая на эту? И в правду, покои Танис напоминали брошенную часть резиденции, которая нуждалась в ремонте и ту перекрыли, чтобы обитатели этого места не поломали шеи, провалившись сквозь гнилой пол.
Она поднялась, поправляя брошь и расправляя тунику. Попытка подумать закончилась сном. Всегда, когда мысли блуждали будто тени, когда срывали темные маски, показывая все, что скрыто, глубоко врезаясь в память и оставляя образы – она их видела во сне. Все, о чем думала, превращалось в набор картинок с нечеткими линиями.
Из щели сочился одинокий солнечный луч, ловя в свой свет пыль, которая кружилась в этой комнате.
Танис заставила себя подняться, сделать несколько шагов к окну, чтобы резким рывком задернуть плотную штору. Нет, вокруг не стало кромешно темно, лишь мрачно как в усыпальнице, образ, который к тому же дополнял старинный запах мебели.
Некоторые Андростратосы предпочитали окружать себя старинными вещами, которые доставались им от пра-пра-пра…, - дань уважения, память. Они верили, что все эти вещи, к которым когда-то касалась рука предка, несут память. Может быть им так проще связываться с умершими, а точнее – духами.
Вот это кресло, - в нем восседало столько поколений Андростратосов, сколько Танис не могла представить, конечно, жаль выбрасывать эту вещь. Вдруг, в ней любит и по сей день отдохнуть какой-нибудь пра-пра…-дух?
Стук в дверь…
-Леди Танис, Вас просят спуститься к столу.
Никто не стал дожидаться ответа от нее, шаги пошли прочь. Все знали о немногословности Танис, вдобавок, отказа никто не примет как должное. Надо приводить себя в порядок и спускаться к столу.
Сменить гардероб, уложить волосы и конечно – сапфиры. Танис влезла в новый полупрозрачный наряд бледно-фиолетового цвета, заколов тунику брошью, повесила на бедра медный пояс, а завершили все жемчужные массивные серьги. Совсем скоро наступит вечер, потом ночь, то время, в которое она и еще четверо магов  Андростратос и сам Ставрас - живут.
Танис покинула свои покои, отправившись на первый этаж резиденции. В полумраке звенели звенья пояса, ловили свет свечей, отражаясь отблеском - драгоценности Танис играли со светом, не делая ее образ «безупречно мертвым».
Девушка спустилась по винтажной лестнице, вышла в широкий коридор, миновав который, вновь пришлось спуститься, на этот раз лестница была широкой и прямой.
На первом этаже ее встретил управляющий двором, проводив в столовую.
Большая люстра под потолком распалялась от сотни свечей, на которых владелец резиденции никогда не экономил. В центре широкого продолговатого помещения стоял длинный стол персон на двадцать, от которого отдавало роскошью не меньше чем от самого хозяина.
На высоких стульях  восседало около шести человек: места за столом были распределены между особыми персонами дома, каждый знал свое, вот и Танис присела на свое – сбоку.
Во главе пустовало, присутствующим не ясно было ждать или нет, когда его займут и приниматься за то, что преподнесла кухня?
Маг расслабила лопатки, прикоснувшись спиной к высокой спинке своего стула, опустив руки под стол.
Здесь было частенько принято ожидать, каждый занимал себя, чем мог. Пара перед ней перешептывалась, что-то бурно обсуждая, на их лицах светились улыбки. Танис закрыла глаза, прокручивая очередной сон в голове. Ни один из них не уходил от ее внимания: она предавала значение каждому, изредка ошибаясь.
-«Сова - ночной хищник... Ольгердовичи разводят и их; она летит в мою сторону, но промахивается, падает вниз. Может быть, там была добыча всего лишь? Что-то, что я приняла на себя, а оказалось я тут не при чем? Но ночь? Маги и ночь. Туман – что-то скрытое от моих глаз, попытка увидеть - под ногами пусто, даже нет зацепок - не узнать. Кто был за моей спиной? Зверь или человек? Душа?»
Раздались шаги...

0

3

Шаги становились отчетливее, раскатываясь эхом по коридорам Эшера. Каждый уголок этого дома был наполнен своей историей, бережно сохраненной обитателями. Каждая стена несла память о прошлом, ступени и их скрип, двери и не смазанные петли, покачивающиеся тяжелые шторы, словно шептали свои легенды. Вот и сейчас, нечто нарушило тихий покой резиденции, вот только принадлежали шаги не призраку из прошлого.
- Доброй ночи, - сделав легкий поклон головой, таинственный гость вышел из тени, что скрывала его.
Семеро присутствующих за столом людей обратили все свое внимание на вошедшего в столовую.
- О, господин Бруно, с какими вестями, Вы к нам пожаловали? - с задором в голосе раздался вопрос из уст Актеона.
Человек шагнул ближе, встав возле стола. Некоторое время, он рассматривал застланную поверхность его, пока часть присутствующих вкушала поздний ужин, после продолжил держать слово.
- Кое-кому нужна помощь, ваших очаровательных магов.
Бруно подошел к сидевшей за столом Танис, взял ее руку, поднес к губам, заглянул в глаза девушке.
Маг не поменялась в лице, оставляя каменную неприступность. Бруно отошел, убрав руки за спину.
- Бумаги, которые прольют немного ясности на мой визит в столь поздний час. Прошу простить мое невежество, но мне пора.
Бруно вручил бумаги не Актеону, а Танис, чем вызвал кучу недовольства со стороны мужчины, привыкшего мнить себя важной птицей. Гость скрылся так же быстро, как и появился, растворяясь в темноте коридоров Эшера.
- Бедняга Бруно, никак не поймет, что ты никогда не ответишь ему взаимностью, - залился в хохоте Актеон: - Что там, в бумагах, - крутанул пальцем с перстнем, нетерпеливо подгоняя мага.
Танис медленно сняла печать, откинув ленту прочь, развернула послание и глаза девушки забегали по строкам.

Приношу свои извинения, потому как, отклоняясь от фраз с восхищением, я сразу перейду к делу.
Вот уже несколько лет, мою семью терзает нечто, которое не имеет материи. Я уверен в том, что беда исходит от неупокоившейся души, которую терзает тяжесть, что заставляет не покидать стен дома.
Мы долгое время живем с этим, поначалу мирились, ведь мелкие шутки от нечто были не так серьезны, а порой даже забавны.
В последнее время, все стало куда серьезнее. На прошлой неделе, моя жена упала с лестницы и повредила ногу. С ее слов что-то спустилось с потолка, подобное дымовой завесе, из которой вырвалось ясное очертание лица. Она испугалась. я никогда не видел ее такой испуганной. Три дня назад, мой племянник Энди играл в зале с его любимой собакой Мали, когда лопнули крепления люстры, что висела на потолке. Мальчик в порядке, что не сказать о собаке. Бедное животное было раздавлено тяжелой люстрой. Ребенок испытал шок. Мы вызвали мастеров, но те уверили нас в том, что крепления были в порядке.

Просим Вас помочь нашему горю.

С уважением, Арчи Селби.

Танис свернула послание и подняла глаза на Актеона.  Он продолжал трапезу, небрежно отвлекся.
- Ну, что? Тебе поручили, стало быть, и берись. Пододвиньте ко мне кувшин с тем вином.
Танис поднялась из-за стола.
- Не хочешь попробовать кролика?
- Благодарю, я не голодна, -тихо ответила девушка, взяв письмо со стола, поторопилась уйти из столовой.

0

4

Андростратос вошла в коридор, тот самый, из которого пришел Бруно. Пустое полутемное помещение, где по обеим сторонам на стенах заняли места картины с изображением битвы, чередующейся с портретами предков. Танис замерла, сливаясь с тишиной, краем уха уловив гул шагов, который стихал. Направилась на звук.
В окне мелькнул ее силуэт, на миг захваченный светом свеч. Ступени вниз, по которым маг неторопливо спустилась, попав в небольшой холл. Именно в тот момент, когда хлопнула входная дверь. Танис, словно проплыв по воздуху, преодолела расстояние от окончания лестницы, до той самой двери, обхватив рукой ручку - отварила свою преграду.
- Бруно, - раздался чарующий голос.
Курьер успел отойти от входа и почти дошел до векового дерева, что раскинуло могучие ветви, исполосовав тенями вход в Эшер.
Мужчина обернулся и тут же направился к ней.
Танис заглянула в лицо человеку, который с трудом выдерживал этот взгляд разящий подобно сотни иголок, но подобно преданному псу терпел.
- Отвезите меня в дом Селби.
Бруно окинул взором окна Эшера, сплеча будто спало напряжение, они расслабились.
- Смею заметить, что Вам нужно набросить плащ. Прохладно.
- Вы подождете?
- Леди Танис, я могу ждать вечно.
Маг, ничего не говоря повернулась спиной к человеку. Неторопливой походкой, в сопровождении звона колец пояса и шуршания туники, леди вернулась к дверям, за которыми скрылась.

Бруно прождал ее около двадцати минут, успев рассмотреть все очертания старой резиденции, воображая, как с крыш срываются стаи темных птиц, накрывающие своей чернотой мощеную дорожку. От Эшера веяло смертью, а покой и тишина, сопутствующие этому дому, давили на душевное состояние. Он расстегнул ворот,  начиная чувствовать нехватку воздуха.

Танис появилась на пороге,  вновь проплывающей походкой спешила навстречу. На ее плечах покоился темно-зеленый плащ, расшитый медным узором. Вновь не говоря ни слова, девушка взяла инициативу, пройдя мимо, предлагая идти следом за ней...
Бруно зашагал.
Возле ворот ждал экипаж, запряженный двумя лошадьми. Черная карета с плотными шторами выглядела мрачным пятном молчаливой улицы.
Подав руку, Бруно усадил леди в экипаж, закрыл дверцу, сам обошел повозку, забравшись внутрь с другой стороны, сев напротив девушки.
- Куда едем? – раздался голос со стороны  улицы.
- К дому Селби.
Раздался удар хлыста, недовольное фырканье лошади. Копыта зачастили по дороге, колеса кареты покатились, поскрипывая.
Девушка молчала, опустив глаза, когда человек напротив рассматривал ее с ног до головы. Тишина прервалась его голосом.
- Почему Вы решили ехать именно сейчас?
Танис подняла голову, протянув руку к окну, чуть приоткрыла шторку и ничего не ответила. Настала тишина, которая продлилась вплоть до самого подъезда к дому.

Главная улица

0

5

Главная улица

Карета уносила прочь от дома Селби, Танис задумчиво смотрела в окно, прокручивая вновь и вновь все, что было. Эта сова, которую уселась на ветке и направила взор своих глаз на нее, словно защищая портрет Софи, выставив когтистую лапу.
Девушка задернула окно, отгородившись от вида улицы. Времени оставалось совсем мало, скоро рассвет. Она опустила глаза.
Бруно посмотрел на спутницу, разглядывая лицо без капли напряжения. Спокойствие Андростратос впечатляло. Эти маги привыкли к Смерти, которая  всегда блуждает где-то рядом. Ему стало интересно, что ждет таких как он после того, как останавливаются их сердца.
- Приехали, - раздался голос.
Бруно помог девушке покинуть карету, расплатился с извозчиком, забрал портрет. Пошел вслед за Танис, спешащей к дверям Эшера.
Рывком, открыв дверь, мужчина пропустил леди вперед, затем закрыл, погрузив их в темноту дома.
Все, она внутри - в безопасности.
- Идемте, - раздался голос Танис легким ветерком.
Мужчина пошел следом, волоча портрет Софи.
Они поднялись по лестнице, потом  прошлись по коридору, наполняя его звуком тяжелых шагов Бруно и легкого шелеста туники Танис.
Девушка отворила дверь, вошла в комнату, указала рукой.
- Оставьте ее там.
Послушно исполнив желание, человек водрузил картину на стол, снял тряпицу, тут же услышал чуть дрогнувший голосок.
- Нет! Закройте ее.
Закрыл, как велели. Обернулся и наткнулся на взгляд Андростратос - колкий, пронизывающий нутро, заставляющий почувствовать холод сравнимый с прикосновение к ледяной воде. Нависшая тишина явно намекала на то, что один из присутствующих лишний. Бруно все понял, развернулся и пошел прочь.
- Вы можете на меня положиться, Танис, - сказал он, выходя в дверь, ответом получил лишь молчание.

Как только за человеком закрылась дверь, девушка подошла к картине, осторожно приподняла пальчиками материю, открыв глаз Софи. Внимательно посмотрев в него, задернула образ женщины, после чего отошла от стола, предпочтя разместиться в кресле, которое по ее мнению было облюбовано пра-пра-пра.... духом семьи.
Удобно расположившись в нем, она погрузилась в мысли, ища зацепки.

0

6

Ночь была коротка. Танис привыкла к ограниченной свободе, вот только многое не дано успеть. Спасали плотные шторы на окнах и ставни, которые не пропускали дневного света.
Остаток ночи Андростратос провела в раздумьях. Иногда, Танис подходила к портрету Софи, чтобы взглянуть на него. Девушка рассматривала черты лица той женщины, что была изображена на нем: нежные и аккуратные мазки. Проведя пальцем по линии скул, опустила ниже - к шее, на которой был запечатлен воротник с маленьким медальоном, вот тут маг заметила неровности.
Распахнулись двери комнаты, в которую ворвался ветер;  плеч Танис коснулась прохлада и тут же невольно к ним потянулись ее руки. Девушка обернулась, роняя спокойное дыхание - никого не было видно.
Словно холодная рука дотронулась до кожи, провела по спине. Она подошла к дверям, чтобы закрыть их.
Сквозняки в Эшере были обыденным делом. Заперев дверь своей комнаты, маг вернулась к картине.
Неровность была маленькой заплаткой, которая расположилась в центре медальона, и ее практически не возможно было приметить. Танис аккуратно попыталась снять ее, подцепив ногтем. Что-то там было, какие-то символы. Внимательнее взглянула и рассмотрела их. Изначально показавшиеся ей символы были инициалами, она произнесла их вслух:
-  Риго Лудер.
Осторожно прикрыв заплатку, Танис задернула образ Софи материей. На холсте не было подписи художника, а значит, что писавший его не желал представляться - либо умело спрятал. Это имя человека неспроста там было. Медальон - одна из деталей костюма, у этой девушки - Софи, он был изображен маленьким тайничком, некой сокровенной деталью образа, которую  передал тот, кто писал портрет.
Маг задумалась, прикоснувшись холодными пальцами к своим губам. На сегодня ей хватит, надо набрать сил.

День прошел быстро, половину его - маг потратила на сон и поддержание своей  внешности. Вернулась к портрету Софи ближе к ночи, чтобы вновь отдернув матерю с образа, взглянуть  на символы.

Спешно набросив на плечи плащ, девушка, будто паря над ступенями - спустилась в зал. Ночь вступила в свои права и магу ничего не угрожало.
Танис выбежала из дверей Эшера и завернула в сторону конюшен.
Она так редко прибегала к верховой езде, но ждать экипажа - не было времени, а потому, этой ночью, Танис решительно была настроена сесть на подаренную Ольгердовичами лошадь.

Ирис была спокойной лошадью, никогда не отличалась непослушанием. Андростратос распорядилась о том, чтобы Ирис приготовили к выезду, сама предпочла выйти на улицу, где и дожидалась.
Тяжелые тучи были готовы разлиться дождем, маг еще раз подумала об экипаже, но поймав себя на мысли, что времени нет, осталась ждать вывода лошади.
Ирис переступала тонкими ногами по территории, звеня сбруей, под уздцы ее вел один из наемных семьи, он же придержал животное, пока его хозяйка устраивалась в седле. Скомандовав лошади, Танис отправилась на ней прямиком к дому Селби.

Главная улица (дом Селби)

0

7

Опушка

Селби, любезно сопроводил Танис к резиденции семьи Андростратос, где поблагодарил девушку. Арчи поторопился вернуться домой, ведь  его ждала жена, которой нездоровилось и сын.
Ирис вернулась в стойла, получив в качестве награды должный уход от работника и несколько теплых слов от мага.
Подобно покинутому месту, обстановка Эшера встретила Танис холодом старинных вещей, что утрачивали свою яркость с каждым годом все больше и больше. Старинный полотна на стенах, рамы покрытые пылью и взгляды, которые были укоризненными. Предки хранили память о себе, а так же, следили за каждым, кто проходил мимо их ликов. Хорошо, что картины не умели разговаривать, иначе, в спину любого посетителя безмолвных коридоров посыпались бы упреки и возмущения. Поколения меняются, а вот история остается, правда, смотря, как и кто ее преподносит. Было много недоговоренностей, и маг это знала. До сих пор ей ничего не было известно о судьбе отца, как и не известно, почему его так быстро отстранили от действия в магистрате. Ставрос молчал, но Танис и сама ни разу не задавала вопросов. Тревожить главу семьи было делом неблагодарным.
Распахнув двери в свои покои, Андростратос заняла излюбленное место – кресло; пожалуй, одно из немногих мест в ее комнате, на которое не успевала оседать пыль.
«Портрет Софи» - Танис дотронулась до своих губ, почувствовав свои ледяные пальцы, - «его нужно вернуть в дом Селби».
Как ей не хотелось вызывать Бруно, ведь этот человек, взаправду, считал, что у него есть шансы.
«Скверно» - опустила уголок губы маг.
Человек, у которого есть цель, испробует все способы, чтобы добиться ее. Бруно знает правила этого дома, но забывает о них каждый раз, когда рядом Танис.
Портрет Софи нужно было вернуть, а пока он находился в комнате рядом с магом, то была возможность еще немного изучить его, прочтя информацию. Танис поднялась со своего кресла, приблизившись к картине, полностью откинув материю, что исполняла роль занавеса и коснулась пальцами девушки, что смотрела ей в глаза.

0

8

Попытка оказалась напрасной. В очередной раз воспользовавшись источником, Танис не получила должного результата. Портрет девушки молчал, не желая рассказывать больше ничего. Андростратос положила обе руки на его верх, оперлась лбом на холст и прикрыла глаза. Девушка принялась ворошить память, восстанавливая все по крупицам, начиная со сна.
«Туман, сова, упавшая за спиной и растворившаяся точно ее и не было. Еще раз встал образ совы в подвалах дома Селби и этот хищный взгляд. Все сплеталось в клубок: ночной лес, на который указал Арчи и ночная птица, что не была врагом, а лишь уточнила место».
Танис вспоминала моменты сна, еще раз вычерчивая неровные линии событий:  а ведь брошь она нашла именно в том месте, куда упала сова из сна. Вне сомнения, без помощи тут не обошлось.
«Если Риго мертв, то, что беспокоило Софи? И была ли это сама Софи? Нужно вернуться к Селби, дух может быть еще там и угрожать семье».
Маг взмахнула ресницами и раскрыла глаза, поглядев в упор на женщину, к которой прижалась лбом.
- Софи, это была не ты! - прошептала Андростратос.
«Риго Лудер, - в доме был он».

Потеряв счет времени, маг продолжала погружать себя в колодец подсознания, ее глаза замерли, впиваясь взглядом в воздух, а сама девушка стала похожа на ледяную статую.
Раздался стук в дверь.
- Леди Танис, завтрак будет подан через час.
Девушка не стала медлить с приготовлениями, да и следовало привести себя в порядок.

Танис ждала ванна, уже успевшая остыть и одна из служанок, которая спала на табурете. Девушка скинула с себя платье, зашла в воду, погрузившись в корыто увешанное простынями.  Кто-то уже опередил, но вода все еще неплохо выглядела. Она, нарочно устроила всплеск и тем самым пробудила нерадивую женщину.
- Танис, давно Вы здесь? Простите.
Служанка  поправила простынь, потянулась к волосам мага, но та остановила ее.
- Я сама. Оставь меня.
Дождавшись одиночества, Танис закрыла глаза и разлеглась, наслаждаясь водой, но оставалась одна она недолго.
- Вода холодная,  а кому-то она досталась еще теплой, - раздался голос Актеона.
Девушка немедленно села, скрыв себя руками.
- Что ты здесь делаешь? Сейчас же уходи.
- Забыл кое-что, уже нашел, - демонстративно показав перстень, ухмыльнулся человек, - не задерживайся, а то Бруно уже нервничает.
- Зачем он пришел?
- Письмо тебе принес.
Попятившись задом к выходу, Актеон, не снимая мерзкой ухмылки с лица,  вышел.

Танис развернула простынь, приметив платье на кровати: свободные одежды для мага, которые не требуют помощи служанки. Девушка надела новый наряд бледно-фиолетового цвета, повесила на бедра медный пояс.
- Леди, Вас ожидают, - напомнили про завтрак.

За столом сидели все те же лица, Актеон не обманул и возле стены переминался Бруно, который заметно оживился при виде Танис.
Человек подошел, поклонился , протянул письмо.
- Можешь идти, - показала рукой Андростратос, явно разочаровывая его.
Мужчина ушел, как-то чересчур громко ступая по полу, заставив присутствующих оторваться от стола и проводить взглядом его спину.
Танис развернула и пробежала глазами строки:

«Танис, благодарю Вас и Вашу семью за оказанную мне честь, наблюдать Божественное вмешательство в судьбу. Вы отвели угрозу от нас, в доме стало спокойно. Я прочел молитвы над алтарем Бога Танатоса, «вернул Риго его брошь».
Я знаю, что Ваши услуги дорогого стоят, как приходится страдать магам Вашей семьи за столь чудесный дар, если бы я мог отблагодарить Вас должным образом и заставить солнце быть снисходительным, но я простой человек.  Передаю Вам через курьера скромные строки и еще кое-что…

Ваш друг, Арчи Селби».

- Что там? – спросил Актеон.
Маг сделала вид, что не услышала, да и вообще, что этого человека тут нет. Села за стол, потянувшись первым делом за бокалом вина, который только успели наполнить.

0

9

Завтрак закончился, и Танис предпочла подняться после него в свою комнату, чтобы как следует отдохнуть.
Маг потратила драгоценное время на сон, которого в последнее время у нее почти не было. Всему виной извечная занятость. В большинстве своем, девушка сама хваталась за возможность проявить себя, чтобы доказать самой же себе, что она способна на многое. Танис, хотелось познать всю силу дома, а чтобы перейти к следующей ступени, было необходимо отточить предыдущую - сделать ее прочной.
Андростратос проспала до позднего вечера и проснулась от громкого голоса за дверьми.
- Леди Танис, к вам курьер. Он говорит, что пришел за картиной.
Неторопливо, девушка оставила свою кровать и наполняя комнату звоном медных колец, подошла к двери.
За дверью, прижавшись к противоположной стене, стоял Бруно. Мужчина тут же поднял голову, изменившись в лице и перевоплотившись из хмурого человека в преданного пса.
- Войди, - тихо произнесла Танис, раскрывая дверь шире. Девушка повернулась спиной, направилась к полотну, встав возле него, обернулась.
Курьер стоял рядом, слишком близко и ей стало немного неприятно, отчего пришлось отступить.
- Передай Селби это письмо...
Маг протянула руку, в которой было послание для Арчи Селби.
- Он может рассчитывать на нашу помощь. Если она ему вновь понадобится.
Курье забрал письмо, взял портрет.
- Что ты стоишь? Что-то еще? - поинтересовалась Танис, уже с нотками грубости в голосе.
Бруно помотал головой, попятившись спиной, развернулся и вышел в дверь.
Не успела маг остаться в одиночестве, как ее потревожил все тот же голос:
- Леди, Вам письмо.
Получив письмо через дверь, Андростратос тут же раскрыла его и прочла:
"Мне порекомендовали Вас, как одного из лучших магов семьи Андростратос. Я бы хотела воспользоваться Вашими услугами. Но, я хочу рассказать о своей проблеме вдали от Вашего или моего дома. Алтарь Скорби. Я сама найду Вас, Танис.

Маргарита..."


Танис отложила послание на столик, поспешив собраться в очередное приключение по ночному Каэндору.

Возле ворот дома, Андростратос удалось поймать один из проезжавших экипажей, в который девушка села, приказав отвезти ее к Алтарю Скорби.

Алтарь скорби

0

10

В ночное время, не все жители Каэндора отдавали себя снам. Выглядывая из своего экипажа, Андростратос, видела свет, который истончали окна домов, улавливала движения теней, что принадлежали владельцам. Высокие каменные стены, от которых веяло сыростью, ночной стеной оберегали  тайны своих хозяев. Сколько жизни и сколько смерти, сколько правды и лжи скрывалось за стенами роскошных построек.
Еще ни разу, маг не встречала семью, у которой не было бы всего этого.

Экипаж остановился напротив указанного места, маг расплатилась и покинула карету. Ударом хлыста, человек потревожил сонную лошадь, та отреагировала фырканьем и нехотя засеменила прочь. Скрип колес удалялся. Одинокая фигура Танис застыла напротив входа в храм. Девушка обернулась, чтобы рассмотреть улицу: пусто.
Маг вошла на территорию храма семьи.
Покой и вечный сон. Темнота, которую разбавляли редкие фонари. Андростратос, неторопливо шла вдоль надгробий, глядя перед собой. Простым жителям Каэндора не понять, что эта пустота на самом деле являлась домом тем, кто оставил этот мир. Она являлась так же и "клеткой", из которой было практически невозможно вырваться. Замки, которые поддерживали маги семьи, не всегда были прочны.
Здесь не везде был камень под ногами, и зазоры часто размывало дождем. Блуждая по дорожкам, Андростратос ловила любой звук и любую тень. Не смотря на безопасность и в тоже время опасность этого места, присутствовать здесь любили ночные птицы, любители падали и бродячие кошки. Животные не страшились мертвых, но всегда узнавали о присутствии неживых раньше. Танис взошла по каменным ступеням, распахнула калитку и оказалась на возвышении, где ровным строем вокруг самого алтаря Скорби, подобно страже возвышался ряд надгробий, принадлежащих дому.
У каменного строения отчерченный тусклым светом фонарей возвышался силуэт. Танис приблизилась и услышала полушепот женщины:
- Хранитель скорби, взываю к тебе и молю дать покой мертвым. К вошедшему на порог твоего царства, будь снисходителен. Покой и тишина пусть дарят мир твоей вечности...
Женщина поклонилась, коснувшись алтаря и медленно выпрямилась.
- Маргарита? - спросила маг.
- Да. Стало быть, Вы прочли мое письмо, раз я имею возможность видеть Вас здесь.
Андростратос подошла ближе, встав рядом и точно так же как женщина направив взор прямо перед собой, на алтарь.
- Не знаю, в Ваших ли это силах? У меня больше нет надежды. Молю Танатоса услышать меня. Каждый раз приходя сюда, я вижу этот покой и тишину и, я чувствую себя в безопасности.
- Самое безопасное место, иногда не является таковым, - прошептала Танис, - идемте, наш Бог слышит любого, кто взывает к нему.
Маг шевельнула губами, проговорив что-то про себя, развернулась спиной к алтарю и направилась прочь от него. Маргарита пошла следом.

Только когда женщины покинули территорию храма, Андростратос сняла капюшон, оставаясь в маске, повернулась к спутнице.
- В чем Ваша беда? - привычно тихо спросила она.

0

11

Маргарита начала свой рассказ:
- Дом перешел ко мне по наследству, вместе с территорией и маленькой лавкой в квартале ремесленников. Наш далекий предок, достопочтенный Карло Каньотто, в далеком прошлом прибыл в Каэндор и открыл лавку по продаже редких вещей. Он много путешествовал и видел многие города, поверьте, в лавке были вещицы, которые смело можно было назвать редкостными. Спустя годы, наш род обосновался в Каэндоре, заняв почетное место среди знатных горожан. Мы выкупили один из домов в центре, в котором всю свою жизнь и живем. Карло был скупым человеком, но его не винили за это, ведь все это он направлял на благо семьи.
Маргарита замолчала, достав из-под плаща узорный платок.
Танис, внимательно рассматривала женщину сквозь маску, на лице у той  проступали печаль, испуг и надежда.
- Карло умер своей смертью, в окружении любящих его детей и внуков. Несколько месяцев ранее, наша служанка проходила мимо большого зеркала в зале. Был поздний вечер. Она поставила подсвечник на столик, заметила пролитую воду у стены, склонилась, чтобы убрать ее, а когда поднялась, то из зеркала, на нее смотрел он.
Андростратос сверкнула глазами, прищуривая те под маской.
- Сперва, - коснувшись платком области носа, продолжали Маргарита, - мы не поверили ей... Ни я, ни моя дочь, ни муж. А несколько дней назад, я сама это видела. Вы не представляете что это! Я стояла напротив зеркала, и видел его глаза, - злые, холодные, он тянул ко мне руки, казалось, что ничто не мешает ему шагнуть сквозь зеркало ко мне. Помогите мне. я не знаю, что делать и боюсь за свою семью. И мой муж мне не верит, он говорит, что этого не может быть. Мне страшно.
Маг поглядела вдаль, рассматривая ветви дерева, что было бережно огорожено резной оградкой, замечая, как по ветке взбирается бродячая кошка. Девушка задумалась,  прокручивая рассказ Маргариты в голове.
- Вы поможете? - с надежной в голосе, спросила женщина.
Андростратос повернулась к ней и, выдержав молчаливую паузы ответила:
- Постараюсь.
Танис редко обещала, она не любила раздавать надежды и сейчас, женщина, которая молила о помощи - может, ей не удастся помочь, но она действительно готова применить все свои знания, чтобы попытаться сделать это. Ключом было то, что маг шла на это исключительно ради себя. Многие горожане Каэндора и представить себе не могли, что многие маги семей получают выгоду и не более.  
- Следующей ночью, я хочу осмотреть Ваш дом и то зеркало. Подготовьтесь к моему визиту.  На всякий случай, закройте зеркало чем-нибудь и старайтесь не приближаться к нему.
Маргарита кивнула, все так же держа платок у своего лица.  
- Ожидайте моего визита. Доброй ночи...
Маг рассталась с женщиной, села в экипаж и направилась назад в Эшер.

Главная улица

0

12

Главная улица

Колеса молотили грязную дорогу, почти рассвело, что не могло не беспокоить Андростратос. Танис перебирала складки на юбке, покусывая нижнюю губу. Ее рука прижимала к лицу маску, сама же маг склонила голову, прикрыв глаза. Легко шевельнув губами, она проговорила про себя имя Бога.
Карету дернуло – Танис распахнула глаза.  Экипаж встал на месте, возле послышались шаги, кто-то приближался к дверце. Маг прижалась к мягкой стене, отодвигаясь дальше от входа.
– Откройте.
Прозвучавший голос был спокоен, ничего не предвещающая интонация.
–Милейший, если вам не нужны проблемы, то не стоит открывать двери личного экипажа семьи Андростратос.
Тишина продлилась недолго, шершавое движение ногой и голос произнес: будьте осторожны, в городе произошло несколько убийств. Проезжайте.  
Удар хлыста, ржание лошади и вновь скрип колес, которые стали набирать скорость.
Кучер бил лошадей, подгоняя голосом, торопясь доставить одного из важных  представителя дома скорее.

Остановка возле ворот, Танис откинулась на спинку сидения, выдохнув и почувствовав себя в безопасности. Карета закатилась внутрь. Проехала по двору, завернула за угол и заехала в раскрытые ворота темных помещений стойл.
Дверь распахнулась и магу подали руку, помогая покинуть экипаж. Андростратос плавно шагнула на пол, оповестив о своем прибытии звоном медных колечек на поясе.

День был отдан под восстановление сил и углубление в мысли. Маргарита и то загадочное зеркало. Танис сохраняла спокойствие за ужином и завтраком, в самой же  - все кипело от злости. Она была недовольна собой, а точнее – своим незнанием того как решить проблему женщины и ее дома. Недоев завтрак, чуть пригубив вино, она нарушила смертельную тишину столовой, слишком шумно отодвинув старинный стул. Бросив салфетку на стол, маг пошла в свою комнату, оставляя присутствующих в недоумении.
- Что с ней такое? – с мерзкой ухмылкой задал вопрос в никуда Актеон. – Что же нас так расстроило? Колечко закатилось.
– Прекрати, может быть ей действительно нужна помощь? - перебил женский голос насмешки.
– Кому?! Ей?! Ха! – повысил голос Актеон, старательно пытаясь сказать так, чтобы уходящая Танис смогла услышать его. - Между нами, я добился этого места сам! Своими силами. А что она? Поглядите только! Если бы не ее отец, то леди Танис подносила б мне вино, не правда ль Иллисия?
К Актеону подошла девушка, с каменным лицом, четко прорисованными чертами лица. В руках у нее был серебряный поднос, на котором возвышался стеклянный графин в серебряной окантовке.
Молодой человек протянул пустой кубок и девушка осторожно, тонкой струйкой наполнила его вином.

Маг вошла в свои покои и рухнула на кровать.  

***

Танис опустила руку с пером на лист.
Прошу Вас не приближаться к зеркалам, настоятельно рекомендую закрыть их темной материей.  Маргарита, я хотела бы перенести мой визит на более позднее время. Мне необходимо время, для того,  чтобы понять то, что я смогла увидеть.
Танис задумалась, отняла руку от листа и промчалась взглядом по строкам.
Силы, которые я ощутила – их присутствие… Я не могу справиться с ними одна.
Прошу Вас, отнеситесь к моим предостережениям со всей серьезностью.

– Нет, она решит, что я считаю ее глупой...
Маг скомкала письмо и швырнула за спину.
Маргарита, обстоятельства сложилась так…
– Нет же! – отбросила бумагу в сторону.

***

Раздался стук в дверь.
– Войди, - холодным голосом вымолвила Андростратос.
Слуга поклонился: - леди Танис, Вы хотели меня видеть?
Легкой походкой, девушка приблизилась, принеся с собой холод. Танис передала слуге  запечатанное письмо.
– Отдашь его Бруно, пусть передаст госпоже Маргарите, в дом Альтмайер. И проследи, чтобы письмо было доставлено. Пусть он отчитается.
Когда за слугой закрылась дверь, Андростратос схлестнула пальцы в замок и заняла место в кресле.

***

–Леди Танис, Вы просили доложить о письме. Оно доставлено.
Шаги за дверью удалялись прочь. Маг застегнула кольца пояса, подошла к зеркалу, потрескавшемуся от старости, коснулась своего образа.
Под пальцами задрожало, откуда-то с улицы донесся звук удара. Девушка подошла к окну, прижалась лбом к плотной шторе, а затем – отдернула ее.
Вечернее небо, проглотившее свет. Солнце пыталось зацепиться лучом за край домов, но ему не удавалось и оно сползало все ниже.
Возле Эшера упало дерево. Старое и сухое дерево. Изуродованная почва была искромсана, в том месте, где начинался ствол, образовалась яма, над которой свисали сухие и обглоданные жуками корни. В голове мага помутнело и Танис, сравнила жизнь человека с жизнью того древа. Ей стало страшно. Танатос, которого никто не видел и прихожане. Смерть ждет все. И все будет склоняться на колени перед смертью.
Ей захотелось жить вечно. Почему ни один маг до сих пор не смог разгадать этой части природы?
Танис задвинула штору, обернулась, разворачиваясь спиной к окну.
«Ты не справишься…»

Девушка знала, что тревожить главу дома просто так нельзя, но, с другой стороны – он ее учитель, а обращаться к другим магам, значит усомниться в силе.
Девушка спокойно приблизилась к дверям кабинета, постучала, дождавшись приглашения – вошла.
Шурша туникой, маг прошлась плавной походкой по коврам и остановилась напротив стола главы дома; замерла, не зная, что сказать и  с чего начать.

Тени шептали что-то на ухо, почти неслышно, но требовательно. Каждый их оттенок требовал чего-то своего, но общая мысль была ясна.
Пришло время. Можно выпустить свою внутреннюю тьму наружу, на Семью, на Народ, на улицы спящего города. Но нет. Маг должен всегда оставаться выше людских дрязг, есть лишь одно удовольствие достойное чародея- власть.
Наверное, это стоит обсудить с кем-либо из предшественников. Ставрос подошел к полке и с нежностью начал перебирать черепа. Вот основатель дома, вот его супруга, по прозвищу Серп, вот третий глава Семьи- Костас, мастер малефик, вырастивший однажды рога на лбу одного грубияна, вот старый друг самого Ставроса- Аякс, сильный прорицатель, однажды предсказавший свою смерть и сумевший избежать ее. Много ведер провел Ставрос провел за разговорами с ними. Вот и сейчас стоит узнать мнение покойных товарищей.
В двери раздался стук, прервав размышления мага.Мало кто мог решиться на такой поступок, так что дело было серьезным.
-Войди!
Открыв дверь, в кабинет прошла его ученица. Надеюсь, она пришла не денег просить. Хотя она выполнила неплохую работу, стоит ее поощрить чем-нибудь. Может похвалить? А не упадет она в обморок от неожиданности?
-Говори, ученица. Я и они,- Ставрос обвел рукой черепа,-слушаем тебя.

0

13

Танис замерла в позе призрака, который натолкнулся на такого же призрака.  Увидев, что учитель перебирает черепа, маг уловила, что вошла совершенно не вовремя, но, Ставрос не любил визиты без повода, пригласил войти сам, а в данный момент – Танис помешала его уединению, и отступать было нельзя.
Речь учителя оборвалась и в помещении воцарилась мертвая тишина. С учетом обитателей резиденции, которые ее поддерживали в таком виде. Андростратос нарушила покой этого места, наполняя его шелестом своего полупрозрачного наряда и звоном медных колец пояса – шагнула плавной походкой ближе. Сделав легкий поклон, Танис медленно выпрямилась.
Зазвучал ее тихий голос, словно телом овладела жрица безмятежности.
– Учитель, я столкнулась со сложностями в доме Альтмайер. – Маг внимательно поглядела в пустые глазницу черепа и добавила все тем же спокойным и тихим голосом: – присутствие духа в стенах дома было мной обнаружено и обнаружено самими Альтмайерами – дух захотел, чтобы его увидели. Когда я попыталась увидеть его – он не захотел. Источник силы большой и мне не удалось. Со слов Маргариты Альтмайер, она увидела своего предка в отражении.
Танис сохраняла покой, постепенно сливаясь с безмятежностью комнаты.
«Зачем ты пришла? Нужно было еще раз попробовать!» - думала она, - «выглядишь слабой».
– Чтобы убедить духа явить себя, необходима помощь более сильного мага.
Андростратос не была знакома с такими магами, точнее – она знала лишь одного мага, который в совершенстве владел знаниями и им являлся сам Ставрос. Явилась девушка сюда за тем, чтобы просить помощи главы дома.
Ставроса могли не интересовать заботы учеников, и тот мог послать Танис просить помощи у более опытных членов семьи, но гордость девушки не позволяла ей первым делом обращаться к таким магам.

Ставрос внимательно выслушал ученицу, при этом всем своим видом изображая скуку и рассеянность: никогда не следует показывать ученикам, что их дела тебя интересуют. А то они никогда ничему не научатся.
-Ну что же, вот тебе кое-что для размышления, ученица. Эманации смерти ты чувствовала по всему дому или только от зеркала? Вспоминай. И еще- духа видели только два человека, что у них общего, помимо дома обитания? Это общее у них и с тобой, если сразу неясно. А например, ты подумала... Хотя нет. Я недоволен тобой, Танис. Но есть и хорошая для тебя вещь. Я поеду с тобой и буду руководить твоими действиями на месте. Устрою тебе практическое занятие. Кто там еще?
В дверь тихо, призраком просочился один из слуг и с поклоном доложил, что некий маг из семьи Порто пришел в Эшер и просит его принять.
-Неожиданная новость. Вина и фруктов ему предложили? Надеюсь, вино кислое, а фрукты гнилые?-слуга еще раз поклонился. -Проси его сюда, и прикажи заложить мою карету. А ты, девочка, если хочешь, можешь остаться послушать. Или иди, жди меня внизу. Закончу с этим живчиком, спущусь.

0

14

Танис внимательно выслушала учителя, и ей показалось, что он не был доволен ее визитом. Впрочем, быть главой дома – работа не из легких. В обязанности входит слишком многое-  от банального порядка в Эшере, до тонких переговоров внутри совета домов.
Маг не утратила своего мертвого спокойствия, как не утратила и ноток в голосе, оставаясь безмятежной.
Легко склонив голову, Андростратос выказала свое почтение.
– Возможно, мне просто необходимо получить знания от более опытного мага семьи. И я пришла сюда...
Танис знала, что ни один высший маг семьи не сравнится в своих познаниях силы и  умением со Ставросом. Она не пыталась выказать ноту подхалимства и более того - лесть. Никогда девушка не пыталась льстить, предпочитая молчать или говорить, так как есть и даже сейчас. Маг была убеждена в том, что не родился еще тот Андростратос, что посмеет сравнить себя с нынешним главой дома.
Всего один раз она видела его без маски и этот раз был мимолетным, не оставив в памяти толком лица. Так даже лучше -считала она, ведь маска скрывает настоящее, оставляя собеседника догадываться, что скрыто от него. Никто не знал, что испытывает глава дома, а потому придерживался строгих правил, не пытаясь подстраиваться под настроение высшего.
– Я буду ждать вас в экипаже, - тихо произнесла Танис.
Андростратос шагнула спиной к двери, в которую выскользнула, обдав ветерком входящего. На девушке была маска, которая скрывала лицо, но не скрывала ледяного взгляда.

Танис спустилась вниз, где на улице ее уже ждал экипаж с закупоренными окнами и плотными стенами. Девушке помогли войти в карету, помогли расположиться у противоположной стены, где она замерла в ожидании своего учителя.
Старое дерево все еще лежало на территории, его размеры были столь велики, что мастера Андростратос обратились за помощью наемных рабочих, которые постепенно разбирали сухой ствол по частям. Танис пощелкала пальцами, в темном экипаже, она была совсем одна и ожидания были бы не столь тяжкими, если она ждала кого-то другого из семьи, но, все оборачивалось иначе, с минуты на минуту в карету подсядет учитель и глава дома.
Наконец, раздались шаги, но те прошли мимо экипажа. Маг вслушалась в ночную тишину территории резиденции, краем ушей уловив беседу, впрочем, о чем шла речь она не расслышала.
Девушка откинулась на мягкую спинку сидения и прикрыла глаза. Экипаж Порто двинулся прочь от ворот, о чем оповестил конский топот копыт.
Танис вздохнула, как не вовремя все происходит: она обещала Маргарите, что придет в дом и решит проблему, но уже потеряла два дня, а точнее две ночи, она пришла к Ставросу тогда, когда его решил навестить мальчишка Порто - зачем, интересно? И теперь вот, время не просто идет, а  бежит, а учителя все нет.
Сохраняя спокойствие присущее магу смерти, девушка положила руки на колени, расправила юбку наряда и тут же мысли стали отступать. Под пальцами оказался нежный материал, истончавший тепло ее собственного тела и только сейчас Андростратос стала понимать, что у нее холодные руки.

Еще немного времени прошло, и маг услышал шаги, на этот раз она точно знала, кому они принадлежат, а совсем скоро и дверца кареты распахнулась. Экипаж слегка накренился, когда учитель садился в него. Все произошло быстро, даже не дав Танис возможности опомниться, чтобы понять, что карета уже отправляется. Она не могла не заметить ноток в голосе Ставроса. Да, Порто многие недолюбливали, большей частью из-за их напыщенности, но они могли себе этого позволить, как и могли позволить совать свой нос везде и всюду. Маг выслушала молча главу, затем повернула голову в сторону закрытого окна.
Сказанное было верно, ни один ученик Ставроса не мог быть худшим, и Танис восприняла его слова буквально как намек на свою плохую подготовку. Зная о, что глава Андростратос не мучается с теми, кто не может познать силы дома. Тех, из кого может выйти толк - отдает адептам на обучение, а тех, кто полная бездарность, лентяй - нечего ему и близко к магии подходить, себе редко берет учеников и только тех, кто лучший.
Карета тронулась, и колеса заскрипели, лошади помчали прочь, оставляя резиденцию с развалившимся возле мертвым деревом позади.

Главная улица

0

15

Шато

По мере того, как экипаж приближался к владениям Андростратосов, пейзаж становился все более и более унылым. Казалось, петунии сплошь увядали на подоконниках горожан, а дома были подернуты мхами и плесенью с двух сторон: с северной и со стороны, ближайшей к дому жрецов смерти.
Наконец дома закончились, миновали и ворота поместья Эшер, с их бдительной стражей. Слева к окнам экипажа тянули свои крючковатые лапы иссохшие деревья, справа темная гладь озера отражала звезды. Тристан в нетерпении выглядывал в окно, ожидая прибытия.
С магами Андростратос он был едва знаком: на городских празднествах семейство появлялось редко, держалось обособленно, турниры не посещало вовсе. Единственным, кого Тристан знал достаточно близко, был Евстафий Андростратос  — его сверстник, юноша надменный и заносчивый. На одном из полуночных гульбищ между двумя магами дело едва не дошло до дуэли. Кажется, как обычно, из-за какой-то красавицы, или красавца. А может и нет, большое количество выпитого сметало любые подробности, ночи походили на ночи, а одни задиристые юнцы на любых других. Но вскоре Евстафий исчез из рядов завсегдатаев салонов и о судьбе его Порто ничего не слышал, да и не особенно интересовался. Но вот главу дома — Ставроса, знали все. Будь то торжественное принятие в маги, или же суд, или знаковое городское событие — его безжизненная маска уже много лет занимала свое место в Совете Пятерых.
Поездка была окончена, дверь экипажа открылась, Тристан выскочил наружу, разминая ноги и оглядывая стены Эшера, полы его плаща подняли в воздух облачка какой-то пыли и сухой травы. Здание выглядело так, как будто в нем вовсе не жили.
Какая ветошь! — тихо констатировал Тристан, поглядывая на возвышающуюся громаду постройки. Пьер-Александр шествовал перед ним.
Месье Тристан Порто к господину Ставросу Анростратосу. — доложил слуга кому-то за дверью, пока маг с видом самым скучающим посматривал на луну. Высокие двери недружелюбно отворились, пропуская внутрь гостей.
Могильным холодом повеяло на Порто.
Маг почувствовал себя неуютно. Мерцание свечей отдавало синим, воздух как будто бы был пропитан духом старости, древности, пересекающимися здесь пластами предшествующих времен. Мебель, составлявшая интерьер, была весьма не в современном вкусе.
"Отец приказал бы топить этим антиквариатом печи, вне всякого сомнения! Заказал бы все с иголочки у лучших мастеров. Как эта этажерка времен Пришествия не рассыпается в прах? А если пальцем ткнуть?" — с интересом рассматривал обстановку маг.  
В гостиной просили обождать, подав недурного вина.
Слуга недвижимо стоял за высокой резной спинкой скрипучего кресла.
Вечно взъерошенный синевласый Тристан Порто, весь в белом, со своим звонким голосом и беспокойной живостью, казался сам себе страшно неуместным в этом странном месте. Юноша, сам тому удивляясь, молчал. Как будто бы одно только его слово было способно нарушить гнетущую атмосферу этого дома.
Одна деталь, принадлежащая магу, несомненно, вписывалась в пейзаж — Тристан рукой в белоснежной перчатке прижимал к себе череп герра Идельштоппеля.

0

16

Порто оторвался от разглядывания выцветшего гобелена, едва вздрогнув: здесь и люди походили на тени. Слуга подкрался неслышно, шаги утопали в высоких коврах. Несколько безмолвных зал минуло, когда перед Порто открыли дверь кабинета. Тристан почувствовал неприятное волнение, как перед злосчастным давнишним экзаменом Пятерых, на котором ледяную маску Ставроса ему довелось лицезреть в последний раз. Вздохнув, сделал несколько шагов. В конце концов, выступление ничем не хуже других, только публика посложнее. Десятки неведомых глаз будто бы оценивали его: отвесив приличествующий поклон главе дома, юный маг, подумав, поприветствовал также и предков, безмолвно взиравших откуда-то из глубин времен. Дождавшись позволения говорить, произнес, стараясь не суетиться:
Прошу простить за неожиданный визит, ночь коротка — счастлив застать вас на месте.
Череп в его руках закрутился как бешеный, почуяв близость сильной магии.  
Мы к вам, господин архимаг, и вот по какому делу. Давеча был счастлив познакомиться с сим без сомнения прекрасным созданием почти у самых стен Каэндора, что факт, конечно же, занятный, — как не любить новые знакомства! — но внушающий некоторые опасения. Едва не погибли мои верные спутники в пылкой перебранке с компанией многоуважаемой Пляски смерти. Весьма, весьма обеспокоен данным обстоятельством, настолько, что смею тревожить вашу милость.
Тристан, склонив голову, взирал на архимага с полным драматизма лицом, стараясь не попасться в зубы беснующемуся черепу.
Хоть и не имею чести быть знакомым с магами вашего дома, ни секунды не сомневаюсь в их добросовестной неусыпной работе на благо Каэндора. Но.. —  ноша вырывалась, уводя с мысли, удержать которую, не сбиваясь на мелкий пересказ, магу и так удавалось с трудом, — ..господин Ставрос, лично довелось удостовериться, что дело плохо.. — Порто цепко ухватил "питомца" за виски — ..могут погибнуть невинные горожане! Я должен, нет, я обязан просить вашего совета, как обезопасить людей.
—  Ах, да чтоб вы подавились, сударь!
— последнее обращалось к черепу, вцепившемуся бульдожьей хваткой в тонкую ладонь Тристана Порто.
Господин Ставрос! Знаю, вы не слишком-то дружны с Мессером Людо Порто, моим отцом, но смею вас заверить, все, что в наших силах..  —  юный маг напряжено высвобождал ладонь.. —  ..все, что в моих силах — только позвольте..
Тристан рассеянно посмотрел на полукруглый алеющий след от зубов. Пара тихих слов, и от досадной травмы не сталось и следа, рука вновь была целехонька и белоснежна.
Чем я могу быть полезен? Что это за магия? Кому она принадлежит? Где ее источник? Как его обезвредить? Они планируют осаду? Мы будем сражаться? Мы..
Порто осекся. Он снова потерял бдительность, и тьма невысказанного беспокойства, раздиравшая мага, сразу же хлынула наружу, словно прорвало хрупкую плотину.
Порто замолчал, разматывая клубок своих мыслей.
Тристан взглянул на маску собеседника хмуро, исподлобья.
Смею просить вас лишь об одной малости. Могу я узнать имя этого несчастного господина?  —  он кивнул на череп, — Мне хотелось бы просить Танатоса об упокоении его останков, если это поможет. Это было бы правильно. Я так думаю. —  добавил маг едва слышно, внимательно смотря на именитого архимага.

Ставрос с небольшим интересом осмотрел незваного гостя и это зрелище ему не пришлось по нраву. Хотя впервые видимый им маг- краткий показ вновь посвященных не в счет- был типичным представителем своего Народа, да и словоблудие Порто тоже не являлось неожиданностью. Но вот взгляд его, прошедшийся по полке с предками, ввел старика в раздумия- откуда этот чужак мог что-то знать о традициях Семьи? А уж когда юнец начал колдовать без дозвола- только чудо сохранило его глупую голову на плечах: Ставрос едва удержал оружие в ножнах, ведь заречься от визита убийцы невозможно.
Наконец, речи окончились и, внимательно глядя на принесенный гостем череп: много чести для живого обращать на него внимание, Ставрос заговорил:
-Семья Андростратос рада сообщить, что всегда выполняет свои обязательства перед Каэндором и его гражданами и все возможные неприятности способна разрешить самостоятельно. Также прошу Вас передать моему собрату Людо благодарность за этот подарок и сообщить, что я весьма скорблю о тех членах Семьи его, кои плохо усвоили уроки этикета. -Покопавшись в кошеле, Ставрос достал роту и подал ее гостю. -Возьми, мальчик. Купишь себе конфеток.

0

17

В вязкой тишине дома голос архимага прозвучал, как будто листы металла со скрежетом терлись друг о друга. Ровный, бездушный и сухой, как пески пустыни. Тристан пытался угадать хоть что-то за маской Ставроса, но быстро оставил надежду — собеседник, казалось, был также безжизнен, как окружавшая его обстановка. Хотя в свете последних событий, отбросив тонкости, можно было сказать, что Порто и сам уже почти жил в склепе, да водился с костями.
Этикета?  — Тристан в недоумении поднял бровь. Догадка осенила его. "Магесса? В этом доме не отличишь человека от тени, а магессу от обычного просителя передать привет дорогой прабабке, троюродному дяде и любимой кобыле, на которой сто лет назад старший братец, первый наследник бесценного надела репы и овса, так удачно своротил шею! Прискорбно."
Я не так хорошо знаком с масками вашего дома, сожалею, надеюсь еще представится возможность выразить леди свое глубочайшее почтение.
Ставрос что-то искал в кошеле, тон его наконец-то окрасился интонацией, пусть и недоброй.
«Мальчик» на добрую голову выше старика, взирая с высоты своего роста, улыбнулся. "А не такой уж архимаг и сухарь, как говорят. Сухари не юморят."
Смею просить вас, как гражданин Каэндора. Мне только хотелось бы знать имя. — Порто прижимал к себе нареченного Ибельштроппера практически любовно, как родного, прощаться с ним маг не собирался.  — И более ни на единую каплю не задержу вашего внимания! Я и так был слишком навязчив, прошу меня простить.

Ставрос не верил своим ушам. Живчик мало того, что хамски повел себя, так еще и пытался ставить свои условия. Старик достал из кармана свисток и громкий, неслышный звук разнесся по всему палацу. Практически моментально- не зря их так долго обучали- появились трое слуг в форменных ливреях Семьи.
- Как гражданин, говоришь. Ну что же. Пять новем с тебя будет, за Наши услуги. И будет это с тебя лично, а не с Семьи твоей. Людо передай, что я с ним лично обсужу то, что пожелаю нужным по этим делам. Череп положи сюда,- рука указала на ковер,- А вот они,проводят тебя к дверям, может ты и увидишь разницу, между слугой и благородной магессой.

0

18

О! Это прекрасно! Какая безделица! За такое благородное умение, за такую неоценимую услугу! И надо же, какая удача, целая рота у меня уже есть. Оставьте в счет вашего беспокойства. — Порто улыбался еще шире, он и впрямь был страшно доволен, не роте, конечно, тому что разговор из нравоучений обрел форму конкретного дела. По крайней мере, старший из Андростратосов не ответил отказом. — Заведу  самую надежную копилку, раз вы чем-то отличаете звон одних монет от других.  — маг практически сиял улыбкой, которая в этом давящем сумраке, наверное, сама по себе сходила за страшное преступление. — Какие сущие пустяки!
Порто с сомнением посмотрел на ковер — когда-то, вне сомнения, богатый, но сейчас весьма порастративший свои цвета. Нет, ворс хороший, добротный, но состояние не внушает доверия. Предмет интерьера Тристан не оценил. Как и командного тона Ставроса. Юноша питал уважение к положению и сединам..  — или лысине? сложно разобрать, — но все же архимаг хоть и был полновластным хозяином в своем доме, наставником и господином Тристана не являлся. Порто живо и отчетливо, в самых ярких красках вообразил, как Людо и Ставрос пламенно препираются где-то за высокими дверями в Совете, — настолько разными ему показались неунывающий сиятельный Людо и сварливый надменный Ставрос.
Положу вместе с деньгами, всенепременно, в противном же случае, до той поры, боюсь..  — Порто внимательно посмотрел на свою ношу,  — ..минейр Тербрюгген? Нет? Ах!  ..будет совершенно ничем не занимателен для вас.
Буду бесконечно рад снова лицезреть вас. И по более радостным поводам, уверен, таких несчастий более ни с кем не приключится! И не могу не отметить, у вашей Семьи крайне, крайне замечательный дом!
Целая свита окружила мага. Ливреи слуг украшал вышитый меандр, красивый узор, как символ вечности. Уж их-то можно было опознать, чего не скажешь о разного рода дамах в этом городе, прячущих свое лицо под маской, — порой по самым деликатным поводам, — дабы нарочно остаться неузнанными. И еще, как оказалось, прячущих его под сводами собственного дома.
Мое почтение!
Тристан поклонился, вышел и размашистым танцующим шагом покинул сумрачные гулкие залы резиденции, сопровождаемый вышколенными тенями.
Экипаж Порто, — столь же отличный от темной, плотно зашторенной кареты Анростратосов у высоких дверей, как и семьи их владельцев были различны меж собою, — отъехал от Эшера. Тристан Порто скользил взглядом по проносящимся мимо пейзажам, не замечая мельтешащих домов. Он перебирал в уме свои знания о жрецах смерти, приправленные щедрыми на украшательства городскими слухами. Люди многое говорят, что-то правда, еще больше ерунды и выдумок. Останки людей в кабинете Ставроса, не лежащие в могилах, оказались занимательной реальностью, суровость нрава — также, но представить его пьющим кровь невинных младенцев как-то не выходило. Хотя Танатос его знает, может имелся и такой факт. О Порто сочиняют не меньше. Маг не слишком внимательно прислушивался к досужей болтовне на приемах и празднествах, свадьбах и турнирах — всех этих рассадниках сплетен. Хотя, как оказалось, зря, можно вынести и нечто полезное.
Пьер-Александр,  — обратился к слуге рядом с возницей,  — госпожа в маске, магесса дома. Сапфиры — так прелестно идут к ее волосам, просто прелестно! Разузнайте, все что можно: имя, магический профиль. — на мгновение задумался. — И все что нельзя, что болтают в городе, Пьер-Александр.
Карета двигалась за город, к аренам, туда, где и досужие знатные дамы, и охочие до авантюр голодранцы были одинаково не прочь почесать языками про все и обо всех.

Рыцарская арена

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC