ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Университет

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://i62.tinypic.com/35her7d.png
Недалеко от центра Каэндора располагается Боннэт - здание университета. Оно обнесено высокой и прочной решеткой, дабы уберечь честных горожан от школяров и последствий их развлечений.
Выделяют следующие факультеты: Семи свободных искусств, Высокого права, Природы, Врачевания, Механики. Три последних находятся под покровительством Семей.
Число свободных искусств ограничено семью; они выстроены в значимом порядке, определяющем уровни обучения: искусства слова (грамматика и риторика), мышления (диалектика) и числа (арифметика, геометрия,
астрономия, музыка).
Основная цель университета- подготовка специалистов, но многие школяры остаются такими на долгий, если не вечный срок. Среди таких наиболее известен Делож- основатель "школы Веселых наук".
- Не знаю, под какой звездой
Рожден: ни добрый я, ни злой,
Ни всех любимец, ни изгой,
Но все в зачатке;
Я феей одарен ночной
В глухом распадке.

http://i59.tinypic.com/25018g8.jpg

http://i60.tinypic.com/118iqmx.jpg

Ректор Себек

Выбран на эту должность ректора во второй раз, чем очень тяготится. Мечтает вернуться к преподаванию, ибо обожает учить. Хотя это не мешает ему  отправлять школяров на порку и в карцер. Любимая поговорка: "Не входит в уши, войдет через задницу".

Аргел Тал

Привратник университета Боннэт. Сидит и принимает письма и записки уже столько лет, что мало кто помнит, откуда он взялся. Решает самый главный вопрос- "Впустить или не впустить".

0

2

Апельсиновый двор

Друзья шли по улице, не скрывая лиц и внимательно разглядывая окружающих. Сааведра пообещал подъехать чуть позже и ждать их у входа. Таким образом, на долю Диего оставалось само похищение.
-Свободные искусства- вот в этом крыле. Значит, нам надо зайти туда, найти нашу красотку и незаметно вывести ее
-А как зайти, наши лица не очень то похожи на школярские. Особенно мое.
-Диего, мы пойдем на диспут! На свободных искусствах они каждый день, лучше любых жонглеров! Еще и драка будет. Сейчас сторонников диспутантов по сторонам рассаживают, да девками разделяют, а раньше и до клинков доходило! Хотя когда девки сами диспутируют, то это смех до колик. Вот начнется драка, так под шумок мы невесту и выведем.
-А не будет драки?-Алатристе занял место в задних рядах галерки и принялся высматривать девушку.
-Непременно будет!- Кеведо даже ужаснулся от мысли, что главное развлечение дня может сорваться.- Ну, или сами начнем.
Диего улыбнулся.
-Я поступлю проще,- и в руке у него появился большой кусок смолы.
-Вот эту "булку" видишь? В синем платье?-Диего указал другу на цель их авантюры. Ее было трудно не заметить:одежда ярким пятном выделялась среди блеклых цветов ее соседок. Да и размером невеста была покрупнее своих подруг. Раза в полтора. Нет, сто пятьдесят- двести фунтов воину унести не тяжело: тараны и побольше весят. Но эту тушку надо было доставить без повреждений, а это уже вызывало небольшие трудности.
Два наряженных в своеобразные длинные плащи диспутанты вышли перед собравшимися. Каждого встретили свистом с одной стороны и рукоплесканиями с другой. Похоже, что пророчество Кеведо имело все шансы на претворение в жизнь. И это было хорошо.
Тем более, что поэт уже вовсю терся среди приверженцев одного из диспутантов, подбивая их устроить драку. О чем хоть они языки чешут?
-...А я утверждаю, что славить свою Прекрасную Даму следует в начале каждого сонета, а уж далее...
-... Как было прописано Деложем в его трактате...
-... Но если вспомнить традиционное стихосложение...

Диего откровенно скучал: это было не по его уму. Вот бы про школы боя говорили... Или хотя бы сами стихи читали. Но даже Франциско не обращал внимания на диспутирующих. Видимо, настоящему поэту не были интересны методы и правила. Он писал так, как лежало на его душе и подвластно было его вдохновению.
Алатристе поджег смолу и затолкал ее подальше от себя, в ряды сторонников левого диспутанта. Все равно имена их ничего не значили для него. Кеведо заметил движение друга и тоже начал действовать. Издав громкий крик, поэт ринулся в сторону соперников.
-Бей их!
Начиналась драка. Да и смола начинала свое дымное дело, медленно разгораясь под опрокинутыми лавками.

0

3

С чем  можно сравнить то, что началось в помещении? Диего вспомнил шум в серале одного мелкого князька... Тогда их небольшому отряду пришлось выдержать самый страшный бой за всю их воинскую службу. Обитавшие в нем женщины встретили случайно пробившихся туда пехотинцев воплями счастья и грамотной атакой. Хорошо что через несколько капель на "выручку" нападавшим наемникам пришли дворцовые охранники. А несколько ран полученных в том бою стали вполне достойной платой за спасение их жизней и здоровья.
Или вот еще был случай, когда один не совсем нормальный правитель создал женский отряд своей личной стражи, и вот во время одного сражения... Хотя про это лучше расспросить Сааведру: у него остались самые полные воспоминания. Или прочтите его "Корнелию", в ней ругательств поменее будет.
Здесь же творилось нечто подобное. Женщины визжат, школяры орут, Кеведо с Алатристе ругаются. В общем ничего страшного. Как сказал после Франциско- мелкий пожар в борделя во время наводнения, когда горит сума мытаря. Вот не знаешь тогда радоваться тебе и смеяться или грустить и сокрушаться.
Диего протолкался в средину визжащей толпы девушек, и уже в самих дверях слегка придушил невесту, заткнув ей рот своей левой лапой в плотной кожаной  перчатке. Нет, не до смерти, лишь бы дух из нее вышел.
Кеведо, бывший неподалеку, сразу начал создавать шум:
-Расступитесь, дайте воздуху глотнуть! И пожар, пожар тушите!
Добрая душа Алатристе на этот раз стала источником проблем для авантюристов. Вот сколько раз можно впадать в неумеренную жалость и дозировать силу удара? Радовало только одно: ни силы ни мозгов у данной невесты не наблюдалось, так что орать и сопротивляться она не собиралась. Или, может быть, сильная рука Алатристе и его перчатка мешали ей как с первым так и со вторым?
Кое-как вытолкав собравшихся на диспут из здания факультета свободных искусств, брави ускорились и ринулись к воротам, за которыми уже с нетерпением грыз удила конь, на котором восседал некто в маске.
Еще раз придушив невесту, Диего закинул ее тело на круп коня. Сааведра дал шпоры и похищение состоялось. Друзья же моментально одели маски и, положив руки на рукояти оружия, повернулись к остальным школярам. Презрительно смерив их взглядом, авантюристы посмотрели на дымы, вырывавшиеся из окон дома и затянули старую песню наемников.
О-о-о, семь моргов сосен,
О-о-о, пять моргов елок,
О-о-о, три куста малины,
О-о-о, полторы березы,
О-о-о, все сгорело на на*ъ!

0

4

Как ни странно, но школяры не разбежались по сторонам, как овцы при виде волка, а стали подтягиваться ближе к брави.
-Смелости больше чем ума- негромко произнес Кеведо. И добавил свою любимую фразу: -Придется подраться!
Сверкнули клинки. Диего быстрым выпадом остановил лезвие возле горла вожака молодых людей и заговорил:
-Вот что, юные герои, предлагаю вам немного подумать. Во-первых, по какой причине вы связали нас с этим происшествием? Есть ли у вас какие-либо доказательства?-Алатристе сделал короткий приставной шаг вперед, держа оружие на вытянутой руке и заставив школяров отшатнуться.
-Дальше, вы тут про похищение кричите. А знаете ли вы, что женщина не может ни вступать в брак, ни заключать договора без согласия отца или опекуна. То есть она является не субъектом, а объектом права. И если было похищение- якобы, то оно свершается согласно закону. А вы ему препятствуете.- еще шаг вперед.
-Продолжу. Вы, без оружия и ума, пытаетесь напасть на двух воинов, каждый из которых сотню таких как вы плевками разогнать может. Вот если через две капли я буду видеть ваши рожи в пределах досягаемости моего оружия, я вам это и продемонстрирую. А ну, сдристнули отсюда!
Судя по всему, эта группка гиен то ли считала себя выше закона, то ли сваренной крепче яиц, но большая часть из собравшихся осталась на месте и угрожающе начали окружать авантюристов. Друзья не стали долго ждать: они хорошо знали как  следует действовать в такой ситуации. Разве что первые их удары были не насмерть: школяры не были воинами и за их жизни не было заплачено. Разве что веселый смех зазвучал над двором университета. Да еще Кеведо не удержался от стихов:
-Он прячет мерзостную рожу
И глаз не кажет – знать, недаром.
Но я почту его ударом,
И выпадом – облагорожу.

0

5

Первая кровь была пролита- щека заводилы украсилась свежей кровавой полосой. Алатристе записал ее на себя, но и Кеведо не собирался отставать от друга.
Смелость школяров оказалась на весах- с одной стороны поддержка друзей, с другой... Тут ведь и убить могут!
Глядя в спины разбегавшихся школяров, Франциско недовольно произнес:
-И это нынешняя молодежь. Ни на что не годятся. При первой ране -даже не своей!- разбегаются. А помнишь, как мы ночью донжон при Шизу штурмом брали? Двадцать шесть нас пошло в ту ночь против двух сотен их. Пробились же, не отступили.
-Конечно, нам же сказали самые главные слова перед боем. По два новема прибавки! И не доплатили ведь.-Алатристе мрачно рассмеялся. От его тихого смеха зевакам, сбежавшимся к месту потасовки, стало не по себе и улица зажила своей жизнью, будто и не было ничего.
- А что с ними поделаешь? Школяры... Вот выпить и поорать- это они любят. А ты молодцом, как начал пункты перечислять начал-так сразу на лекции себя ощутил.
-Ага, на лекции. Как капитан нам глаз на уши натягивал за сломанные дротики помнишь?
-Первое, вы ... ! Ибо, а сие есть второе, вещь эта, дротиком именуемая, создана для того, чтобы быть сломанной. Но не таким случаем, ..., а в бою и это третье. И,..., в четвертых, руки свои... !- Кеведо вспоминал давнюю проделку, когда они были молоды и неумелы.
-Завтра пойдешь со мной на бега. Денег лишних не бывает и не вздумай там ставки делать!- Алатристе уже выбросил из головы сегодняшний день- тем более сумерки вовсю падали на улицы города- и думал о будущем. Зачем усложнять жизнь, которая и так не легка?

Апельсиновый двор

0

6

Почувствовав резкий толчок в бок, Элиса встрепенулась, подняла голову и открыла глаза.

Прямо перед ней лежал наполовину исписанный пергамент, последняя строка криво уезжала вниз, оканчиваясь жирной корявой кляксой в правом углу листа. Над ухом раздался сдавленный смешок - бледное скуластое лицо рыжего Фернана кривилось в ехидной усмешке. Девушка, нахмурившись, изо всей силы попыталась лягнуть соседа ногой под деревянной лавкой, но промазала, с силой ушибив лодыжку о ножку мебели. Вертлявый сосед захихикал еще мерзотнее, но от девушки благоразумно отстал. *Угораздило ж еще проспорить последние пять новемов этой рыжей скотине* - поморщилась, вспоминая вчерашнее. Ох уж это вчерашнее... Пламенная диспутация, не закончившаяся дракой прямо в Университете только силами магистра, плавно перетекла в соседний кабак, сдобренная, кажется, всем алкоголем, отыскавшимся в округе. А там-то студиоузам и море по колено, и Гарольд Ласко не закон. В памяти смутно всплывали чьи-то похороны, на которых глумилась толпа буйных школяров, шумные горлопанские песнопения и звуки разбиваемых стекол. *Боги, надеюсь я хотя бы не пыталась препарировать достопочтенный труп?* Девушка закрыла лицо рукой и с силой потерла переносицу.

Мерный голос лектора растекался по комнате. Молодой мужчина, восседая в резном кресле на небольшом возвышении, хорошо поставленным голосом возносил свою речь куда-то под потолок. Количество народу в помещении было заметно меньше обычного. Ординарные лекции по утрам были главным мучением в жизни Элисы. Нет вещи страшнее, чем университетский колокол спозаранку. Даже оборванные бедняки-ваганты. Даже посвящение в школяры. Даже самая пристрастная экзаменация. Все ерунда в сравнении с этим неумолимым звоном. *Да лучше б я родила шестерых!* - в минуты малодушия стенала молодая Ребера Вальдес по утрам, кляня все сущее, и в первую очередь себя. Голос продолжал звучать, то проваливаясь в паузу, то набирая ритм, но смысл слов упорно ускользал. Девушка отодвинула в сторону наполовину исписанный лист, обнажив новый - в конце концов, она и так одна из редких зубрил в этих стенах, пес бы с ней, этой лекцией - и задумчиво пожевала кончик пера, разглядывая витиеватую стрельчатую раму окна.

Дорогой Гаспар. - перо заскрипело, выводя привычное начало. Хотя до дома был всего час ходу по заливу, письма эти давно и прочно вошли в привычку. Элиса прикусила губу: *Умрет же со смеху. Прежде чем выдать порцию законных люлей.* Опустив голову, стремительно застрочила.

Какое-то время спустя неподалеку раздалось сопение - долговязый Фернан кимарил, запрокинув голову, его длинное тощее тело наполовину сползло со скамьи. Элиса мстительно прищурила глаза и подалась в сторону соседа..
В этот момент главенствующий в комнате голос смолк, вокруг тут же бурно закопошилась жизнь. Фернан бодро вскочил, как по команде, и схватив свои вещички, почесал на выход, еще мгновение - и рыжая всклокоченная голова исчезла в дверном проеме.
Лекция была окончена.

0

7

Университетский комплекс напоминал Элисе автономный город в городе, оплот свободы от обыденных мещанских устоев. Но со своими правилами, авторитетами и группировками, даже закон был здесь свой собственный - суд над школярами и профессурой вершил лично ректор Себек, в отличие от прочих городских жителей, временами весьма недолюбливавших эти буйные "сливки общества" за невозможностью сыскать скорую управу. Возвращаясь в мыслях к славному окончанию вчерашней диспутации, она невольно поежилась - редко пустуют колодки, ох редко. Вот только толку ни на грош. Да один только Делож, бесшабашный поэт с факультета свободных искусств, стоил орды городских легенд. Или виселицы.

Старинные здания факультетов, сплетаясь в единый организм сетью переходов, коридоров и лестниц, образовывали научное ядро жизни города на обособленной территории, обнесенной высоченной решеткой, местами позеленевшей от плесени, местами затянутой хмелем и плющом. Здесь же располагалась и канцелярия, куда направилась Элиса - в небольшом помещении всегда можно было найти кого-то из университетских гонцов. Одного такого, щурившегося на утреннем солнышке, она и отловила, всунув в руку сложенную в несколько частей записку и один медяк:
- Форт Эльда, лично в руки господину Рибера Вальдесу. - глаза гонца округлились, а нижняя губа скорбно отвисла, намереваясь извлечь звук. Не дожидаясь возражений, девушка мученически закатила глаза - Да за два часа, нога тут, нога там! Давай-давай-давай! - слова она подкрепила легким пинком в сторону университетских ворот. Нехотя закрыв рот, тот удалился в указанном направлении. Элиса наблюдала, как гонец исчезает в толпе, тянущейся на выход - до послеобеденных лекций еще прилично, хотя большая половина отправившихся на трапезу в город обратно на сегодня не вернется. *Накрылись мои обеды, как минимум до завтра. Треклятый Фернан!* - костерила она приятеля. Ну как приятеля, из того сорта друзей, которых не грех пустить на опыты. Хмурая, как туча, она просочилась с территории Университета на мостовую под пристальным взглядом бдительного привратника Аргела Тала.

-----> Нотариат

Отредактировано Элиса Рибера Вальдес (2015-05-28 00:11:44)

0

8

Нотариат --->

Толпа на площади бурлила, стекаясь к месту казни, из-за шума объявления глашатая было не разобрать, но что нового там можно услышать? *Любимый аттракцион, выставка достижений блюстителей правопорядка. Зачастили радовать. По ним уже часы можно сверять.* Девушка машинально подняла глаза на башню - полдень. Следовало бы поскорее удалиться, наблюдать ревущую толпу, опьяненную жаждой крови и зрелищ, не хотелось. Она с трудом врезалась в людской поток, стараясь продвигаться к выходу с площади, ее едва не сбил с ног неумытый верзила с сальной мордой, даже не заметив такую мелочь, как Элиса. Девушка держалась поближе к зданиям, пока толпа наконец-то не начала редеть. А вот и необходимый проулок. Мелкие улочки разбегались протоками от казавшегося бескрайним простора городской площади, в их тени становилось легче дышать. Элиса потерла ушибленное плечо и поморщилась. Нет, никак понять таких развлечений: как можно упиваться созерцанием человеческих страданий, даже ради торжества справедливости? Ей-то было не привыкать к крови, трупам, кишкам в плошках, но сугубо во имя преуменьшения горестей на этой грешной земле!

Борясь с внутренним негодованием, она продвигалась вдоль мостовой, до дома оставалось не так далеко, когда взгляд Элисы, рассеянно скользивший по редким прохожим, зацепился за предмет - бурая кожа, тиснение, алый шнур. Такой желанный для любого пройдохи предмет, и тем более желанный от того, что в данный момент он с глухим стуком приземлялся на камни, сиротливый и неприкаянный. Девушка в два шага оказалась рядом; кошель, хранящий тепло хозяина, отозвался приятной тяжестью в руке.

Пару мгновений  она изучала вещицу, ухмыляясь язвительной иронии богов, пока за углом проулка стремилась исчезнуть пепельная шевелюра в обрамлении полукруглого плаща сложносочиненного оттенка. Но скрыться от своего везения незнакомцу не удалось:
- Постойте. - рука девушки коснулась ткани плаща на плече, цвет его, отметила про себя Элиса, отдавал-таки зеленью. Мужчина вздрогнул и, машинально тронув рукой рукоять оружия, оглянулся. - Ваше?
И тут же осеклась с легкой досадой: *Да еще бы не твое, дают - хватай не глядя.*
Впрочем, изумление на лице допускало вариант, что находка попала по адресу. Прежде чем выдавить хоть звук, счастливчик вцепился в тучный мешочек, прижав к груди, аки единоутробного младенца:
- Эээоооуу. А. Да! Да-да.  - прищурив глаза, всмотрелся в лицо перед ним, - а ты.. это, что? - не найдя, по-видимому, признаков, по которым девицу можно было принять за умалишенную, либо за фанатичную служительницу культа, торопливо развязал шнурок и ревностно осмотрел содержимое, для верности пристукивая пальцами по днищу кошеля. - Кхм-кхм. Ну.. дык же.. спасибо что ли. Коли не шутишь. - пальцы его все еще шерудили между монетами, а на лице отображалась сосредоточенность.
- Спасибо не звякает. - отрезала Элиса. Первоначальный порыв сменился тенью сожаления. Да и тип не отличался особой приятностью.

Получить награду

серебро (да) / медь (нет)

Пересчет монет был окончен, кошель исчез под зеленым плащом, мужчина снова вгляделся в девушку, довольная ухмылка расползалась по его лицу:
- Зато, мож, булькает? - рука в перчатке махнула в сторону ближайшего питейного заведения, а взгляд с прищуром переполз на грудь девушки.
Элиса угрюмо помотала головой:
- Хватит с тебя на сегодня чудес. Счастливо оставаться, не зевай.

Улочка петляла и становилась уже - квартал близ Университета напоминал лабиринт с небольшими островками перекрестков и скверов. Ряды старинных домов сбегали под откос с одного из холмов, на которых покоился город. В это время дня здесь было исключительно спокойно, зато к вечеру просыпалась жизнь в многочисленных мелких заведениях, облюбованных школярами. Обитать в центре города стоило весьма недешево, но по одному из распоряжений Семей фиксированная невысокая стоимость жилья для учащихся была строго определена городскими законами, и правила эти арендодателями неуклонно выполнялись, что значительно облегчало жизнь труженикам интеллекта. Зато весьма осложняло зажиточным соседям. Со временем район превратился в оплот местной "богемы", опухоль молодости и буйства в самом сердце Каэндора.

0

9

http://i57.tinypic.com/ajkxe1.png

Пара поворотов, привычная прохлада арки и тихий двор, посреди которого чах в тени скучающий олеандр. В воздухе разливались запахи его более удачливых собратьев и готовящегося обеда. Элиса толкнула тяжелую дубовую дверь.
- Марта! Не было мне письма? - хозяйка дома, гремя утварью, орудовала на кухне.
- Что-то ты рановато сегодня. - с подозрением отозвалась смуглая женщина, - Накрывать на стол? Обедать будешь?
Элиса всячески отбрыкивалась от настоятельных требований матери обзавестись слугами, как подобает приличной девице. Прекрасно понятно, что каждый чих ее был бы с подробностями изложен этими самыми слугами в стенах форта Эльда. Куда спокойнее живется без лишних глаз. Вполне хватает и хозяйки, хотя и с той не находилось  желания откровенничать.
- Нет, не стоит. - девушка засунула нос на кухню и схватила первую попавшуюся булку. - Марта. Письмо?
Поджав губы, хозяйка недовольно вытерла руки о передник и протянула небольшую записку.
- ..Спсб.. - прожевывая горячее тесто, буркнула Элиса и взбежала по скрипучей лестнице наверх.
В открытое окно врывался теплый ветер и запах тины, дом находился в самой низине меж холмами, прямо под зданием плескался узкий и мутный городской канал. На подоконнике, от створки до створки растянулся здоровенный черный котяра. При появлении хозяйки животное лениво спрыгнуло с теплого местечка и нехотя, в виде одолжения, потерлось о ноги вошедшей девушки.
Элиса развернула записку и пробежалась по содержимому. *Хм, Гаспар, очевидно, сегодня письма еще не получил. Интересно..* Чем дальше струились строки, тем шире становилась ухмылка девушки. Закончив чтение, она скомкала лист, небрежным жестом тот был отправлен прямо в камин, на растопку.
- Ну что, Бю. Сдается мне, лекций сегодня не будет. - кот щурил зеленые глаза, можно подумать, его это сильно интересовало. Поцеловав толстопуза в лоснящуюся морду, девушка покидала вещи в сумку и спустилась вниз, громыхнула входная дверь.
Конюшня располагалась прямо за домом, в эти сонные часы о наличии жизни тут говорило только жужжание мух и редкое фырканье двух жильцов - молодой вороной и старой пегой кобылы. Элиса вернулась обратно к двери, и как следует громыхнув дверным молотком, угрожающе вопросила в сумерки конюшни:
- Пепииитоооо?
Из-за угла высунулась взлохмаченная голова подростка, шевелюру и рубаху его украшали пучки соломы. Пацан, позевывая, протирал глаза.
- Пепито! Седлай Рыбу.
Закончив тереть глаза, конюх уставился на девушку, не торопясь выходить из укрытия:
- Не буду. Она.. она больная, твоя Рыба! - в доказательство своих слов пацан протянул на свет руку, украшенную свежим укусом. - Сама седлай!
- Что?! Ах ты.. дармоед, да вот я ж!.. тебя! - затрещина полетела прямо в ухо, но не успела достигнуть цели, пятки проворной жертвы сверкнули по лестнице, ведущей в темную прорезь хода на чердак. Только клубы пыли серебрились в лучах света.
- Пепито! Бляжий сын! Дармоед, как есть! - размахивая руками, она  в ярости грозила кулаком куда-то в потолок. -  Оболтус и негодяй! - костеря пацана, Элиса вошла в загон к лошади, та уткнулась носом в ладонь хозяйки и захрустела припасенным остатком булки. - Дураки они все, да, Ребекка?
Ребекка, более известная как Рыба, отличавшаяся наиболее крутым норовом из всех лошадей в имении Рибера Вальдес, судя по всему, была абсолютно с хозяйкой согласна. Вздохнув, Элиса взяла щетку и принялась тереть бока лошади - не первый раз уж. Еще дома конюхи скорее с превеликой радостью согласились бы отправить строптивое животное на колбасу. И наверное, из духа противоречия, Элиса выбрала в любимицы именно эту лошадь. С тем лишь условием, что следить за ней приходилось самой. К всеобщему удивлению, кобыла если не отвечала взаимностью, то во всяком случае прилежно терпела молодую хозяйку. Взяв небольшой крюк, Элиса одно за другим чистила копыта лошади, та лишь мотала головой - для кого-то другого нехитрый процесс однозначно закончился бы травмами. Какому только делу не научишься из вредности! Закончив, Элиса неторопливо седлала лошадь, затем вывела из конюшни и проворно взгромоздилась в седло. В тиши дворика раздалось звучное цоканье. Из-за приоткрытой занавески, провожая взглядом удаляющуюся со двора пару, замаячило полное праведного неодобрения лицо Марты.

----> Лечебница

+1

10

Лечебница

В учебных лабораториях факультета врачевания покоилось настоящее сонное царство. До экзаменаций еще далеко, а это означает, что у студентов есть куда более важные и необходимые дела, чем кропеть над химией. Дегустация вин, например. Или яростные диспуты.

Лицо Элисы снова было закрыто так, что оставались одни только глаза, а руки укутаны по локоть. Таковы правила, чего уж только не делают а учебных лабораториях Университета, а зная нерадивость некоторых студентов.. Небольшое помещение было доверху завалено разнообразными колбами и склянками, многие из них были треснуты или почти пусты, Элиса, нахмурив лоб, выискивала нужное, балансируя на приставной лесенке - совсем как в библиотеке. *Лаборанты, кажется, палец о палец не ударят, чтобы навести здесь порядок. И как их только половицы университета носят?*

Наконец-то выцепив подходящие склянки, она прошла в соседнее помещение, где в это время практически не наблюдалось активной жизни, к высоким столам, где, подогреваемая, уже бурлила розоватая смесь, и открыла сумку, доставая и раскладывая в рядок необходимые ингредиенты. Самым последним на свет явился пучок листьев - обычных виноградных листьев - и одна недозрелая гроздь. Теперь предстояло долго толочь, отжимать, просеивать и смешивать. С любопытством засунув в рот одну виноградину и тут же сморщившись - кислятина! - девушка преступила к работе.

Отредактировано Элиса Рибера Вальдес (2015-05-28 00:48:32)

0

11

Лучи заката окрашивали лабораторию в такие зловещие багряные тона, что впору было справлять обряды во славу Танатоса. Но Элиса не обращала на это  никакого внимания, главной прелестью окружающего антуража было отсутствие активной студенческой жизни в этой части факультета: до экзаменов еще далеко, а значит у школяров находятся более важные и значимые занятия, чем химия. Дегустация вин, например, или бесконечные диспуты. Девушка собирала вещи и вымывала колбы, размышляя о том, что окромя дел насущных неплохо бы, конечно, и поужинать.

Во дворе университета царило оживление, судя по лихорадочному блеску в глазах, диспут окончился характерным развлекаловом. Словно в подтверждение этому, у ворот замаячила довольная рожа Фернана, украшенная свежим фингалом. Элиса тут же ухватила приятеля за рукав:
- Отхватил? Поделом таки!
- Да лаааадно, самое веселье пропустила! - смех студента был больше похож на заливистое ржание.
- Знаем мы ваше веселье. Никаких новемов не напасешься.
- Все еще злишься что ли? А ты в следующий раз голая прыгай. - ржание перешло в заливистый гогот, а Элиса скривилась, как будто тщательно пережевывала лимон.

Последнее ее участие в подобных развлечениях закончилось феерически идиотским спором на "слабо" по приземлению своих бренных тел с ближайшего моста в канал. Дури после пары литров красного было не занимать, да вот квест Элиса с треском провалила. Красочная постановка, единожды на арене цирка: акробатический этюд вусмерть пьяной Рибера Вальдес, беспомощно трепыхающейся в попытках отцепить подол платья от кованых перил моста - великолепная картина! Вот вам и времена, вот вам и нравы. Потеря любимого платья  и пяти золотых тут, конечно, не самое страшное. Так что свидетеля и подстрекателя в одном лице - Фернана - явно хотелось придушить.

- Тоже мне, прыгун на вином мехе! Пойдем, ужином накормишь даму. - взяв под уздцы Рыбу, Элиса направилась по улице в сторону площади.

Таверна "Большая кружка"

0

12

Квартал ремесленников

Пробираться через весь город с окраин было весьма затруднительно, да и времени занимало изрядно. Навестить Гаспара либо же посетить судоверфи не представлялось возможным успеть - а ведь дела семьи превыше всего.
Элиса всерьез опасалась, не придется ли снова ночевать на сомнительной чистоты простынях постоялого двора? Заторы на центральных дорогах заставляли нервничать. Сворачивая на совсем крошечные улочки, она уповала на то, чтобы навстречу не попался прохожий - а то несчастному пришлось бы пролезать меж копыт у Рыбы!

Буквально влетев во двор своего дома, она оставила лошадь у двери и, перескакивая через несколько ступенек разом, поднялась к себе. Кривые строчки   стремительно ложились на лист: дописав письмо, девушка взяла его в зубы и через голову стянула платье. Так она и бегала, с запиской во рту, торопливо меняя одежду на более свежую, наконец слетела по ступенькам вниз, на ходу припрятывая поклажу в сумку:

- Марта! Маааррррта! - в гостиной было пусто, никто не отзывался, -  Да где же ты, упырь тебя подери! Письма не приходило? Марта!
Девушка с такой силой толкнула дверь кухни, что на полке зазвенели блюдца. Домохозяйки не наблюдалось, зато мелкий Пепито невозмутимо грыз морковь:
- Ты че орешь? Нет ее.
Элиса оглянулась, будто проверяя слова мальчонки:
- Вижу, что нету.
- Ну вот и че орешь тогда.
Подкравшись поближе, Элиса наконец-то от души влепила давно причитавшийся пацану подзатыльник. Тот тихо икнул, запустил в нее в отместку огрызком моркови и дал стрекача.

Письма снова не оказалось, а значит и денег, и новостей.
Злая, как собака, девушка вышла из дома, запрыгнула в седло и приложилась пятками по округлым лошадиным бокам.

Из университетских ворот тянулись студенты, занятия которых были окончены. Ткнув кого-то локтем в бок, наступив еще кому-то на ногу, Элиса настырно выбиралась из толкучки на тропинку поближе к канцелярии. Прежде всего - отправить сообщение Гаспару.
Когда личные дела были окончены, а гонец унесся с письмом, девушка схватила за рукав ближайшего к ней писаку, мирно перекладывавшего за столом свои бумаги:
- Аргела видел?

да/нет

в университете ли Аргел Тал

0

13

Скромный работник канцелярии от неожиданности положил лист не в ту стопку, задумался, переложил в соседнюю, потом еще раз пораскинул мозгами и отправил бумажку в корзину для мусора. Наконец, он уставился на Элису блеклыми безэмоциональными глазками давнишней канцелярской крыски:
- Во-первых, уважаемая, не "видел", а синьор Ратта. Во-вторых, господин Аргел Тал на своем месте. В приемной.
- Премного благодарна, любезнейший синьор Ратта! - Элиса отвесила нарочито учтивый полупоклон, произнеся каждое слово с таким выражением, что будь оно материально, непременно служило бы отравой для крыс.

В приемной университета даже под вечер всегда толпился народ. Школяры из дальних земель, таящие надежду зачисления на курс прославленного университета Кэндора, посыльные богатеев, простые студенты, самый разношерстный народ - и все со своими делами к Ректору. Но на пути у всех них, как Цербер, стоял - а вернее сидел за обширной кафедрой - бдительный Аргел Тал.

Элиса слонялась от стенки к стенке в коридоре, дожидаясь своей очереди. Ожидание тянулось целую вечность, или так казалось - как оно кажется всегда, когда слоняешься, как бойцовский петух в крошечной клетке, в этом узком коридоре со скрипящими половицами и высоким сводчатым потолком. Наконец, она скользнула в приемную.

Объемный, как скала, Аргел возвышался над университетской суетой как форт Эльда - над волнами каэндорского залива. Встав смирно, расправив плечи, девушка привычно отрапортовала:

- Элиса Рибера Вальдес, курс доктора Шарля Делора. Прибыла по просьбе господина Верронна, который, к сожалению, не имел возможности посетить вас самолично. Имею поручение всячески поспособствовать данному делу. - слегка перекатываясь с пяток на носок, Элиса, заведя руки за спину с любопытством смотрела на Аргела.

0

14

Аргел поднял глаза на вошедшую Элису и хитро прищурился. Студентов бывает много, а увидеть очередную симпатичную и молодую особу всегда приятно.
- Какие красавицы у Шарля на курсе, однако. Какой еще Верронн?
Тал наморщил лоб, припоминая всякие имена.
- А...Это тот, что бездельник что ль?  Художник от слова худо. Да.
Мужик вывалился из-за своего стола, пыхтя как отъевшийся кабан, выкатывая нижнюю губу.
- Ну не сердись, я к художникам со своей точкой зрения подхожу. Мало талантливых. Стало быть, вместо себя прислал девушку. Хитрец какой. Это, милочка моя. Наш многоуважаемый ректор Себек, желал бы заказать свой портрет и у твоего художника есть шанс проявить себя. Для того, ему б явиться завтра днем к Себеку лично, но сперва, пусть ко мне зайдет. Будет писать картину -портрет. Об оплате договоримся с ним. Передай, что ждать буду. Днем.


- Благодарю! В точности передам. - не отнимая у Тала лишнего времени, она нырнула обратно за дверь. Суровый Аргел был в на редкость благостном расположении духа. Даже смутил студентку. Тем не менее дело было ясным и обернулось быстро.
*Вот сразу видно человека дела, не то что разного рода богема* Университетские коридоры практически опустели, пара студентов болталась за дверью с обреченным видом. Так редко в этих стенах застаешь безлюдную тишину и покой.

Пускать в дальний путь, когда дом так рядом, страшно не хотелось - Элиса вздыхая отвязывала одинокую Рыбу, но надо, значит надо. Лошадь продвигалась по улочкам, свернув на набережную канала. Вода казалась застывшими чернилами, город словно окрасился в серые пасмурные тона.
Достопочтенные горожане уже попрятались по домам, а ночные обитатели города еще не вступили в свои права, только хмурые стражники у городских ворот сопроводили взглядом укутанную в плащ фигуру на вороной лошади.

Квартал ремесленников

0

15

Квартал ремесленников

Элиса успела как следует продрогнуть, косой дождь хлестал по бокам ее лошадь с упорством самого сурового берейтора. Войдя в помещение, она сняла плащ – тот было в пору выжимать, не без опасений устроить тем самым настоящий водопад в миниатюре. Аккуратно, чтобы не разводить лишнюю грязь, девушка отправилась прямиком на кухню, не мешало бы  повесить сушиться пострадавший предмет гардероба поближе к печи, но едва переступив порог, застыла с самым глупым видом: как тореро, супротив которого вдруг вышел сияющий крылатый Пегас. Ее «капоте» тут же полетел в угол и через мгновение она уже накрепко обнимала за шею человека, мирно пившего горячий чай.

- Гаспар! – по обыкновению, сейчас ей надлежало бы прыгать вокруг брата мартышкой, вереща от радости, но смущало присутствие на кухне посторонних: Марта доставала лишний прибор, едва заслышав стук копыт. Сегодня завтракали ароматной лазаньей.
- Гаспар, ну что же ты не предупредил, что приедешь?
Она с плохо скрываемым восторгом разглядывала такое родное лицо, смуглую кожу, две глубокие морщины у переносицы, короткий шрам на левой щеке. От него так восхитительно приятно пахло морем и домом. Знакомые и любимые до невозможности плечи, выправка, насмешливые черные глаза с прищуром -  Элиса с трудом заставила себя расцепить наконец руки и, усевшись за стол, приняться за еду.

- Вообще-то, - Гаспар невозмутимо продолжил чаепитие - предупреждал, в письме.
- Ммм? М! – непрожеванный кусок не дал возможности возразить.
- Сеньориты никогда не бывает дома! – немедленно встряла Марта с тоном глубочайшего осуждения. Перед Элисой на стол легла записка, давеча так и не попавшая к ней в руки.
*Это кого еще не было, вот же выдра болотная*
- Нас и сегодня не будет, Марта. Можешь не хлопотать над обедом из пяти блюд. Хотя я, признаться, этим опечален. Твоя лазанья – лучшая по ту и эту сторону пролива. - он подмигнул сестре, которая не преминула скорчить рожу за спиной у Марты.

Домовладелица расцвела от удовольствия, хотя она всегда расцветала, стоило только Гаспару Рибера Вальдесу переступить порог дома - вот и сейчас она упорно отиралась на кухне, поближе к любезному сеньору, который, к тому же и оплачивал весь их нехитрый быт. Элисе же не терпелось переговорить о делах без лишних ушей. Едва завтрак был окончен, двое – девушка укутанная в темный плащ и мужчина в широкополой шляпе - углубились в лабиринты безлюдных улочек, омываемых потоками дождевой воды.

Трактир "У дядюшки Марко"

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC