ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лечебница

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://i61.tinypic.com/3eas1.png

К северу от храма Аллеи сердец располагается Лечебница семейства Порто. Сюда привозят больных и отправляют в последний путь до Алтаря скорби тех, кому служители Куртуаза оказываются не в силах помочь. Здания украшают стрельчатые окна и высокие башенки, на крышах - цветная черепица. В центре мощенного дворика располагается небольшой алтарь. Тенистая аллея  ведет со двора в сад, где выращивают лекарственные растения, а идущие на поправку пациенты совершают неторопливые прогулки. Корпуса зданий лечебницы включают кухню, подвалы которой ломятся от запасов, аптечные мастерские, купальни и бани, каких не сыщешь во всем городе. По периметру просторных залов, где лежат больные, расставлены высокие кровати с балдахинами, шторы красной ткани прикрывают каждую лежанку с двух сторон, у каждой стоит стул и стол. Обратиться к служителям Куртуаза за помощью может любой житель города, для зажиточных больных имеются отдельные палаты.

http://i58.tinypic.com/2115dlc.png

Сестра Минерва

Приняла обет служения Куртуазу в ранней юности, всегда держится скромно. Носит подобающие для сестры одежды белого цвета, в повседневной жизни предпочитает простые невзрачные наряды. Отличный лекарь, терпеливо ухаживает за больными. Всегда готова приютить болезного, утешить страждущего, выслушать путника, посочувствовать, дать добрый совет и нужную микстуру.

http://i59.tinypic.com/20jh0z4.jpg

Эндрю Хиркус

Хам, грубиян, моральный урод. Старший врачеватель лечебницы. Медикус от Куртуаза. В лечебнице не признает никаких авторитетов.

0

2

Магистрат

Первым делом, а первым делом что? Ну точно не гитару!Первым делом надо привести себя в порядок, то есть отправиться в лечебницу и подлатать раны. Лучше бы посетить магов, но было две причины не делать этого. Для начала, нелюбовь Порто к незваным поздним визитерам была известна, да и нелюбовь самого Алатристе к магам никуда не исчезла. Хотя, надо будет навестить Шато завтра.
Пока же целью путешествия была лечебница. Натуральные методы они как-то понадежнее будут. Заодно надо прикупить каких настоек, а то даже выпить в бою нечего.
Диего не приходилось до этого дня пересекать порог лечебницы, так что доносящиеся из нее вопли стали для брави неожиданностью.
-Ты!!! Гамадрил волконогий!!! Как в твой пустой мозг могла проникнуть мысль, больного с простудой положить в палату с открытым окном! И теперь мне надо лечить у него воспаление легких! Голем туполобый! Кто тебя надоумил, делать перевязки использованной корпией! Ты! Я тебя пинцетом на кости разберу!
Посреди приемного покоя, подпрыгивая и брыжжа слюной в разные стороны бесновался рыжий субъект в черном балахоне. Судя по всему, это и был известный на весь Каэндор медикус.
-А это еще кто пришел? Я охрану не вызывал! Хотя если уж пришел, то выброси этих недоумков отсюда! Пусть идут каки собачьи с улиц собирают, это самое подходящее для них дело! Людей лечить это для них слишком сложно!
Нда, характер не мед. Хрен с перцем. Надо быстро подлечиться и бежать.
Хиркус немного успокоился и начал внимательно рассматривать Алатристе. Брави почувствовал себя лошадью на ярмарке. Сейчас в зубы будет смотреть и под хвост заглянет.Но медикус, видимо, сделал верные выводы из рваной одежды и оружия на боку и махнул рукой:
-Проходите в пятую палату и располагайтесь. Сестра, корпию и отвар арники!
Диего проследовал в указанном направлении, а вслед ему неслось:
-Ты, вредитель прожорливый! У тебя в голове не мозги, а кислое кобылье молоко!
Никто из персонала, да и из пациентов на это внимания не обращал: видимо они уже привыкли. Но теперь Алатристе точно выяснил, куда следует направлять студозиусов с факультета изящной словесности, эту самую словесность изучать.
В палате приятно пахло свежими травами, мятой и чабрецом, а у потолка светил небольшой огненный шар. Судя по всему, пятая палата предназначалась для дорогих гостей и дорого им обходилась. Впрочем и лекарь тоже себя не заставил ждать.
-На кого жалуетесь? Виновный выжил? -Хиркус своими тонкими пальцами развязал завязки одежды и начал копаться в ранах. Брави начал скрипеть зубами от боли.
-Больно это хорошо, значит живы, значит можно лечить. А вы этим так, для себя занимались, или из высоких соображений? А то надо тут помочь будущему каэндорской медицины и избавить ее от нескольких недоумков. У меня деньги есть. Нет? Жаль. Дыхание задержите. Хорошо. Значит до утра остаетесь у нас, вам лекарства сейчас поставят. Ну и приятно было познакомится. -медик пожал брави руку и выбежал из палаты.

Апельсиновый двор

0

3

Апельсиновый двор

Прошлое вновь встало перед взглядом воина. Тогда он чувствовал себя почти так же, как и сейчас. Но это не мешало ему исполнять свой долг.

— Ты ли Эзра, живущий на болотной дороге?
— Ну так. Чего вам от меня надо? — угрюмо буркнул старик в ответ.
— Скажи нам, где твой двоюродный брат Гидеон, тот одержимый юноша, что жил вместе с тобой?
— Так это всем давно известно! Однажды он ушел в болота и не вернулся. Должно быть, бедняга заплутал и не смог найти дорогу назад. Я думаю, парень либо нашел смерть в волчьих зубах, либо его засосала трясина, а может, гадюка укусила, кто знает?
— Все ясно. А теперь послушай меня, Эзра, прозванный скупцом. Вскоре после того, как исчез твой родственник, один из жителей деревни, возвращавшийся к себе домой через пустоши, подвергся нападению неведомой твари и был растерзан на мелкие кусочки. Именно с тех пор верхняя дорога сделалась смертельно опасной. Сперва погибали местные жители, а после и путешественники, имевшие несчастье забрести в эти негостеприимные края… Всех их постигла печальная участь в когтях злобного духа. За этот год умерло немало людей, и ужасен был их конец.
Побывал прошлой ночью на проклятых пустошах и я. Мне довелось там услышать и увидеть то, что вряд ли я забуду до конца своей жизни. Я слышал, как убегал очередной несчастный, взывая о помощи и слышал, как демон нагнал его. Этот чужак, не ведавший о том зле, что нашло себе приют на пустошах, был сильным человеком. Уже раненный, дважды вырывался он из когтей зла, и дважды чудовище настигало свою жертву. И наконец бедняга умер прямо у моих ног, умер в таких муках, что зрелище их заставило бы содрогнуться любого палача.

Крестьяне беспокойно топтались и испуганно перешептывались за спиной Диего. Эзра потихоньку утрачивал самообладание. Водянистые глазки старого скряги перебегали с одного лица на другое. С ним произошла разительная перемена — больше он уже не напоминал полоумного старика, скорее — хищную птицу.
— Да, да, ужас-то какой! Вот ужас-то! — забормотал он торопливо. — Не пойму только, с какой стати ты мне эти страшные вещи рассказываешь?
— А вот с какой, ты слушай дальше. Неуязвимый призрак явился по мою душу из теней, и мы бились насмерть над бездыханным телом. Долгим и тяжелым был наш поединок. Не знаю точно, сколько прошло времени, но я стал брать над ним верх.  Силен был зловредный дух, да только я оказался сильнее. Демон бежал от меня, и мне не удалось его настигнуть. Однако, прежде чем вырваться из моих рук, проклятое создание открыло мне страшную правду.

0

4

-Мессер, -прозвучало возле головы Алатристе, и это короткое слово вырвало разум воина из бреда воспоминаний.
-Что, опять? Я же его не с пира отпустил, а из больницы! А он опять вернулся. Хоть компанию с собой не привел? Сестраа! Приготовь вторую палату и инструменты. Я тут кое-кого сейчас резать буду.
Диего вновь начал терять рассудок. Неужели он все же умер и угодил в иной мир какого-либо дикарского культа? Ведь только в таком мире смерти продолжались мучения, да еще и без разбора на правых и виноватых?
Сознание то уходило, то вновь возвращалось, перед глазами брави иногда проявлялось какие-то моменты, как тогда, когда ты  в глубокой ночи выбиваешь огонь из кресала. Вспыхнет искра, покажется что-то вблизи, и вновь. Ничего. То виднелось лицо Хиркуса, увлеченно копошащегося в кишках, то доносился вопль чудного медикуса, то приходила боль.
Наконец, появился резкий запах мочи. Этого издевательства Алатристе уже не выдержал и попытался вскочить, чтобы проучить этого палача, но толчок в грудь вернул его на постель.
-Лежите смирно! Ну вот так вот, а то устроили тут: мы его теряем, мы его теряем! Яблочко будете? А ну да, вам еще нельзя. И еще я вам решительно запрещаю в ближайшие дни натыкаться на острые и тяжелые предметы. А то вы мне так все лечение испортите. Больше отдыхайте, плотно питайтесь, фрукты, вино красное- в умеренных количествах. Смените климат, вы ведь моряк? Ну вот, пару дней в море походите, тоже какая-никакая польза. Раны обработайте мазями, и до новых встреч. Сестрааа! Я тут вспомнил, куда мой ланцет дели?

Апельсиновый двор

0

5

Университет

По петляющим улочкам, то взбираясь вверх, то сбегая под горку, Рыба и ее хозяйка продвигались к Аллее сердец.
Огромный зеленый луг окружал белеющий храм, казавшийся невесомым миражом - настолько искусно был выделан редчайший мрамор облицовки. Такое сооружение, казалось, вот-вот и воспарит в небо, как облако. Усаженная по бокам цветами дорожка, посыпанная гравием, вела к изящной обители жрецов Куртуаза - лошадей оставляли на подъезде, через ромашковый луг традиция предписывала отправляться пешком.
Лечебницы же, выстроенные к северу от храма имели отдельный подъезд - сюда привозили больных и отправляли в последний путь до Алтаря скорби тех, кому служители Куртуаза оказывались не в силах помочь. К нему то и устремилась Элиса. Рыба осталась привязанной в дальнем углу крытого стойла. Девушка вошла под своды лечебницы, миновала светлый приемный зал и углубилась в коридоры, в конце концов привычным жестом открыв одну из дверей небольшого помещения:
- Доброго здравия, любви и благодати дарует милосердный Куртуаз! А во суэ! - девушка склонила голову в приветствии пред дамой в белоснежном балахоне.
- А во суэ! - отозвалась та, улыбаясь девушке. - Ты вовремя Элиса, у нас сегодня в лазарете достаточно работы.
- Прискорбно слышать, дорогая сестра Минерва. Лучше бы оживление царило в храме, чем в лазарете. - Элиса взяла с полки чистый балахон и зайдя за резную ширму, переодевалась. Студенты факультета врачевания в качестве волонтеров всегда могли найти практику в лазарете, хотя платы за это никакой положено не было.

0

6

Облачившись, девушка поспешила к больным. Путь ее лежал через внутренний двор, образованный несколькими строениями лечебниц - стрельчатые окна, высокие башенки, резные галереи, цветная черепица делали место на удивление праздничным, даже помирать здесь было не так тоскливо. *Семейство Порто всегда имело хороший вкус.* В центре мощенного дворика располагался небольшой алтарь, а тенистая аллея меж зданий уводила со двора в сад, где служители Куртуаза выращивали некоторые из необходимых растений, а идущие на поправку пациенты совершали неторопливые прогулки. Солнечный свет отражался от слепяще-белых стен нового корпуса лечебницы, к которому приближалась Элиса. *Случись война, здесь можно было бы выдержать любую осаду - своя кухня, подвалы которой ломятся от запасов, аптечные мастерские, даже купальни, каких не сыщешь во всем городе. Не богадельня, а курорт.*

В приемной Элиса пробежалась глазами по толстенной книге с записями и, прикрыв половину лица белой тканью, как подобает лечащей сестре, вошла в огромный просторный зал. Свет лился со всех сторон, солнце струилось в помещение из окон под сводом потолка, с балок свисали кованные светильники. По периметру располагались двадцать восемь высоких кроватей с балдахинами, шторы красной ткани прикрывали каждую лежанку с двух сторон, у каждой стоял стул и стол. На деревянных панелях над кроватями были начертаны номера. Туда-сюда сновали сестры в своих одеждах, как призраки. Отсчитав несколько номеров, Элиса приблизилась к кровати и отодвинула шторку.

Мужчина метался на простынях, пропитанных потом, редкие волосы на лбу его слиплись, тело билось в ознобе. От резкого света, проникнувшего за плотную занавесь,  больной приоткрыл глаза, губы его бессильно шевелились. Взяв со стола кувшин, Элиса налила стакан воды и поднесла больному, внимательно вглядываясь в шрамы на лице пациента. Тот едва отпив, отвернул лицо в сторону и с ненавистью вкупе с мольбой уставился на девушку:
- Эля.. Эля, Тананос вас всех побери!
- Нельзя вам. Вы умрете. - Элиса сухо покачала головой.
- Умру? - мужчина, едва ухмыльнувшись, откинулся на подушку. - Да, сдохну здесь как шкодливая сука, среди баб. На бля*ской перине.
На какое-то время он затих, уставившись в красную ткань балдахина. Элиса потянулась, чтобы поправить подушку под плечами больного, когда он ухватил ее за руку:
- Эля.. - хриплый голос выражал отчаяние, - все, что хочешь за кружку эля.. Девушка, поморщившись от боли в руке, стиснутой пальцами, наклонилась к лицу мужчины, в нос пахнул запах пота и горечи лекарства:
- Мне ничего не нужно. Но кое-кому ты задолжал.
- На том и этом свете я должен только Баатуру. - он с трудом втягивал воздух, грудь под тонкой простыней вздымалась и опадала с сиплым звуком. Мужчина начал задыхаться, пальцы его заметались по смятой ткани. Элиса молчала. С трудом прокашлявшись, он указал куда-то в угол постели. - Там.. сумка, деньги..
- Я не об этом. - голос ее стал глуше, под белым платком, накинутым на лицо, Элиса кусала губы. - Ты помнишь, зачем тебя нанимал господин Рибера Вальдес?
Издав протяжный стон, тот обессиленно закрыл глаза.

Да/нет

первый кубик - узнать информацию,
второй кубик - получить деньги

0

7

- Да.. я должен был.. доставить.... - наемник зашелся в кашле, - ..Одного разглядел. Исподтишка бьют, ср*ные крысы. Белобрысый, шрам через харю, на правой... Хромой ублюдок. ..их двое было! - глотая слова, больной хватал ртом воздух. Простыня поверх тела сползла, обнажив перевязку на груди, сквозь ткань проступали алые пятна. - Один уже кормит червей.. - кривая ухмылка снова перекосила лицо, - Вот и я.. скоро.
- Где все случилось?
- Почти в самом порту.
Какое-то время двое молчали. Элисе было нечего сказать - судя по характеру ранений, мужчине и впрямь осталось недолго, никакой надежды на горизонте не маячило. Единственный вопрос, который она задавала себе - почему Гаспар доверил эти расспросы ей, а не городской страже?
- Больше ничего не взяли... бумаги только. Там.. заберешь в сумке. - мужчина едва шевельнул рукой. - Твоему Рибере плату.. обратно.. Мне хватит уже, все.
Мужчина отвернул лицо, прожилки на его шее пульсировали, воздух все так же с усилием заталкивался в легкие. Израненный больше ничего не говорил.
Какое-то время Элиса сидела рядом, склонив голову. Из оцепенения ее вывел перезвон колоколов, время неумолимо двигалось, напоминая о себе.
Поднявшись, Элиса аккуратно прикрыла бордовую штору и прошла в дверь в конце зала, коридор имел несколько ответвлений и ходов. Попав в нужную комнатку, быстро просмотрела деревянные стеллажи в поисках нужного номера. Имущество больного составляли оружие, одежда, походная сумка. Запекшиеся следы крови темнели на ткани. Она раскрыла сумку: нехитрый скарб, в небольшом отделении - мешок с монетами. Припрятав кошель под белым балахоном, девушка сложила вещи на место.

Вскоре, полная тягостных мыслей, Элиса покинула лечебницу.

Да/нет

монеты в кошельке: да - серебро, нет - медь

Университет

0

8

Шато

На подъезде к лечебницам Порто царило некое столпотворение, но совершенно иного характера, чем среди ромашек и трав расположившейся неподалеку Аллеи Сердец. Затор на дороге из крытых еле ползущих повозок не предвещал ничего доброго. Иногда среди шума можно было различить еле слышный стон из тех, что плелись к лечебнице — конь Тристана тревожно водил ушами, сторонясь повозок, но раздраженный наездник только нещадно подгонял животное. Ни звука не доносилось из тех, что направлялись в противоположную сторону.
Миновав ворота и центральный двор, полный народа, Порто спешился перед главным зданием, цветная черепица которого отражала полуденное солнце.
Яркие краски сегодня казались здесь столь же неуместными, как и появление крайне недовольного данным обстоятельством Тристана Порто. Но как отвертеться от приказа Людо оказать содействие в деле искоренения странной хвори, настигнувшей жителей Каэндора, маг так и не придумал, хотя отчаянно старался всю дорогу до лечебницы. Но нет, в голову ничего не приходило, и даже конь не сподобился подвернуть ногу в какой-нибудь выбоине.
Необходимость заниматься нелюбимым делом была совершенно отвратительна Тристану в самой своей неотвратимости.
Маг прогромыхал высокими каблуками по плитам коридоров лечебницы, старательно избегая залов, где могли располагаться больные. На учтивые приветственные реплики сестер отвечал только небрежным кивком головы.
Череда ступенек и поворотов вывела Тристана к кабинету, дверь которого немедленно распахнулась  — хмурый маг вычурно застыл в проеме, почти доставая синей макушкой до косяка — давая присутствующим вдоволь насладиться своим без сомнения великолепным и чудеснейшим явлением народу, как Порто, конечно же, казалось.
Он прошел в помещение, стягивая перчатки с рук:
Недоброго дня, любезнейшие. Имею желание узнать немедленно и в полнейших подробностях, что же за очередная напасть обрушилась на головы несчастных жителей нашего любимого города?
Только сейчас Тристан подумал о том, что поспешил ворваться в лечебное заведение без подобающего облачения — магия магией, а строгие правила медикусов никто не отменял. Да и тратить ману на вульгарный насморк потом было бы на редкость глупо. С досадой поморщившись, он бросил перчатки на стол:
Да, и почему такой ажиотаж на дорогах, только не смейте говорить мне, что так много трупов! Куда смотрят Андростратосы? Где же наши малохольные друзья загробных скитальцев, чем заняты? Это их забота!
Порто запустил пальцы в волосы, убирая челку с лица, и глубоко вздохнул:
Я намерен положить конец этому беспорядку! И желательно побыстрее. До ужина! А то у меня, знаете ли, планы на вечер.

0

9

-Тебя вообще кто сюда пустил в обуви? Почему не переоделся?! Это тебе больница, а не бордель! Вышел и вошел сюда как положено! Хотя... ты хочешь узнать, что за болезнь? Пошли за мной.
Приведя мага в ледник, медикус откинул простыню.
-Вот. Заживо разложился. Принюхайся, приятный запах, верно? Или вот. И вот. И вот,-простыни открывали все новые гниющие тела, а резкий запах начинал резать глаза.-Их всех нашли недалеко от заброшенной деревни. А теперь не мешай мне работать, если ты знаешь, значение этого слова!


За столом, сгорбившись дугой, сидел старший врачеватель Хиркус и мелко строчил свои записи в бесконечных карточках —  едва взглянув на мага, он разразился гневной тирадой, потрясая пером, пока не посадил на желтоватой бумаге жирную кляксу. Тристан Порто, хоть и не часто появлялся в лечебнице, о скверном характере Хиркуса наслышан был немало —  вот, удалось убедиться воочию. Ну как убедиться, выслушивать тирады интереса был не велик. Пока медикус вопил в возмущении, маг успел адресовать любезную улыбку каждой из сестер в кабинете, а парочке симпатичных еще и подмигнуть.
Посмотрев на кляксу, потом на перо, потом снова на лист, Хиркус, поджав тонкие губы, отодвинул испорченные бумаги в сторону.
Не переставая бухтеть, врачеватель встал из-за стола и, всем видом выражая недовольство, проследовал из кабинета, приглашая за собой.
Тристан с трудом оторвался от игры в гляделки с сестрами и двинулся вслед за медикусом. Лестницы вели все ниже, прохлада нижних этажей заставляла поежиться. В тускло освещенной зале, куда спустились двое, раздался грохот. Справа от Тристана сопротивлялась усилиям брата-медикуса тяжелая дверь лифта — лечебница была полна изобретений Бордекки.
В открывшимся проеме показались носилки, бесформенная масса на них была скрыта от глаз под белой простыней. Два амбала с каменными лицами, в белоснежных облачениях и перчатках по локоть, протащили носилки мимо и скрылись за одной из дверей.
Хиркус, не оглядываясь на мага, твердым шагом пересек зал и вошел в помещение, освещенное лампами сложных конструкций. Еще из зала Тристан увидал целую снежную горную гряду лежащих друг за другом тел. В нос ударил сладкий удушливый запах —  смесь формалина и гнили.
Медикус ходил между телами, откидывая то одну простыню, то другую, Тристан, не решаясь сделать хоть шаг в глубь комнаты, усердно рассматривал что угодно —  потолок, стены, ряды стеклянных шкафов, плитки пола — все, что угодно, только не картину, которую открывал его взгляду Хиркус.
Запах усилился, Тристан закрыл нос ладонью и отшатнулся из комнаты — прочь, прочь отсюда, вверх по лестнице, прыжками через две ступеньки, Порто остервенело глотал воздух и никак не мог избавиться от ощущения едкой сладости в горле. Он держался за стену какого-то из ярко освещенных коридоров, с трудом представляя, в какой части лечебницы очутился. Впереди показались светлые фигуры — маг выпрямился, поправил волосы и усилием воли натянул на лицо безмятежную улыбку, и сам же почувствовал, что вышло весьма неубедительно.
Пара сестер, тихо переговариваясь, прошла мимо.

0

10

Трактир "У дядюшки Марко"

Рыба неспешно перебирала копытами, вечерний город лениво провожал очередной день. Поперек улиц трепыхались меж крышами разноцветные флаги, между камней мостовой сверкали блестки - останки недавних празднеств, проносившихся по улицам. Вскоре показались здания лечебницы, а конфети куда-то исчезли, по дорогам загромыхали крытые повозки.

Элиса вошла в главное здание, привычно приступив к работе. Задачи выдавались разные, когда порошки отмерить, а когда и свеклы на кухне начистить - область применения студента-мендикуса широка до безобразия. В этот вечер ей досталось прекрасное занятие - протирать пыль с фолиантов в кабинете Эндрю Хиркуса. Редкие книги внушающего вида - некоторые экземпляры были совершенно уникальны. Элиса, облаченная в белое, аккуратно возилась с томиками и томами в высоких шкафах, когда тонкая фигура мага - а это со всем очевидностью был маг, перепутать бахвалистого юношу с медикусом или больным было бы довольно сложно - объявилась в кабинете, требуя немедленного отчета о работе. Девушка была в курсе активных поступлений в ледник, но дела подвальных этажей, слава Куртуазу, ее не касались. Вечно ворчащий Хиркус и странный синеволосый тип немедленно удалились.

Элиса вернулась к своему занятию - в руки ей попал пожелтевший от времени трактат о желудочных хворях. С картинками. Ух,какие в нем были картинки! Элиса не заметила, как полностью погрузилась в чтение, из оцепенения ее вырвал скрипучий голос:
- Прохлаждаешься? Кто вас здесь только держит, остолопов! Нечем себя занять? - Хиркус сурово возвышался над Элисой, убивая одним своим взглядом все живое, а неживое обращая в нежить и убивая наново, чтоб неповадно. - Иди, выпроводи этого, а то рванул, барышня кисейная. Ходят и ходят. Работать мешают!

Девушка поставила книгу на полку, прикрыла стеклянную дверцу и вышла за дверь. В длинном коридоре ни справа, ни слева никого было не видать. *Кого выпровадить? Куда рванул?  Спорить с Хиркусом - последнее дело, а выспрашивать даже вобщем-то боязно. Вздохнув, Элиса побрела по коридорам и галереям Лечебницы. Маг был обнаружен совсем в противоположном крыле, лицо его было бледно, а синие волосы и вовсе делали похожим на духа из приятелей Андростратосов.
- Вам помочь? - Элиса с интересом оглядывала незнакомца. Магов ей доводилось встречать не то чтобы каждый день.

0

11

Тристан Порто пребывал в самых расстроенных сердцах. Не столько по случаю печальных происшествий, приведших к горам тел в леднике, сколько от того, что вечерний ужин в приятной компании, по-видимому, откладывался на некоторый срок. До заброшенной деревни несколько миль лесом, благо лошадь таки была резвая. Ах да, заброшенная деревня. Вечерний лес. Не ровен час, и мертвые с косами. Ну и почему он должен со всем этим разбираться? А работники лечебницы городу на что? Девушка перед ним была одета как добропорядочный медикус, выглядела как медикус, да и горела состраданием как медикус - а стало быть..
—  Ах, да! Вы, милая сестра, не будете ли так любезны помочь.. да что там помочь, спасти! Во-первых, мир своей красотою, — к магу вернулось обычное красноречие,  —  во-вторых, пару-тройку несчастных, коим так не посчастливилось столкнуться с неизведанной хворью, как доложил мне наш любезный доктор Хиркус.
Тристан едва склонил голову и неприкрытым довольством улыбнулся:
Таков указ Семейства. — выдержал надлежащую паузу, надлежащую для неоспоримого указа достопочтенных владельцев лечебницы —  Тристан Порто, как вы, я не сомневаюсь, догадались.
Расправив плечи, Порто уверенно двинулся вдоль галереи, освещенной закатным солнцем.

Лес

0

12

В целом, маг оказался как маг. Говорливый, слегка надменный и смахивающий на манерного богомола. Элиса припоминала рыцарские турниры дома Порто, множество славных рыцарей Семьи демонстрировали там свое мастерство, но этого юношу никак не припоминала. Синяя макушка стремительно удалялась по сереющему в сумерках мрамору.
- Месье Порто! - девушка едва подняла руку. - Месье.. нам.. не в ту сторону.
Выход к воротам был с совершенно противоположной стороны корпуса здания. Маг даже ухом не повел. Вздохнув, Элиса побрела следом - вечер предполагался занимательный.

Кутаясь в плащ, Элиса восседала на Рыбе, семенившей за ворота лечебницы. Крылатая эмблема семьи Порто маячила перед ней золотыми нитями. О происходящем она знала не больше Порто, и тащиться на ночь глядя в деревню не улыбалось, но свести знакомство с Семьей отказываться не стоит. В ее сумке покоились захваченные из лечебницы порошки и разные лекарственные мелочи первой необходимости. Иметь при себе арбалет и несколько стрел так же показалось не лишними. Вечерний воздух сгущался, городские ворота освещались факелами, высокие дома и крепкие заборы сменялись скромными хибарками, пока, наконец, не перешли в чернеющие, насыщенные влагой пашни. Птицы разрезали небо по спирали, впереди виднелся лес.
*Интересно, а маги умеют видеть в темноте?* - размышляла Элиса, исподтишка разглядывая спутника. Тот что-то насвистывал тебе под нос, отбивая такт мелодии по зажатым в пальцах поводьям.

Лесная чаща

0

13

Лесная чаща

Дни проходили в размеренном темпе университетских занятий, все приближая и приближая конец весеннего месяца, когда студиоузы, как тараканы, расползутся из чертогов строгих стен обители знаний в благостное ничегонеделание жарких дней. Но для тех, кто ставил себе целью не балду гонять, проматывая состояние семейства, каждый новый день - новая возможность.

Элиса пересекла обширный двор и углубилась в тень высоких сводов лечебницы. Привычное принеси-подай, положенное практиканту, не самое эффективное занятие для обучения, конечно, но и желающих связываться с Хиркусом тоже не каждый день найдешь. Девушка прикидывала плюсы и минусы, возможности и невозможности: для канцелярских червей заведения у нее имелись рекомендации мага Порто, которые вполне могли заменить любые университетские бумажки. Та писанина, иль эта, какая бюрократам разница, лишь бы в дело подшить, лишь бы чин по чину. А вот Хиркусу никакой закон не писан. Несколько дней девушка собиралась с духом, чтобы завести беседу с местным деспотом и владыкой. Тем не менее, все равно она заранее приготовилась к худшему, стучась в высокую дубовую дверь.

Кратко изложив кто она - сколько тут таких студенток шастает, каждого ли помнить - и обрисовав в двух словах суть своего дела, Элиса Рибера Вальдес позволила себе уточнить:
- Мессер, с вашего позволения, мне бы хотелось служить по части судебной медицины, набираться опыта под руководством ведущего из светил. Времена у нас в Каэндоре нонче не спокойные, мессер Хиркус.

0

14

- Где эти вездесущие ученики?! -орал Хиркус, - ко мне все!
Возле медикуса собралась приличная пачка работников лечебницы, все суетились, старательно изображая умный вид.
- Тот с ожогом лежит, - ткнул пальцем медикус в койку, - почему до сих пор никто им не занялся?! За что вам платить?! Олухи, бездельники!
- Пошли вон! А ты стой. Обезболивающее принес? Давай сюда, нет, отдай ей вот, - кивнул на девушку (Элису) и тут же пошел вдоль коек, отчеканивая шаг военного.
Хиркус вернулся.
- Что? Кто? - переспросил он девушку, хотя и слышал ее прекрасно, просто переваривая сказанное.
Оценивающе поглядел на девушку, отметил привлекательность данной дамы.
- Они тоже хотят работать, погляди вон на них, - кивнул, откидывая рыжую челку назад. - Недостойные служители Куртуаза.
Понемногу, гнев Эндрю отходил, спадая, как ночная сорочка с чистой девы, при виде супруга в первую брачную ночь.
- Идем со мной. Если будешь слушать все мои указания, то будешь лучше их. Но, не жди от меня похвалы, я тут не нахваливать недоучек обязан. Понимаешь. Вот тебе дали банку, знаешь с чем? Не знаешь и не гадай, - не дал сказать слово девушке.
- Обезболивающее. Пойди к тому, что принесли сегодня утром, возьмешь иглы и введешь внутрь. Справишься?
Хиркус показал на койку с пациентом, а потом подхватил Элису за локоть, - сперва погляди, как это делают остальные. Вон там сейчас тоже самое делает олух номер четыре. Четыре, потому что у него четыре пальца на руке  - оттяпал ножом во время операции. Нет, не я ему. Не спрашивай. Ступай. Сделаешь свою работу хорошо - проверю.
Указав на койку с человеком на лице которого был шрам (Эйнара), Эндрю заложил руки за спину и скрючившись пошел обходить другие палаты.
- Да, узнай кто такой, запись надо внести в журнал. Этот сын ослицы сказал, что у него ребро треснуло - проверь.
Хотя, медикус знал, что с новым пациентом, он решил проверить, что скажет новенькая, а затем решить подходит она на работу в лечебнице или нет.


Элиса, только изредка кратко кивая, выслушала Хиркуса, следуя взглядом за нервными жестами доктора медицины. Человек со шрамом на одной из дальних коек, казалось, был столь бледен и недвижим, что девушка подумала, а не отдал ли несчастный случаем концы, пока суетливая толпа медикусов благоговейно ловила каждое слово своего маэстро.
Спина Четвертого от звуков голоса Энрю сгорбилась так, как будто несчастный, склонившийся над больным, вот-вот ожидал летящего в спину пенделя. Или ежа за шиворот. Элисе показалось, что руки его предательски дрогнули, но Хиркус, слава Куртуазу, уже прошествовал мимо.
- Проверю, мессер. Как скажете, мессер. - девушка, сжимая в руке банку с обезболивающим, проводила взглядом удаляющегося в толпе учеников доктора, потерявшего к ней интерес так же резко, как он возник.

Элиса посмотрела на маркировку склянки, оказавшейся в ее руках. Прозрачная, едва желтоватая жидкость плескалась в стекле. "Морфин не дают. Ну да, кто бы разбрасывался направо-налево каждому встречному-поперечному. Так-так, что тут у нас. Угу. Внутривенно, раз в четыре часа." В прилегающем помещении невысокий шкафчик звякнул стеклом под ее рукой: стеклянная колба и хромированные детали шприца, видавшего виды, но сияющего после термической обработки и дезинфекции, холодно сверкнули на свету. Здесь же покоились и иглы. Элиса, с чувством некоторого удовлетворения собрала конструкцию воедино. Неторопливо двигая поршень, девушка набирала необходимое из расчета на массу количество лекарства, затем, с прищуром глядя на поднятый вверх шприц, легким движением выгнала часть препарата обратно. Взяв все необходимое, девушка вернулась к койке.

- Доброго дня, синьор. Мне необходимо осмотреть вас. - Элиса тронула за плечо спящего человека. Лекарство, несущее облегчение, пока было отложено: да, будет больно, но симптомы не должны быть смазаны, что поделать. - Сделайте глубокий вдох. Можете? Так. Еще раз. Так. - Девушка наблюдала, нужно было исключить повреждения легких и кровотечения. - Сообщите, когда станет больно. - ее пальцы аккуратно и тщательно исследовали припухший бок. - Так. Хорошо.
Элиса наблюдала за лицом своего подопечного - мужчина был не молод, и явно не изнежен, мимика тут расскажет больше, чем пациент.
- Как вас зовут? - продолжала изучение ребер пациента. Отметила несколько свежих перевязок, наложенных, по-видимости, еще утром, при поступлении. Что бы там ни приключилось, похоже, инцидент выдался приличный: человек выглядел так, как будто вся конница Джучи потопталась на нем всласть.

0

15

Погружаясь в сон, Эйнар получал некое удовлетворение от сего процесса, ведь так и боль отступала. Хоть был привычен к любому ее виду, что кость сломана, что рубанули где. Мутные разводы перед глазами стали собираться в образ и когда этот образ, наконец, слился в одну картинку, взгляд полуприкрытых глаз наемника приковался к очаровательной девушке, а затем, это создание заговорило с ним.
- Привет, - буркнул Эйнар, кое-как пытаясь держаться.
Медленно постарался сесть, стараясь не кривиться от боли в боку. Все, что девушка говорила, попытался сделать. Вдохнул и еще и еще. Было видно, что дышать человеку тяжело.  Стражник стерпел.
У этих работников лечебницы всегда холодные руки, а у девушки они были теплые и нежные. Некоторое наслаждение от процесса осмотра красавицей, Эйнар ощутил сразу. Ощутил и тут же потерял, прочувствовав резкую боль в боку. Виду не подал опять.
- Перелом? – поинтересовался он полушепотом.
Разговаривать Эйнару было тоже неприятно, не из-за того, что собеседник плохой, как раз наоборот – общество прекрасной незнакомки его более чем удовлетворяло, а вот вырывающийся голос отдавался в боку неприятным ощущением и болями.
- Я прилягу. Устал – оправдался человек, буквально опав на койку.
Наемник не сводил с девушки глаз, ожидая вопросов или ответов и дождался. Вопроса.
- Эйнар, - шепнул человек отвечая, и тут же зачем-то спросил: - а вас?
Он продолжал следить за своей возможной спасительницей, ее действиями. А девушка рассматривала его как любой работник лечебницы.
Стражник задумался, ведь в палатах могут лежать и симпатичные девушки, которые оголяют все свои прелести при виде медикусов. Вот надо было идти работать куда. И жизнь спасать и получать удовольствие. Окинув взглядом комнатушку, он убедился, что на лицах служителей Куртуаза висит скука. Они привыкли и это всего лишь работа, да и голые тела их ничуть не смущают – наелись. А у девушки глаза блестели, или новенькая, или отдалась всецело работе.
- Вас пугает мой вид? – спросил шепотом Эйнар. – Не бойтесь, я служитель закона и возле меня вы в безопасности, синора.
Он вновь ощутил пронзающую бок боль, зажмурился и тут же раскрыл глаза, выдавливая улыбку: 
- но, сегодня я бесполезен.
Улыбка растаяла, а наемник замолчал, позволив девушке исполнять свою работу.


- Неполный перелом, без смещения, -  девушка более разговаривала сама с собой, чем отвечала на вопрос. - Три-четыре дня без излишней суеты и будете в полном порядке. - тон дежурного оптимизма, кажется, преподавали вместе с основами лечебного дела, столь же ничего личного не выражавший, как у разносчицы приличного трактира.

Осмотр был закончен, человек с видимым облегчением вернулся к горизонтальному положению, а Элиса продолжила методично следовать поставленной задаче, попутно выясняя личность пострадавшего. Может чуть более прилежно, чем бывалые медикусы, повидавшие.. да чего только не повидавшие. В воздухе разлился едва уловимый запах спирта - девушка собиралась ввести препарат, который наконец-то облегчит боли ее подопечного, когда встречный вопрос за ставил ее с удивлением поднять глаза на больного. Серые глаза пристально рассматривали девушку, заставив на мгновение смутиться.

- Меня? Элиса. Рада знакомству, синьор, пусть и не при самых радужных обстоятельствах, - улыбнулась. Как бы ей не хотелось сохранять невозмутимое спокойствие, эмоционально непоколебимый профессионализм, или хотя бы его видимость, вышло плохо. Из объекта изучения человек перед ней мгновенно превратился в живую фигуру, с характером и историей, со своей судьбой.
"Закона? Городская стража?" Привычная синяя туника с отличительным знаком, видимо хранилась где-то в недрах приемного покоя. Девушка совершенно другими глазами оценила как свежие раны, так и застарелые шрамы. В прочем, не время предаваться лирическим сантиментам:
- Лекарства переносите? - возражений не последовало. Стараясь отринуть всякое волнение, Элиса едва нахмурилась и склонилась над больным, вводя иглу в вену на бледной руке.
- Сейчас вам станет легче, но мне придется еще немного вас побеспокоить.
Несмотря на свое нелегкое положение, Эйнар улыбался. Элиса не так часто сталкивалась с представителями городской стражи, но ей казалось, что среди них мало столь любезных сеньоров. Желтая казенная бумажка легла на стоявший тут же столик, девушка выводила размашистые строки под диктовку: имя, возраст, место службы, время поступления в лечебницу. Едва посомневавшись, уместно ли - свое заключение по состоянию - если Хиркус одобрит, подпишет.
- Что.. - девушка внимательно посмотрела на стража, с плохо скрываемым сочувствием - с вами произошло, Эйнар?
Догадаться было не трудно, но все же порядок есть порядок. Уже поднявшись со стула, Элиса спросила:
- Кому сообщить? Куда послать весть родным?

0

16

"Элиса" - попытался запомнить имя прекрасной работницы из лечебницы наемник.
Эйнар с интересом разглядывал девушку, наблюдал за ее действиями.
- Переношу, - я все переношу, - утвердил мужчина.
По стечению обстоятельств, вид прибора его все же напряг, но виду он не подал.
В девушке все было на своем месте : внешность, грудь, талия, тело в целом и приятный голос. Пока она смотрела на иглу, Эйнар рассматривал ее, хоть и выглядело это неприлично. Он сразу отметил, как она мило хмурилась, несмотря на серьезный вид, выглядела достаточно мило, и оставалась привлекательной.
Не заметил, как игла вышла назад, зато осознал, что приятная внешность лекаря может стать сама по себе неплохим лекарством.
- Мне уже становится легче.
Оставив его на койке, Элиса взялась за заполнение бумаг, которые, по всей видимости, требовали медикусы. Посыпались вопросы.
"Что со мной произошло?" - сам себе задал вопрос мужчина.
Убрав улыбку, он обратил взгляд в потолок палат, осторожно перенес рукою руку, сложив их на животе.
- Да, ничего страшного, жить буду, - поглядел он на Элису, - заполнить надо? Пиши.... пишите.
Перебирая события ночи, стражник отпустил некоторые моменты своих похождений, выделив самые значимые, затем еще раз выбрал, и получилось маленькое донесение.
- Исполнял долг стражи Каэндора - моя работа, - вскинул бровями, - нарвался на банду в квартале ремесленников, там и был ранен. Их было двадцать с мечами, в доспехах, а я один. Ну и бой там был!
Мужчина смотрел, как девушка старательно записывает необходимое в бумаги, еще больше оскалился.
- Со мной бывало и хуже, подумаешь каких-то двадцать гаденышей, которых по всему видимо, я положил.
"Раз живой остался"
Стражник нахмурился, и опять куда-то ушла его улыбка, а шрам пересекающий лицо дополнил грозный вид. Крепкий наемник, раздетый по пояс, весь в шрамах, сейчас же уже замотан бинтами, где-то медикусы подсуетились, старался выглядеть так, будто полежать вздумал и ничего более.
- У меня нет родных, а весть можно передать моему нанимателю - Гарольду Ласко. Начальник стражи. Знаете, маленький такой, худосочный с писклявым голосом и дурацкой улыбкой. Не знаете? Значит закон не нарушали. Но, если встретите такого человека, что я описал - это Гарольд.
С соседней койки донесся смешок:
- Не ты это был, а люди воли. И бандиты были с ножами и было их шестеро.
Эйнар обернулся.
- Мог и ошибиться насчет количества, - нашелся Эйнар, - там еще темно было, а вот тебя там точно не было!
- Воля тебя сюда приволокла, полумертвого. Вон по тебе еще и прошлись. Стражник -хехе.
"Какая еще воля? Нужно расспросить этого крикливого о ней".
Отбрехиваться он не стал, решив оставить разговор с наглецом на потом, когда Элиса уйдет. Кстати...
Все чаще ему встречались жуткие морды разбойников, синие лица трактирщиков и облезлые жрицы любви, а чего-нибудь глаз радующего почти не было. Если не считать ту девчонку, которая оказалась по другую сторону закона и Элису.
"Я запомнил ее имя?" - подумал Эйнар, - "значит, еще увидимся. Главное,  при других обстоятельствах".
- Обязательно поблагодарю Куртуаза, за то, что он послал мне такого лекаря, - лицо стражника все еще было серьезным. - Будут ли еще ко мне вопросы? Сразу после них, я бы хотел вздремнуть. Не спал всю ночь.
- Как же, после того как воля тебя притащила, так не спал, что мне пришлось уши затыкать.
Наемник решил, что общительного человека с соседней койки надо будет проучить, но, опять же - позже.


Девушка заполняла бумаги, не поведя бровью - двадцать так двадцать, сводки этой бумажной волокиты и не такими легендами полнятся, поди. Ее работа - оформить все как полагается, была выполнена.
- Гарольд Ласко? - в голове закрутились какие-то вечные сплетни Марты, каждый раз звеневшие фоном за ужином: ровный и домашний, как треск поленьев в печи, бубнеж домовладелицы о разных происшествиях, да слухах. Кто бы их еще слушал, сплетни эти. - Не часто приходится общаться с доблестными стражами города, вы правы.
О том, как иной раз заканчивались студенческие гулянки, распространяться излишне.
- Но в магистрат докладывают о происшествиях, насколько я знаю.
Откуда-то из-за бравого плеча Эйнара в беседу вклинился скучающий доброхот, немедля внесший свою лепту в рассказанную историю.
"Воля.."
Девушка смотрела на собственные слова в бумагах, и словно не различала их: округлости букв сталкивались, перемешиваясь, расплываясь в какую-то белиберду. Она подняла взгляд на человека перед ней, всем своим видом выражавшего самые пламенные чувства к болтливому соседу, - и не видела того.
"Шестеро.. с ножом."
Перед ней в бинтах, разукрашенный следами кровавой стычки, мерещился девушке дорогой Гаспар, во главе отрядов этой самой Воли. Бандиты с хищными чудовищными лицами со всех сторон обступали дорогого брата, зажав в лапищах кривые ножи.
"Полумертвого."
Карандаш, выскользнув из пальцев, с глухим стуком покатился по плитам пола. Встряхнув головой, Элиса отрывисто вздохнула. Тревожные видения скользнули куда-то в самую глубь сознания, до поры.
Правая рука ее, недвижимо замеревшая над листом, была пуста - медикус растеряно оглянулась, и медленно, как в сновидении, наклонилась за потерянным предметом, надеясь, что никто не заметил выражения ее лица.
- Я пока еще не лекарь, я только учусь. На все милость Куртуаза. - выпрямившись, с карандашом в руке, она, как могла любезно, улыбнулась Эйнару, - Благодарю, на этом, пожалуй, все. Отдых будет вам крайне, крайне полезен.
Элиса поднялась, прихватив бумаги и инструменты.
Уходя, еще раз обернулась, взглянув на пациента:
- Выздоравливайте, Эйнар. Если вам что-либо будет необходимо, обращайтесь, буду рада помочь.
Пробегавшая мимо сестра задела ее плечом и глянула недобро: стоят, зевают, считают ворон средь бела дня! Элиса поспешила покинуть просторную залу и углубилась в подсобные помещения.
Найти Хиркуса в бесконечных лабиринтах было не так уж сложно: достаточно было идти на звук. Резкий голос властителя лечебницы разлетался гулкими эхом под каменными сводами, как бестелесный всевидящий дух. Нагнав толпу, клубящуюся вокруг Эндрю, Элиса остановилась чуть поодаль, дожидаясь, когда ее заметит маэстро.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC