ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Порт Каэндора

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://i62.tinypic.com/2v1lqv6.png
Скрипящие деревянные причалы Каэндора протянулись от Гавани, где кидали якорь крупные торговые нефы и покоились в отдалении на рейде масштабные галеоны, до самой западной стены, упиравшейся в воды залива. В черте города находилась часть рыбацкого поселка с песчаным отлогим бережком. Тут сновали небольшие суденышки и сушили свои сети рыбаки. Здесь всегда было с кем договориться о найме небольшого судна, у кого закупить свежий улов или же отведать вкуснейшей похлебки в Каэндоре.
http://i60.tinypic.com/23lnti9.png

Муго Рыбак

Когда-то он мечтал плавать на судне, но мечты остались мечтами. Он хороший рыбак, который кормится на то, что пошлет ему "вода". Местные торговцы покупают у него промысловую рыбу, чтобы потом перепродать дороже. Муго знает о том, а так же знает, что территория торговли - опасное место. Вот так вот его сосед продержав пару недель лавку,  случайно утонул, запутавшись в сетях. Рыбак работает себе тихо и ладно. Он знает много морских баек и любит рассказать о них в таверне. Человек лет 40 на вид, с загорелым лицом и руками.

Торговые склады и лавки

http://i60.tinypic.com/2vxo9si.png
Луна отражалась в морской воде, освещая стены города. Немногим высотой им уступали стены городских и торговых складов. А плеск волн и стрекот цикад время от времени заглушался перекличкой ночной стражи.

http://i39.servimg.com/u/f39/18/95/59/32/oaeiaz10.jpg

Гирсон

Контрабандист, что неплохо скрывается под личиной рыбака. Физически силен, хромает на левую ногу. Неразговорчив, едва можно вытянуть пару слов. А если ты ему не интересен — и вовсе разговаривать не станет. Любит выпить, особенно, после хорошей сделки. В пьяном виде — не дурак подраться, для чего порой достаточно мухи в стакане эля. Пару раз разносил «Маяк», из-за чего хозяин его недолюбливает.

http://i39.servimg.com/u/f39/18/95/59/32/ee10.jpg

Фекклед

Покровитель воров и нищих-попрошаек. Худощав, быстр на расправу, жесток, отчего его подопечные стараются не затягивать с "налогом", и втихаря зовут "Шакалом". Торгует из-под полы ценностями в лавке "Белая чайка", возле порта. Именно его подопечные следят за тем, чтобы "чужаки" не вершили свои дела на территории Эйро.

Игорный дом

http://i74.servimg.com/u/f74/18/95/59/32/a12.png

В одном из тихих и темных уголков порта стоит небольшой домик с плотно заколоченными окнами. Но внутри его никогда не бывает темно- ведь в нем ярко светят десятки свечей и горят азартом глаза игроков. Ночной правитель города открыл его для всех жертв демона азарта.

Игра- Рулетка.

Игрок заказывает число, бросает 1 кубик.
В случае выигрыша коэффициент 1  к 7

0

2

Главная улица

Девушка выпустила крысу перед тем, как пойти на дело и Анри умчался в сторону от пляжа. Зверек боялся воды как огня. Вечер постепенно подползал к ночи. Тучи затянули небо, а по водной глади бродила рябь, нарастая. Трое силуэтов людей продирались сквозь небольшой лесок, оказавшись практически у выхода из него, засели в кустах.

- Твою мать, триклятые Ольгердовичи, насажали колючек! - выругался Ниту.
- Тише ты. Надо было отлить перед делом, а не ждать кустов, - шепотом заявил Лаки: - еще бы присел.
- Если попадемся, то все присядем, - раздался голос Ниту.
Мара раздвинула ветви кустарника, выглянув в образовавшийся просвет. Берег и волны, пока еще маленькие, не многолюдно. Рыбацкая лодка с силуэтом человека на борту, пару привязанных лодок качающихся на волнах. Мостик, по которому расхаживали стражники, осматриваясь по сторонам.
Воровка прищурилась: мечи на поясах, кожаные доспехи. Под одним человеком доски жалобно скрипели, будто вот-вот треснут.
- Да тихо там! - полушепотом обратилась она к спутникам и тут же почувствовала руку на спине, которая с силой обрушила ее на землю.
Мимо кустов прошла пара солдат, о чем-то переговариваясь.
Пролежали четверо молча около пары минут, прежде, чем Дикс поднял голову, констатировав, что вновь все чисто.
Девушка легла на спину, приподнявшись на локтях:
- Вот что. Кому-то из нас надо отвлечь стражу, а кто-то шмыгнет к той закрытой части, что сетями отгорожена. Надо посмотреть, кто охраняет, отметку - что угодно. И еще, кому-то надо искупаться будет, найти судно. Добраться и проверить устриц.
Ниту сорвал тростинку, засунул в рот:
- Предлагаю следующее: мы с тобой играем пару забредшую сюда, устроим небольшое представление связанное с выдворением с территории. Лаки легко пролезет ближе к сетям, ну а Диксу нырять.
Дикс толкнул в бок Ниту, что тот скатился на бок.
- На землю! - скомандовал Лаки шепотом, в очередной раз, склоняя всех спрятаться от охраны.
Опять настала тишина, в которой раздавались лишь шаги и голоса стражников, которые возвращались.
Мара поднялась с земли, обернулась к компании.
- Не согласна. Дикки идет со мной, а вы двое отвлеките стражу. Вот...
Она достала серебряную монету, которую передала в руки Ниту.
- Устройте разборку. Пошли.
Лаки схватил напарника за ворот и выволок из кустов, потащив в центр на самое видное место.
- А я тебе говорю, что это моя монета! Отдай и лучше по-хорошему.
- Не пойти ли тебе к Кракену?! – заявил Ниту, толкнув Лаки на песчаный берег.
Лаки встал на ноги и отвесил приятелю удар вскользь.
Мара и Дикс ждали  в кустах, но недолго. Стражников заинтересовала возня людей, они тут же направились узнать - в чем дело и как их занесло на территорию
- Давай, - Дикки шлепнул Мару по плечу, и та скользнула змеей из кустов на берег. Воровка прижалась к песку, пролежав с минуты, после быстро поднялась и понеслась в сторону сетей.
Заметила движение в свою сторону и вновь пришлось уткнуться в песок. Прошли мимо.
Драка в центре все еще имела место быть, к ней столпились охранники и стража. Драчунов разнимали, а те опять рвались набить друг другу морду.
- О чем спор?! – выкрикнул вопрос стражник. – Вы находитесь на чужой территории, и следует немедленно ее покинуть, если не желаете оказаться в тюрьме.  
- Отпусти, я выбью из него всю дрянь! – заорал Лаки, причем не шутил, потому, как шуточная борьба переросла в настоящий бой за монету.
- Оба пойдете со мной! – крикнул страж, и это словно выдернуло драчунов из гнева, поставив рамки разумного. Стражник выхватил монету из руки Лаки, которая на тот момент уже перекочевала к нему, а серебро исчезло в недрах кошеля закона. – Вот так будет справедливо. Выдвори этих двух и ввали как следует!
Дикс все это время наблюдал из кустов, пересчитывая количество охраны, распознать принадлежность ему не удалось.
Мара выждала момент, пока часть охраны попрет парочку затеявшую драку вон с берега, а часть стражи встанет в кружок, чтобы обсудить сей забавный случай и поржать, как следует и перелезла через сеть.
Девушка шлепнулась в нахлынувшую волну, которая потащила прочь. Проплыв под водой, Мара нырнула под сеть.  Сопротивляясь потоку силы воды, воровка нащупала кинжал, выдрав его из ножен, вынырнула, успев набрать воздуха, после чего ее скрыла очередная волна.
В темноте было сложно ориентироваться, постоянный поток сносил, она медленно перебирала пальцами сеть, стараясь не паниковать. В очередной раз почувствовав, что воздуха ей не хватит – всплыла, чтобы набрать и опять нырок.
Кинжалом отрезала конец веревки, отцепив лодку. Мара закинула руку на борт суденышка, медленно поднялась черной тенью, после скользнула на пол лодки.
Весла оказались тяжелыми, удалось кое-как подплыть к берегу, чтобы забрать Дикса, которому досталась роль гребца.
- Дай плащ, - сквозь зубы процедила Мара.
Дикс хмыкнул, но плащ отдал.
Мара знала о похождениях этого человека, оставаться с ним наедине было не очень приятно, а Ниту и Лаки часть своей работы сделали и пока отдыхают.
Лодка поплыла прочь от берега, в сторону скал.

Прошло несколько часов, прежде чем им удалось добраться до скал – относительно добраться. Лодка остановилась вдалеке от тех. Высокая преграда, миновать которую было невозможно. Лодки моряков расположились в относительной близости от территории, которую закрыли Ольредовичи, на фоне всего этого, лодка, в которой находились Мара и Дикс, выглядела безобразным черным пятнышком; не вписывающимся в общий пейзаж. Поздний вечер плавно перетекал в ночь, именно ночи они и дожидались.
- Так чем тебе не нравится наша компания? – чтобы как-то занять время начал беседу Дикс.
Мара укуталась в его плащ, уставившись на одну из лодок.
- Ясно, брезгаешь. Ты и сама в норе обосновалась, там нет лордов, а ты всего лишь обычная симпатичная воровка, которых палач уже устал считать. Ему плевать на это все. Иногда, мне кажется, что этому парню всерьез нравится его работа. Некое наслаждение, видеть, как струится кровь по отрубленной женской ручке.
Воровка еще больше закуталась в плащ Дикки.
- Я не попадусь, - прорычала под нос стуча зубами от холода.
Дикс рассмеялся:
- Вы все так говорите, все считают себя особенными и непобедимыми. Это не так, МаРра, - вытянул ее имя человек.
Дикс сделал паузы, в которой слышалось ерзанье девчонки напротив и шум воды бьющей о борт судна.
- Не мне тебе рассказывать о том, кем меня считают. Мальчик или девочка, какая в… разница, - радостно заявил Дикки и добавил: - каждый живет так, как ему хочется. Вот ты воровством и трясешься над своей жизнью, у меня другой заработок, а есть еще один, но это не твоего ума дела.  Думаешь, не знаю, что сейчас у тебя происходит в голове? Там страх, от которого человеку, живущему нечисто - не избавиться.
- Дик, я просто хочу посидеть в тишине. Следи за лодками.
Настала тишина.

0

3

Часть лодок спешила покинуть свои места, какая-то еще оставалась. Изрядно надоело ждать и когда и хмурое небо еще больше потемнело, оставив на сегодня надежду хоть как-нибудь разглядеть солнце, Мара заметно взбодрилась. Предстояло понырять и скорее всего ей, потому как Дикс боялся замочить свои красивые шмотки, а ей уже все равно. Воровка задумывалась над тем, что эти вылазки не пойдут на пользу ее здоровью, к тому же, мокрая одежда и так не просохла, въедаясь в кожу сыростью и еще больше заставляя зубы стучать. От хитрого взора Дикса ничего не уходило и лодку отплывшую к берегу тот уловил.
- Ты похожа на мокрого щенка, которого давно не кормили. Перестань стучать зубами - тебе нырнуть и назад.
Мара тянула время, пытаясь еще немного погреться, пусть была мысль отмучиться поскорей и покончить с этими водными процедурами.
- Плыви ближе, - кое-как выцедила.
Дикс не спеша повел лодку к берегу.
- Учти, - взмахнул веслами человек, - я близко не буду подплывать... мало ли, что там у них? Кстати, ты акул не боишься?
Девчонка поглядела на спутника, скривив кислое лицо, но смолчала. Лодка остановилась, Дикки сложил весла.
- Давай сюда плащ, свой тоже снимай.
Мара бросила человеку тряпки, достала кинжал, который зажала в руке. Судно качалось на волнах примерно в сорока ярдах от берега, кругом темнота, а сами скалы похожие на спину спящего древнего чудовище добавляли черноты.
- Я не понимаю, зачем тебе проверять устриц, - заявил Дикс. - Могли бы рыбаков поспрашивать. Наверное.
Воровка собралась с силой и нырнула с лодки, качнув борт. В этом месте было относительно тихо, волны были более сносны, хоть и хлестали по голове.
Мара плыла в сторону берега, ругая про себя Дикса, который не могу подплыть хотя бы на двадцать ярдов ближе.
Достигнув каменистого берега, девушка выползла на него и позволила себе отдохнуть. Относительная тишина, в которой слышались лишь голоса птиц и насекомых. Темно. Мара отжала волосы, чтобы не давили грузом, и направилась ближе к тем местам, где по ее мнению Ольгердовичи разводили моллюсков. А нырять опять пришлось.
Здесь хоть вода теплее была, или же воровка так промерзла, что привыкла. Мара неспешно приближалась к цели, когда над головой пролетела какая-то птица, чуть ли не касаясь головы.
Воровка присмотрелась к тени: для птицы странные крылья.  Темное пятно направлялось к скале. Затишье, а затем в воздух поднялась стая - мыши. Она нырнула под воду, проплыла еще несколько футов.
Мара оглядела территорию, не видно было каких-либо преград и помех. Наслышана об Ольгердовичах и знала, что те ловко управляются с зверем и другие по ее мнению байки, только кроме стаи мышей никого нет. Не покусают же ее моллюски?
Девчонка решилась приблизиться к отмели. Черный силуэт, еле  уловимый человеческому глазу скользнул по воде.
Предпоследнее погружение – она осторожно забрала себе одну из раковин, тут же спрятав надежно под кожаной одеждой, где-то возле продрогших ребер.  
Еще раз осмотревшись, не найдя каких-либо помех. Мара скользнула к выходу, заметив, как в небе вновь пролетела летучая мышь.

0

4

Воровка обернулась и огляделась в последний раз, а после - нырнула в воду.
Возвращалась тем же путем, что и пришла. Волны хлестали каменистый берег и раскачивали оставшуюся часть судов.
Мара присела возле камня, осматриваясь в поисках лодки.
Дикки Дикс
Одинокая фигура Дикса застыла в лодке. Черное пятно - судно, маячило в отдалении от всех; его почти не возможно было разглядеть. Человек сделал жест  благородства и подплыл чуть ближе - ярдов на десять. Воровка медленно сползла с камней в воду, которая тут же сомкнулась, над головой, точно проглотив.
Спокойные воды с каждым разом становились все агрессивнее, поднимая волну и гоня ее к берегу. Лодку шатало из стороны в стороны, а Дикки старательно удерживал ее.
Когда Мара была уже близко, Дикс попробовал приблизиться, затем оставил весла, протянув руку.
-  Скорей, тут штормом разит!
Воровка не с первого раза, но ухватилась, а затем ее втащили на лодку. Пришлось выложиться и потратить большую часть силы, чтобы побороть стихию, которая не желала выпускать свою добычу. Мара не могла разговаривать, потому, как порядком намерзлась, да еще и отдышаться не могла.
Дикс швырнул ей плащ.
- Что так долго? - недовольно заявил и не дождавшись ответа, направил лодку прочь.

Главная улица

0

5

Квартал ремесленников

Дождь заливал улицы, создавая сотни луж, которые, с каждым получасом разрастались. Ручьи стремились залить любой удобный им уголок, скапливая воду у стен. Ненастье, с непроглядной стеной дождя, сопровождалось темнотой, что принесли заволокшие небо тяжелые тучи.
Мара, из своего укрытия, рассматривала площадку, на которой возвышался ряд складских помещений. Зоркий глаз спутника, ловил каждое движение.
Охрана возле дверей и патруль стражи. Наемные охранники, иногда покидали свои места, а стражники, проходили мимо ряда складов каждые минут десять.
Мара прижалась к стене, залезая под ветхий навес дома; один бок все же оказывался на улице и вымок полностью.
- Смотри туда, - указал мужчина пальцем, буквально кладя руку на плечо девушке. – Вон, те двери - круглые арки. Видишь? Того человека возле дверей?
Мара внимательно вгляделась в стену дождя, прищурилась.
- Где?
- Левее, - повел рукой Дикс. - Вон он. А вот сейчас,  стражники должны пройти.
Не успел убийца упомянуть о законе, как из-за угла вынырнул отряд, неспешно шагая по деревяшкам, что были разбросаны по земле и образовывали самодельную тропинку.
Доски, изрядно прогнившие, трещали, хрустели - того гляди переломятся. Гулкий звук шага отряда был стерт дождем, а сами стражники вновь скрылись из поля зрения пары глаз.
- Целься ему в горло.
- Ты хочешь, чтобы я его убила?
- Ну, да. Он нам мешает. Действуй и поторопись, иначе -  подведешь меня.
Мара потянулась к поясу, отстегнула арбалет – раздался тихий щелчок, зарядила его стрелой и наставила на цель.
- Дикс, может, не стоит этого делать? - спросила она, но, не получила ответа.
Воровка опустила арбалет, обернулась: Дикса рядом не было, человек, точно растворился в дожде.
- Твою мать...
Девушка вернула взгляд к цели и замерла в раздумьях. Человек, у которого может быть семья и дети, тут за копейки подрабатывает, чтобы их прокормить, а она вот так просто его убьет.
- Нет, - шепнула Мара самой себе и подняла свое оружие.
Воровка недолго целилась. Замерла, затаив дыхание, набрав воздуха. Раздался щелчок, глухой удар механизма, секундный скрежет высвобожденной стрелы.
Наемный охранник обхватил рукой горло, в этот же момент, Мара закрыла глаза, выдохнула, опустив арбалет. Она решила, что не хочет смотреть на то, что сделала – так проще.
С той стороны, наемника обхватил рукой Дикс, применив один из захватов, тут же втащил его в промежуток между двумя складами; мимо оставленных без присмотра дверей прошел отряд стражи, возвращаясь назад.
Воровка вжалась в стену, крепя арбалет назад к ремню.  Тишина. Мара высматривала сигнал.
Внезапно, один и стражников замер, толкнул в бок напарника, указав на двери склада. Оба о чем-то переговорили и пошли прямо туда, где не так давно, Дикс скрылся с подстреленным наемником.
Мара заползла глубже в тень, замерла, прижавшись спиной к стене. Капли дождя барабанили по навесу, вода стекала на землю, раздавались звуки, словно кто-то льет воду из ведра.
Воровка наблюдала за щелью между двумя складами, ожидая последствий. Отряд показался быстро, суетливо бегал возле складских дверей один, второй же - вынес на себе мертвое тело наемного охранника.
О чем говорили эти люди, Мара не слышала, зато отчетливо понимала их жесты: "тут труп, убийство, нужна помощь, преступник где-то рядом".
Последняя жестикуляция, заставила воровку "вжаться" в стену и почти что не дышать.
Отбивая дробь, дождь молотил по крышам, с каждым разом все громче и громче. Девушка присела, сползая по стене, заметила, как стражники, спешно стали осматриваться, словно пытаясь найти глазами, откуда могли стрелять.
"Вот теперь, лучше поторопиться с отходом, - подумала воровка и стала отползать назад".
Дождь не щадил и за мгновение, одежда Мары была хоть выжимай, девушка легла на каменный пол, затихла, когда очередной раз глаза стражника направились к ее укрытию.
- Мара, - раздался крик.
Девушка подняла голову, увидела убийцу, в проеме между двумя складами, правее,  через пару дверей, в руках у него было жало; он показывал что собирается совершить еще одно убийство, но Мара отрицательно качнула головой. Стражники тоже услышали его и направились на голос.
"Делать что?! - буквально кричали мысли".
Решение пришло само собой. Девушку выдернула арбалет, наскоро зарядила стрелу, прицелилась в колено одному из стражников. Тяжелое дыхание Мары словно глушило дождь. Она передумала, что-то дернуло в голове, и воровка сменила цель.
Отведя прицел влево, Мара поморщилась от стекающей по лбу воды, прищурилась и выстрелила. Стрела свистнула, пролетела несколько футов и звонко треснула между двумя складами.
Стража обернулась на звук за своей спиной и один из людей, сделал шаг.

0

6

Стражники двинули на шум и Мара тут же оживилась. Все еще играя с Диксом в "гляделки", она показала человеку, что он может  бежать, но, какого было ее удивление, когда человек отрицательно покачал головой.
Девушка нахмурилась, затем округлила глаза, показывая всем своим выражением, что ей не нравится идея человека, в ход пошли жесты, где воровка еще и указала на то, что спутник просто неблагодарная тушка.
Пока парочка переговаривалась путем жестикуляции, стражники, успели осмотреть место, где пала стрела, ничего там кроме стрелы не найти, зато решить проверить траекторию полета той. Один из людей указала в сторону Мары, девчонка только и успела рухнуть и опять спрятаться.
Мара подняла голову, благо тень еще ее прятала: стражники медленно шагали к ее укрытию.
"Твою мать за ногу, - покружилось в голове, - отходи".
Девушка скользнула назад, оттолкнув себя руками от каменной поверхности, а затем, скатилось вниз, шмыгнув в кучу разбитых досок - остатки повозки.
Телега стояла на двух колесах, покосившись, под нее Мара залезла, как можно дальше.
Пара ног прошла мимо, походили возле телеги, и пошли прочь. Один из стражников уронил ключ, нагнулся за ним и неосторожно бросил взгляд на телегу, Мары там уже не было...
Воровка лежала на козырьке одной из крыш склада, выжидая время. Около двадцати минут -достаточно. Мара подняла голову, еще раз оглядывая округу, понимая, что стражники теперь занялись переносом трупа, докладом об убийстве и скорее всего, тут скоро станет шумно, подтянутся еще патрули.
Дикса тоже не было видно.
Воровка осторожно спустилась с крыши, приземлившись в лужу. Вода подскочила вверх, разлетевшись грязными брызгами, в мутной воде мелькнуло отражение черного плаща, которое тут же сбили капли дождя.
Мара подошла к выходу из проема меж складами, выглянула и теперь заметила своего напарника. Убийца стоял между тем складом, что был ему нужен и тоже заметил свою спутницу. Показал жестом подойти к нему и Мара недолго думая, шмыгнула навстречу.
Перебежав узкую улочку, девчонка оказалась возле Дикса.
- Ты что, рехнулся? Меня или тебя могли заметить!
- Не заметили же. Заметили бы меня - им хуже.
- Уходить надо, они вернутся и с подкреплением.
- Нет. Отступать нельзя. У нас появилось время. За тобой замок.
Мара переглянулась с напарником, который тоже изрядно вымок.
- Следи за проходом, - шепнула и вышла из своего нового укрытия.
Дождь хлестал по голове, на этот раз как будто мелкими камешками. Мара часто моргала, щурилась, всматривалась в замочную скважину.
Руки дрожали от холода, отмычки тоже танцевали. Девушка стала замечать, как дрожат губы и пытаются начать стучать зубы. Опустившись на одно колено, она старательно пыталась открыть замок, врезанный в складские двери.
Замок поддался и через промежуток времени, оповестил щелчком о том, что двери больше не сдерживает. Мара оглядела погнутую отмычку, которая, вдобавок, еще и готова была вот-вот переломаться. Оставлять следы преступления не стала, убрав кусок железки в один из карманов.
- Дикс! - позвала она напарника. 
Человек понял все быстро, подоспел. Они приоткрыли двери и шмыгнули внутрь складского помещения; убийца прикрыл за собой как можно плотнее.
- Здесь должен быть ключ. Или в том столе, - кивнул он на прижатый к стене полуразвалившийся стол с ящиком. - Или на стене.
Пригодилась прихваченная свеча и огниво. Несколько попыток сумели вызвать малый источник света.
Воровка окинула взглядом помещение: на стене ключа явно не было видно и потому, взгляд пал на ящик стола.
Так и есть. Ключ оказался на самом видном месте, да его и не пытались спрятать - в   ящике стола.
Стоило Маре открыть ящик, как Дикс хищным рывком изъял ключ, подбежал к двери склада и запер ее. Мужчина вернулся к Маре, задул свечу.
- А теперь, веди себя как мышка.

Оба человека сидели у стены, прижавшись к ней спиной и молчали - выжидали время. За дверьми барабанил дождь, который заглушал своим шумом шаги или голоса.
- Откуда ты знаешь про рыбный прилавок? -шепнула Мара напарнику.
- Сама сказала, - так же шепотом отозвался тот.
- Когда?
- Когда отмечали казнь Кривого.
- Я не помню.
- Молчи...
Мимо дверей прошли, походили. Мара насчитала около четырех пар ног. Приглушенные голоса вели беседу об убийстве и прочесывании района. Двери укрытия дернули, но те не поддались, потому что были заперты.
- Нет, - еле различимо донеслось за ними. - Обойди и двое туда, двое сюда.
Шаги раздавались отовсюду, стражники или наемники обошли склад вокруг, затем, как и обговаривали - разошлись по двое в разные стороны.
Все это время, Мара была готова провалиться сквозь пол, а еще - лучше превратиться в мышку и сбежать под щель дверей. Трясло и от холода и от страха, только, если согреться был шанс, то сбежать, если их обнаружат - нет.
Еще какое-то время, Мара и Дикс сидели как чучела зверей. Воровка тщетно пыталась вспомнить, как она рассказывала о своей жизни до того, как стала обитателем улиц, но, ничего в голову не приходило. Туман. Зато, девушка вспомнила о казни Кривого. Так за глаза, крысы называли одного стражника, что переловил добрую часть их брата. Называли его Кривым именно потому, что он был кривой. То ли мать его родила так, то ли в битве получил он увесистую отметину на всю жизнь. Голова человека была точно смятый кусок теста, мерзко выглядело, словно ему отрезали наискось половину черепушки и зашили кожу. А казнили из-за его же глупости, а точнее - жадности. Мстительные крысы подставили его, сунув приличную часть монет за откуп одного из своих "нужных" людей. На самом деле, он был не нужен, а играл роль наживки, которая подобно червяку на крючке идет в расход. Кривой, за деньги, помог бежать бедолаге, которого тут же пришили в коридоре, а самого стражника наказали за пособничество низам. И такое бывает.
- Поднимаемся, - шепнул Дикс, вырывая спутницу из мыслей.
Воровка поднялась, зажгла свечу.
- Ты хотел обчистить склад?
- Держи свечку, - буркнул напарник.
Мара приподняла руку.
Убийца рылся в столе, выискивая что-то среди кипы бумаг, затем остановился, поднес какой-то обгрызенный мышами клочок к лицу, глаза побежали по буквам.
- Крысы... все сгрызли, но, можно различить.
- Что это? - поинтересовалась девушка.
- Один... очень важный... список, Марра, - спокойно пояснил Дикс, пряча в карман находку.
Воровка приподняла бровь, ухмыльнувшись краем губы.
- Все никак не спрошу, почему ты так вытягиваешь мое имя?
- Нравится.
"А, значит не акцент", - подумала.
- Если хочешь, то открой вот тот мешок, -указал убийца в угол пальцем. - Возьмем компенсацию.
Воровка, услышав о мешке, тут же кинулась изучать его содержимое.
- Дикс, а чей это склад? - невзначай поинтересовалась.
- Риннара, - ответил напарник.
Воровка обернулась, наткнувшись на взгляд убийцы, убрав улыбку и тут же начав размышлять: что же в той записке?
Прибрав содержимое мешка, девушка выпрямилась.
- Дикс, а как мы...
- Тихо! -шепнул спутник, задул свечу. - Молчим... К стене.
Оба присели и затаились, а за дверьми вновь раздались шаги.

0

7

Сидели долго в кромешной темноте, промокшие одежды давали о себе знать, заставляя Мару дрожать от холода. За дверьми складского помещения, постепенно стихал шум дождя. Оба человека, погруженные в тишину, вслушивались в каждый шорох.
Время играло положительную роль, поздний час настиг город, разогнав ту немногую часть горожан, которые запозднились. На улицах стало тихо, только иногда, где-то раздавался шаг патруля, или какой-нибудь подвыпивший голосил на всю улицу песни.
Воровка подняла голову с плеча убийцы, поерзала. Спина затекла, холодно, уже и нос потек, сидеть надоело, хочется поскорее убраться отсюда.
Оба хотели, но опасались попасться на глаза.  
Прошло еще полчаса, и когда звук дождя полностью стих, Дикс поднялся со своего места.
- Тихо, к двери.
Мара все поняла, но без оханья встать не смогла. Помассировав спину и бока, девушка, прихрамывая на одну ногу, подошла к выходу и опустилась на одно колено.
Убийца прислушался к тишине, затем, отпер двери ключом, приоткрыв щель.
Улица пустовала, патруля не было видно, через несколько дверей, спал, сторожила склада, возле него стоял фонарь.
Дикс вышел первый, сгустком тени, за ним выбралась воровка, после, человек запер двери склада, прихватив с собой ключ.
Два силуэта переместились через открытую улицу, под покровом ночи. Если что-то и было слышно, то легкий шаг крадущихся ног.
Добравшись до бока дома, оба человека еще раз огляделись в поисках слежки, а, не обнаружив ее, пошли прочь.

- Сходи в таверну и купи нам комнату, я буду позже.
- Куда ты? В какую?
- Кое-что надо обсудить с твоим бывшим наставником. В очаг, в центре, таких как мы не сразу станут искать.И ты уже не соответствуешь описанию, - кивнул мужчина на одежду воровки. -  Давай сюда вещицу, заодно избавлюсь от нее у Феккледа.
Дикс забрал у Мары из рук трофей, который она прибрала на складе.  
Мара остановилась: - а если он заодно с Эйро?
- Нет, не заодно, иначе, он бы пригнал к складу Риннара стражу, или своих крыс.
Воровка вновь пошла, продолжая беседовать.
- Фекклед знал о нашей вылазке?
- Знал.
- А вдруг, он бы нас предал?
- А как ты проверишь человека, если не предложишь ему показать себя?

- Зато, ты можешь знать, что он на нашей стороне.
Пути людей разошлись в одном из переулков: Дикс растворился в темноте улицы, а Мара побрела в таверну.

Таверна "Очаг Виберта"

0

8

Магистрат

Сегодня баута Алатристе надежно покоилась у него за пазухой. Ему не было нужды скрывать свое дело и свое лицо: он был просто любопытным человеком, который собирается задать пару вопросов.
Портовые склады никогда не спят, как и сам порт. Постоянно приходят и отходят суда, грузятся баржи, кричат моряки. Скороговорки на всех языках Ойкумены можно услышать здесь, а уж какие стоят здесь запахи... Рыба и пряности, фрукты и масла, все чем богат Каэндор и что требуется ему прибывает в порт, чтобы затем оказаться на складах, а после и на прилавках великого города.
А вот эти люди мало чем отличались от тех мешков, которые они тянули: такие же большие и тяжелые. А вот проверку их знаний Диего решил провести следующим способом. Он загремел монетами в кармане и подошел к небольшой кучке, усердно жрущих что-то здоровяков.
-Доброй еды вам,-ответом ему стало лишь мычание и замедление движения челюстей. Но брави не терял надежды:
-Не знаете, где склады почтенного Ингвы Лета?
-Гмык, еще один-соизволил издать звуки кто-то из амбалов. -Ты уже второй за сегодня, кто про него спрашивает. С четверть тому, как воон туда пошел- лапища-окорок широко махнула в стороны одного склада в дальнем краю пирса.
Алатристе кинул говорливому здоровяку роту и быстрым шагом направился в указанном направлении. Простое дельце начинало приобретать новые краски. А стало быть становиться опасным и более высокооплачиваемым. Ведь именно в этом и заключается интерес в жизни каждого нормального человека.
Диего крадучись подошел к закрытой двери и осторожно, чтобы не было никакого шума, открыл ее. Закрыв глаза, на несколько капель, чтобы глаза привыкли к темноте и прислушиваясь к звукам из склада, он встал у входа. Затем, не услышав ничего подозрительного и ухватившись за рукоять мэнгоша, брави сделал шаг внутрь и открыл глаза. Большое помещение было почти полностью пустым, редкие лучики света освещали лишь несколько кип товара в дальнем углу склада.
Ну что же, хоть выясню, чем торгует этот купец. Пандульфи скотина, не мог сказать чем он занимается, поискал бы по рядам или прямо место, где живет: ведь дома с должником всегда приятнее говорить. Он там наиболее беззащитен.
Но едва брави подошел к товарам, как навстречу ему вышел мужчина в кожаной броне и направил на Диего острие копья:
-И кто же ты такой, гость незваный, и что тебе здесь надо?
Копье- это неплохое оружие. Его основными преимуществами являются простота и дешевизна: их можно делать десятками в любой кузнице и любая деревенщина после пары ударов капральской палки научится его использовать. Алатристе не раз видел, как мелкие правители при угрозе вторжения собирали ополчение, давали им копья в руки и бросали их на смерть навстречу наступавшим профессионалам. Нет, не надо думать, что копье- это оружие неумех или ополченцев. Диего знал настоящих мастеров копейного боя, как пешего, так и конного, но ему, как и любому иному, следует долго учиться. А вот драться против копейщиков- воинов учат первым делом. Итак...
Раз. Мэнгош вылетает из ножен и отводит острие копья в сторону. Два. Брави, крутясь вокруг своей оси и толкая корпусом древко,  сокращает дистанцию. Три. Кулак свободной руки бьет в челюсть собеседника. Четыре. Кинжал легонько колет в нужное место руки противника и ее пальцы разжимаются. Копье летит на землю.
Мясо. Просто мясо.
Диего осмотрел стоявшего перед ним человека повнимательней. Довольно молод- зим 25 это уж с натяжкой. Силен, но не воин, вон даже броню носит без второй рубахи. Да и не по размеру она ему. Фу ты и штаны кожаные, для верховой езды, но не истертые между ног, если бы он на самом деле ездил на коне. А значит весь его грозный вид - ничего не за собой не значит. Много таких приходило в банды и мало из них доживало до своего первого боя. А до второго еще меньше.
-Значит, купчишка нанял себе охрану! Но запомни, Братство Кольца своих в беде не оставит, и тебе не поздоровится!
Как говорят Ольгердовичи- пришел горностай. Или еще какой пушной зверь, Диего не помнил точно.

0

9

Выражение пришел горностай означало приближение неприятностей. Но умные люди его продолжали так: пришел горностай, сейчас с него шкуру снимать будем. И Алатристе сейчас смотрел на этого зверька.
Первые несколько дней "Кольца" Диего помнил очень хорошо: они проходили около его постели. Мэтр и Мигель не стеснялись раненого, тем более они прекрасно знали воина. Первые годы Алатристе служил в Земенском морском полку, которым тогда еще командовал Сааведра, а последние- в банде Бурнуйе. Ну а что он творил между этими годами- не должно ровно никого интересовать. Хотя там были дела, которыми можно гордиться.
Привлечение новых людей в организацию шло медленно, в основном через личное знакомство, но первым и главным требованием было воинское умение. Этот же паренек не был одним из них, хоть и утверждал это.
А это значит, что с ним очень захотят поговорить Мэтр с Сааведрой. Самозванцев нам не надо, это может попортить нам всю работу. Да и такие неумелые воины могут отбивать клиентов.
-Как твое имя?-Алатристе легонько уколол собеседника в раненую руку. Тот грязно выругался, утверждая, что ничего не скажет и за него отомстят. Брави понял, что быстрого задушевного разговора не предвидится. Он достал маску из-за пазухи и надел ее: зачем лишний раз показывать свое лицо возможным свидетелям?
И услышал удивленный вздох и ответ юноши:
-Сэм. Меня зовут Сэм Гемджи.
Странное имя не значило для Алатристе абсолютно ничего, а вот удивление на лице юноши читалось с непередаваемой легкостью. Воспользовавшись этим моментом замешательства, брави подхватил копьецо: нечего оставлять оружие в зоне доступа. Да и продать его можно будет. Затем он внимательно посмотрел на юнца и демонстративно, со щелчком вогнал мэнгош в ножны.
-Я вижу ты понял, кто я и откуда. Давай рассказывай, про ваше "братство". И где вы кольцами разжились,-конечно, Диего не мог не обратить внимания на ту медную фитюльку, которую этот человек носил на пальце правой руки. То есть именно там, где носили серебряный знак высшей воинской доблести такие как Алатристе.
-Так вы из братства, получаетесь,-и речь полилась как горный поток.
Выходило так, что было их девятеро. Несколько деревенских парней, мечтавших о приключениях и славе, присоединились к группке воинов, утверждавших, что они члены "Кольца". Ради денег и славы они занялись сбором долгов с купцов и искали заработка охраной караванов. Но самое интересное, что одним из них был колдун. Из какой Семьи этот маг был Сэм не знал, откуда ему можно было о них догадываться? Так что эту жертву надо доставить к главному специалисту по обработке информации- Сааведре. А уж кому ее добыть- в Апельсиновом доме найдется. Обидно было только за то, что Сэм ровным счетом ничего не знал о Лете- их нанял другой купец с обжорного ряда. Он ему тоже был должен.
-Иди за мной,- махнул рукой Алатристе.-И чтобы без фокусов у меня, а то я не мастер разговаривать,-и брави многозначительно покачал рукой с копьем.
Сэм беспрекословно подчинился: видимо в их группке приказы старших не обсуждались, а выполнялись. Это было плохо-ведь скорее всего, это "братство" придется разогнать, и это не будет простым делом. А если среди них есть маг, то это могло вылиться в конфликт с Семьями, что тоже не добавляло радостных мыслей. С другой стороны были и приятные новости. Половина из возможных противников- ничего из себя не представляли. Радость для повара.
Примерно такие же враги, как и вот эти амбалы. Страшно выглядят, но разбегаются при первой опасности. Было видно, что в их головах бродила мысль поговорить с этими странными посетителями, но маска-баута показала, что злой и страшный  серый бабайка уже здесь. Так что детишкам пора бежать к мамам под одеяло, иначе он их съест.
-Слушай меня внимательно, Сэм. Мы сейчас пойдем к моим друзьям и ты все, совершенно все им расскажешь. И тогда мы о тебе позаботимся,-Алатристе умолчал, что эта забота может выразится и в перерезанной глотке,-И об остальных членах вашего "братства кольца." Почему вы так себя назвали то, а?
-Ну так это, маг наш Манвэ сказал, что мы все вместе, один за всех и все за одного, как кольцо. А мы и подумали, что красиво. Так и назвались. А уж когда в город пришли, то про вас услышали, и подумали, что это очень хорошо, что вы как мы оказались. Ведь так?
Диего промолчал, но у него еще более усилилось желание провести закадычный разговор с этим Манвэ. Вот так вот взять его за кадык и выпустить через него язык.
Алатристе очень не любил магов и тех, кто обманывает детей.

Апельсиновый двор

0

10

Квартал ремесленников

Мара не доверяла убийце и возможно сейчас, он подставляет ее, а с другой стороны - Дикс мог прибить ее на месте; вспоминая жало в руках. Солнце слепило глаза, заставляя щуриться, девушка склонила голову, прячась в тени капюшона. Анри засуетился, значит, вода близко. Крысы не умеют плавать, но умеют держаться на поверхности. Забавный зверь, если вокруг него начнет подниматься вода, то он потонет, а если его спасти, то при подобном потопе, крыса будет барахтаться в воде сутки, думая, что ее вновь спасут - не теряя надежды.
Мара поднесла руку ко лбу, всмотрелась вдаль.
«Белая чайка» манила скупщиков ценностей. Шакал имел дело с контрабандой и был весьма строг к своим подопечным. Воровка старалась не вынуждать своего наставника на грубость, выполняя любое поручение точно и в сроки. Фекклед был одним из тех, кто был полноправной правой рукой Эйро, следя за территорией. Его люди выявляли нарушителя, и если ты не принадлежишь к «пыльным крысам», то, скорее всего, окажешься или с ними или с перерезанной глоткой в сточной канаве.
Мара смотрела издали на лавку, выжидая подходящего момента направиться в «гости» к своему наставнику. Патрули стражи были везде, и порта это касалось более чем. Все торговые склады, корабли - тут. Сердце Каэндора - порт!
Девушка провожала спины двух о чем-то беседующих стражников, дожидаясь пока те соизволят покинуть открытую территорию.
«Ушли».
К «Белой чайке» Мара шла, озираясь по сторонам. Дикс серьезно обеспокоил ее вестью о розыске. Было интересно, как отсутствие воровки скажется на памяти властей? Подозрительное дело.
Последний раз осмотревшись, девушка вошла в двери лавки.
Фекклед был на месте, тут же поднял взгляд на вошедшую гостью, не меняясь в лице. Человек обтер руки тряпкой, которую отшвырнул в сторону от прилавка, сам вышел из-за своего «поста».
*Фекклед
- Давненько не виделись, - распростер руки Шакал.
Мара поглядела на эти руки, что вершили судьбы сотен неверных – чистые и ухоженные.
- Да, - шагнула девушка навстречу, опустив взгляд.
Мара схватила с тумбы статуэтку, стала вертеть ее в руках – рассматривать, продолжая слушать и отвечать.
- Мне сказали, что ты..
- Да, жду тебя. Есть одно дело, которое я могу поручить только тому, кому доверяю.
Мара слегка улыбнулась, сверкнув зубами и что-то остановило ее от того, чтобы не расхохотаться на всю чайку.
Она знала, что слово «доверяю» совершенно не означало то, что оно означает. В делах крыс, данное слово можно было расценить – «умелый человек, который более подходит для использования».
Девушка добрела до стула, села, поставив статуэтку на стойку, скрестила руки на груди и внимательно поглядела на наставника.
Фекклед понимал, что у воровки есть вопросы, касаемо совместных планов его и Дикса, однако, не стал начинать беседу насчет этого.
- Если все выйдет, то нам прибавится. Хорошие деньги.
Воровка кивнула, помрачнев, на ней вообще пропало все, что касается радушия.
- Я думаю, что отчитываться перед тобой мне не следует. Если желание не пропадет, то побеседуем после дела. Эйро уверен, что ты и Дикс мертвы.
- Хочешь сказать, что нас никто не выдал?
Шакал помотал головой.
- Ну, я так понимаю, что ты согласна, раз пришла?
Девушка встала со стула, поправила капюшон.
- Как всегда.
- Сайкс! – крикнул Фекклед.
На зов пришел, а точнее выкатился «бурдюк». Невероятных размеров человек, лет тридцати на вид, абсолютно лысый, даже бровей не было.
- Присмотришь за лавкой и вот еще, - поднял палец Шакал, - без меня крупнее пяти не отдавать.
Сайкс поглядел на Мару поросячьими глазками, кивнул, молча занял место за стойкой, а наставник сорвал со стены плащ, набросил себе на плечи, закрыл голову капюшоном и обхватив Мару за плечо, повел в сторону двери.

Апельсиновый двор

0

11

Магистрат

И вдруг полупрозрачная размытая тень начала обретать форму. Вот уже в расплывчатых провалах глазниц разгорелся холодный огонь, напоминавший гнилостное мерцание болотных испарений. Казалось, это был отблеск древнего, как сам мир, ужаса. Того ужаса, который под спудом наследственной памяти, восходящей к Изначальным Временам, когда страх был непременным спутником жизни человека, таится в каждом из нас.
Облик неведомой твари по-прежнему оставался расплывчатым, претерпевая ряд отвратительных трансформаций. Можно сказать, что он был почти человеческим, но это неуловимое «почти» делало монстра куда более страшным и омерзительным, чем крылатая и рогатая тварь, созданная воображением Диего. Один только его вид грозил повредить разум, менее закаленный, чем у воина. И сквозь пульсирующую, словно копошащиеся могильные черви, плоть отчетливо можно было различить траву и кусты, находившиеся позади призрака.
Кровь застучала в висках человека, но, что бы вокруг ни происходило, присутствия духа он никогда не терял. Каким образом призрак, сотканный из болотных испарений, мог причинять человеку вполне материальный вред, было выше его понимания, однако об этом красноречиво свидетельствовали окровавленные останки на земле. Уяснив, что каким-то непостижимым образом проклятому созданию это удалось, тренированный разум воина, не теряя драгоценного времени на отвлеченные переживания, лихорадочно искал выход из создавшегося положения.
Брави понятия не имел, с каким противником свела его судьба, и на что был способен неведомый враг. Знал же он точно другое: Диего Алатристе не станет удирать по пустынной дороге, не будет с криком падать, раз за разом сбиваемый с ног омерзительным существом. Может, ему и придется умереть, ибо таков удел смертных, но он умрет с оружием в руках, как подобает мужчине, и все раны будут у него — на груди.
На его глазах призрачная пасть разошлась щелью, и ночь огласилась уже знакомым ему хохотом. Раздаваясь в нескольких ярдах от пуританина, этот смех потрясал и выворачивал душу. Наверняка, слабый или суеверный человек застыл бы в этот момент без движения, услышав в этих звуках голос Смерти, но не таков был Диего Алатристе. С легким, почти неслышным шипением в цель полетел первый нож.
Почти сразу же последовал ужасающий вопль, в котором ярость и изумление дерзостью смертного создания соседствовали с насмешкой. Тень метнулась к воину, словно змея. Искривленные прозрачные руки потянулись к горлу Диего, готовые душить и терзать человека.
За оставшуюся каплю Диего успел выхватить из ножен эспаду и нанести молниеносный укол прямо в грудь нападавшего — стальное лезвие прошло насквозь, не встретив никакого сопротивления. А в следующее мгновение ледяные пальцы уже вонзились в плоть воина, с нечеловеческой силой раздирая и одежду, и кожу.

0

12

Нужное судно Диего нашел быстро: только один торговец, из несущих Каэндорский флаг, не стоял под погрузку на рейде. Это значило, что он не приносит дохода. А уж "чтобы ты работал в убыток!"  было одним из самых страшных проклятий в городе.
И сейчас Алатристе оказался на развилке своего пути. Отправиться одному, израненному туда, где может оказаться десяток-другой головорезов или подождать подкрепления и, возможно, упустить клиента. Интересно, какой выбор должен сделать настоящий мужчина?
Быстрым шагом брави спустился к причалу и махнул рукой кому-то из рыбаков. Вот почему, в любом городе и в любое время, находятся такие чудаки, для которых нет большего удовольствия в жизни, чем сидеть с удочкой посреди воды и заклинать ту единственную, самую глупую рыбу водящуюся в море? Алатристе мог понять тех рыбаков, которые выходят в море и возвращаются с полными трюмами, да что там, он их уважал почти как равных. Ведь они, как и воины морских полков, рисковали жизнями в штормах и тайфунах, бились с пиратами, которые не брезговали налетами на рыболовецкие флотилии, в конце концов, именно они кормили величественный город. Но вот ловить на удочку и, чаще всего, не поймать ничего? Это занятие для  бездельников.
Одного такого бездельника Диего и приманил. Можно сказать, он поймал его на свою удочку, вот только наживкой послужил карт.
-Довези меня вон до того кораблика,-сказал брави. -А если без глупых расспросов, то будет и второй.
-К вашим услугам, синор!,-сказал рыбак и спрятал монетки за щеку.
Лодчонка быстро шла по бухте, вызывая воспоминания. Сколько раз было, что хищными гарпунами в кита- пирата летели галеи морского полка, на одной из банок которых был и молодой воин Алатристе. И никто не мог угнаться за ними, разве что сокол в небе, да меч-рыба в море. Славные были времена. Сейчас же...
Нынче уже и мы не те, да и дела менее почетные. Легким движением кисти Диего показал рыбаку, что надо обойти вокруг нефа: поискать трап. Но такой любезности ему не оказали. Тогда Алатристе решил вспомнить еще одно умение, полученное за годы службы. Оказавшись на стороне нефа, скрытой от порта, он уцепился за якорную цепь и полез вверх. Так они ходили на ночные абордажи при... Да много было таких атак.
Добравшись до клюза, Диего достал ножи и, вбивая их в борт, полез дальше. "Эх, знал бы, прихватил абордажный крюк"- как всегда вовремя пришла в голову умная мысль.
Добравшись до палубу, брави одним резким движением взвился в воздух, а припалубившись, в его руках уже блестело оружие. Но это было напрасно: судно было безжизненно. Передняя надстройка тоже оказалась пустой, но ярко освещенной: команда не закрыла окошки ставнями, когда покидала судно.
Задняя же надстройка встретила брави темнотой и резким, стойким запахом дешевого вина.
А затем из темноты что-то кинулось.

0

13

Диего отбросил бесполезный клинок и попытался схватиться с противником врукопашную. Но это было все равно что сражаться с туманом или облаком, да еще вооруженными стальными когтями. Яростные удары Алатристе пропадали втуне, натыкаясь на пустоту. И хотя брави обладал немалой силой и стальной хваткой, можно ли было схватить руками тень? Существо было нематериально, за исключением по-паучьи длинных пальцев, заканчивающихся кривыми когтями, да еще жутких мерзостных глаз, сама пустота которых стремилась вытянуть жизненные силы воина.
Одежда Диего превратилась в окровавленные клочья, тело покрывали дюжины глубоких ран, но он не отступал ни на шаг. Решимости у воина ничуть не убавилось, и мысль о возможности бегства или, как говорили трусы, «отступления под натиском превосходящих сил противника» даже не приходила ему в голову. А если бы подобная идейка и закралась в его мозг, воин морского полка, верно, покраснел бы от стыда. Чтобы он, Диего, сошелся с кем-то в поединке, да вдруг отступил?
Человек отлично понимал, что гибель близка и он предотвратить ее не в силах, что его тело вскоре рухнет бездыханным рядом с останками неведомого путника. Но мысль о смерти не пугала его — он прожил жизнь не зря. Гораздо важнее сейчас было достойно постоять за себя, не посрамив рода людского, и причинить сверхъестественному существу максимально возможный ущерб — пускай хотя бы моральный.
Демон и человек сошлись в яростной схватке, стоя над мертвым телом, и лишь темные глазницы лунного черепа равнодушно взирали на них с небес. На стороне демона были все преимущества, за исключением одного. И это единственное преимущество брави поистине стоило всех остальных. Так же, как ненависть оказалась способна придать потустороннему существу смертоносную материальность, так и мужество оказалось единственно действенным оружием против квинтэссенции зла.
Диего продолжал сражаться, нанося мощные удары руками и ногами, стараясь боднуть или укусить своего неуязвимого противника. И вот в какой-то миг он обнаружил, что демон начал пятиться, а сводящий с ума хохот сменился воплями ярости и разочарования. Отвага — вот истинное оружие воина. Мужественный человек без страха выступит на штурм самих врат смерти, и все легионы Тьмы не смогут его остановить.
Алатристе в тот момент совершенно об этом не думал — его подхватила и понесла багровая волна того безумного неистовства, что вела в бой древних воинов. Он только отметил, что когти, терзавшие его тело, стали утрачивать прежнюю алмазную крепость и остроту, а в глазах твари появилась какая-то неуверенность. Задыхаясь, шатаясь от запредельного напряжения, человек раз за разом пытался вцепиться в горло фантому. И его упорство было вознаграждено — ему удалось стиснуть руки на чем-то материальном. Оба противника рухнули на землю. Демоническая сущность извивалась и билась в руках Диего, напоминая змею, сотканную из струй обретшего материальность дыма.
И тут на брави снизошло озарение, пронзившее мозг подобно грозовому разряду, заставив волосы человека встать дыбом. Внезапно ему стал понятен смысл криков и причитаний ужасного существа. Жуткие тайны, слетавшие с призрачных уст, ледяными осколками впивались прямо ему в мозг. Теперь Диего знал, что это было за существо.

0

14

Пропустив мимо себя тень, Алатристе нанес удар гардой мэнгоша в ребра. Тень выдохнула и согнулась буквой r. Упустить такой шанс брави не мог, поэтому еще один удар пришелся по затылку нападавшего.
-Хорошо- хорошо, я все отдам, только не бейте! -раздался жалобный голос и рука воина, уже занесенная для нового удара, опустилась. Глаза уже немного привыкли к темноте, но разговаривать в таких условиях Диего не собирался. Поэтому ставни были распахнуты несколькими быстрыми движениями и через них начал проникать лунный свет. Но его было мало, и, выбив кресалом искру, брави зажег свечу в потолочном фонаре. Он осветил сжавшуюся в углу фигуру в некогда дорогой одежде, заходящуюся в пьяных рыданиях. Стоило. конечно, привести его в чувство, а уж затем начинать расспросы, но время было дорого. И после недолгого разговора выяснилось следующая любопытная картина.
Игва Лет действительно занял у Пандульфи крупную сумму денег, услышав какую именно, Алатристе восхищенно зацокал языком. Но не успел он начать тратить ссуду на закупку, как к нему подошли несколько человек и объяснили, что они из "братства кольца" и купец должен отдать все деньги им. Игва сбежал и спрятался на судне, а эти бандиты искали его по всему городу. И теперь он оказался в ужасном положении: долг отдавать было надо, но на эти деньги еще претендовали и кольценосцы.
-Собирайся, торгаш. Пойдешь со мной. В Апельсиновом дворе ты будешь в безопасности, за соответствующую плату, разумеется. И с твоей проблемой мы разберемся. А вот долги- надо отдавать. Запомни это.

0

15

Лачуга старого Эзры, прозванного скрягой, наполовину скрытая от любопытного взора разросшимися вокруг кривыми уродливыми деревьями, стояла у дороги в самой середине болот. Просевшая крыша чудом еще не обвалилась, а прогнившие стены покрывала плесень. Огромные, склизкие, мертвенно-зеленые грибы, словно пальцы утопленников, торчали из трухлявого дерева. Особенно густо поганки облепили окна и двери — казалось, их манит внутрь какой-то инстинкт. Нависшие над домом деревья так переплели серые ветви, что в густом полумраке строение представлялось уродливым карликом, над плечом которого скалились людоеды.
Прямо у порога хибары проходила дорога, которая вела мимо гниющих пней, поросших осокой кочек, редких кругов чистой воды и кишащих гадами топей вглубь болот. Сколько народу ни переходило этой ненадежной тропой за последний год, но лишь немногие видели старого Эзру. Да и то им представало лишь желтое лицо, видневшееся мутным пятном сквозь покрытое многолетней грязью и заросшее грибами оконце.
Сам Эзра-скряга, похоже, перенял свой облик от окружавшей его болотной растительности: весь скрюченный, узловатый и мрачный. Его пальцы точь-в-точь походили на цепкие древесные корни, а не ведавшие расчески космы свисали со лба, точно пучки мха с веток, прикрывая привыкшие к вечному сумраку болот глаза. Эти рыбьи бельма, лишенные живого блеска, напоминали скорей глаза утопленника, чем живого человека. Их немощная зелень порождала мысли о бездонных пучинах, таящихся под обманчиво прочным покровом тины.
Вот такой человек рассматривал пришельца, безжалостно измолотившего дверь рукоятью эспады. Что могли они увидеть? Был этот путник высок и статен, хотя мог бы показаться излишне худощавым; его руки и шею покрывали свежие повязки; удлиненное бледное лицо было исполосовано глубокими царапинами, но каштановые волосы аккуратно расчесаны. За его спиной, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, толпился деревенский люд.

Апельсиновый двор

0

16

Ярмарочная площадь

Довольно переваливаясь из стороны в сторону под весом бочонка, Алатристе вошел на земли порта. И сразу же изменился, превратившись в сжатую пружину, готовую в любой миг стукнуть по пальцам любопытному. Правда и маска заняла свое место в мешке: Каэндор покидал не брави, а простой наемник, охраняющий путешествующую даму. Вот только дама никак не желала становиться таковой.
-Синорина Мара,-прошипел сквозь зубы Диего, -прекратите горбиться и прятаться от стражи. Вы путешественница и имеете полное право здесь находиться. Никто вас здесь не ловит. Вы- клиент, и должны смотреть на всех свысока, если кто-то будет возражать, то говорить должен я. Мне за это деньги платят. Можете и мешок мне отдать, чтобы я нес.
Все же воспитание большая вещь, никакие театральные подмостки- если вы не гений сцены- не сделает из нищего принца.
-Эй, приятель!- брави махнул одному из портовых амбалов. -Где стоят купцы, что идут на Вечный?
Тот глубокомысленно запустил палец в нос и, почесав ногтем мозг, ответил:
-Тама! А какой Вам нужен, туда много кого плывет?
Алатристе не стал поправлять мыслителя, благо он не принадлежал к тем глупцам, у которых непременно корабль имеет ноги.
-Скажи, где пришвартовалась "Голубая ящерица"? Она еще не вышла в море?

Да/нет

вышла/нет?

НЕТ

0

17

Ярмарочная площадь

Ярмарочная площадь со всем ее шумом осталась позади, впереди лежала дорога, которая должна была вывести к порту Каэндора. Лужи - лужи, кругом лужи, по которым Мара старательно старалась не шлепать, обходила как могла, перепрыгивала. Дождь размыл дороги, а недавно проехавшие телеги - размололи ее своими колесами.
Впереди маячила спина Диего, который походил на хранителя бочонка, словно внутри сидел его друг и наставник.
Ушли от одного шума - попали к другому.
Порт никогда не затихал. Наемники тащили тяжелые тюки, катили бочки, прикрикивая и ругаясь на все, что можно. Да, тут стоило быть проворнее, ведь чуть зазеваешься и все - наорут, ввалят пинка, а то и бочку на голову поставят и не заметят, а если заметят, то не станут извиняться -ввалят и обругают.
Анри засуетился, почувствовав воду близко. Писк крысы раздался из потемок капюшона, где тот совсем недавно спал.
Крыса вопила на своем крысином: мне страшно, мы идем к воде? Не надо, что делать - что делать? Бежим отсюда, тут опасно!
Мара прижала питомца и шикнула на него, погладила по голове - немного успокоился. Зверек все еще был скрыт от людских глаз, и воровка решила, что нечего ему высовываться до окончания поездки.  
Спутник сделал замечание и неохотно, но надо было признать, что пыльную крысу надо было тоже спрятать.
Мара послушно выпрямилась: - так? - шепнула.
Лицо тоже надо открыть. Пусть Дикс рассказал об облаве, пусть ориентировка была, как заявил тот стражник в таверне, но, ищут светловолосую девушку с крысой. Мало ли светловолосых? А вот с крысой…
С крысой пришлось поступить нехорошо, иначе никак.
Анри тут же был убран в мешок, туда же и арбалет, а следом за ними, Мара тут же шикнула команду сидеть тихо.
Она откинула капюшон и убрала повязку с лица, высыпав волосы, наскоро раскидала, чтобы было более-менее аккуратно.
- С радостью избавлюсь от мешков. Твоему бочонку нужна компания. Нет, это я не о себе. Пить мне тоже не стоит. У тех кто с выпивкой дружит - руки трясутся и дыхание сбивается. Да, с тем мешком тише - там Анри.
Воровка приобрела наглый вид, когда избавилась от своей ноши, расправила плечи. Шла следом, уже не пряталась, а в наглую смотрела на всякого.
- Значит, выступаешь в роли моего наемника? - шепнула где-то за спиной спутника, с хитрой улыбкой, - обсудим на корабле.
Брави казался весьма сомнительным воином, умелые воины умеют не только сдержать атаку противника, но и уцелеть в большую степень. Мара сомневалась, что этот человек с бочонком, действительно хороший воин. Пока что, она видела, что пересчитывать монеты и запасаться едой - это все, на что способен человек. Сомнительным казалось и его превосходство в возрасте. Слишком старался из кожи вон лезть, чтобы выставить себя умелым.
Дальше воровка предпочла молча следовать за Диего, пока искали корабль.
Из беседы, Мара поняла, что Ящерицу они упустили, и та успела отойти. Хотелось выругаться, но нет, пыльная крыса сидит в мешке и теперь она - синорина Морэль.
Пошли вдоль пристани. Кораблей здесь было много, но кто возьмет и кто плывет в Вечный? Девушка огляделась.
- Надо найти корабль - найди, - звучало надменно, уже не шепотом, а воровка понадеялась, что Диего не задушит ее прямо тут, прямо на пристани, прямо на глазах моряков, а войдет в положение синорины Морэль, которая пыталась ей быть.

0

18

На лице Алатристе не дрогнул ни один мускул, когда девчонка всучила ему свои мешки. Он только кхекнул и поудобнее перехватил бочонки. Амбалы, в отдалении наблюдавшие за этой сценой, знающе переглянулись.
-Не бросит.
-Ага. С вином не бросит!

Впрочем, а кто бы в этом засомневался!
-Надо найти корабль- найди,-изо всех сил изображая надменность произнесла Мара, звучало неубедительно, но он был вынужден помогать напарнице. Брави низко поклонился:
-Конечно, госпожа, как прикажете.
Поставив груз на землю, Диего перехватил одного из спешащих мимо моряков.
-На Вечный где купцы?
-Третий причал, пусти я спешу.
Самое главное, это взять языка, вспомнил старую мудрость воин. Снова навьючившись, он неспешным шагом проследовал вперед, не забывая кланяться и выбирать лучший путь для благородной госпожи.
У третьего причала было несколько судов, но взгляд брави сразу остановился на красивом двухпалубном нефе, над которым трепетал флаг Вечного, а по корме изящний вязью шла надпись- «Морская лань».
-Прошу, госпожа. Этот корабль для вас подойдет,- и Алатристе снова поклонился.

0

19

Мара оглянулась, обернувшись вокруг своей оси, высматривая суда, которые стояли и встретилась взглядом с портовыми рабочими. Оторвала брезгливо, переведя все свое внимание на спутника, который вещички все же взял, и даже удалось ничего не обронить.
А вот с госпожой переигрывал и уже ловил смех от стоявших. Вообще парочка вызывала косые взгляды, а на лице читалось: не от медикусов сбежали эти сумасшедшие?
В общем-то, воровка решила, что лучше не сталкиваться с здешней публикой, а еще, тут неподалеку "Белая чайка" и можно наткнуться на знакомые хари. Одну из харь Мара совершенно не хотела тут видеть - Гирсон. Сохраняя спокойствие, девушка проследовала за Диего, который уже успел перехватить рабочего и .... поставить вещи.
"Анри!" - округлила Мара глаза, глядя на мешок в котором сидел зверек, придавленный сверху другим тюком.
Дождавшись, когда напарник отпустит бедолагу, пробегавшего мимо, она тут же подбежала к мешкам.
- Стоять.
Воровка взяла небольшой мешок, опустила в него руку, сцапала крысу и незаметно посадила за пазуху.
- Все-все, можешь продолжать , - махнула рукой, требуя, подхватить вещи вновь.
В очередной раз, наигранные кивки начали надоедать, Мара нахмурилась.
- Не успели отплыть, а ты уже к себе внимание привлекаешь, - проворчала, - и прекрати эти поклоны.
Корабль Мара оглядела.
"Хм. Издали они кажутся куда меньше".
- Сколько плыть? - выдала девушка себе под нос вопрос.
Мимо проходящий моряк, бросил взгляд на воровку, оценивающе почесал бороду, в которой застряли остатки еды, заодно смекнул, что девчонка впервые видит корабль: - пару дней так точно. Смотри, чтобы тебя чайка не унесла. Хех.
Мара еще больше нахмурилась, провожая взглядом наглеца.
- Ну, пойдем каюту найдем. Хорошо, если будет лучшая. Не хочется мне близ этих сомнительных людей находиться.
Хотя, Мара и сама была сомнительной, моряки тут весьма отличались от простых горожан и на рожу были просто убийцами в росыске. Поднялись на борт, где Мара столкнулась со злым взглядом капитана.
"О, тут лучше женщине помолчать".
Отшагнув в сторону, девушка пропустила своего напарника вперед, а капитан, отсыпав монет одному из грузчиков, обратил на них все свое внимание. Оглядел девушку, затем Диего, сплюнул на палубу.
- Советую тебе взять эту бабу и покинуть мой корабль, мы скоро отплываем и такого груза я не ждал. Либо, покажи бумаги, - хрипло хохотнул.

0

20

- Советую тебе взять эту бабу и покинуть мой корабль, мы скоро отплываем и такого груза я не ждал. Либо, покажи бумаги, -вот если бы за каждый раз, когда брави слышал эту фразу, ему платил роту, он бы уже монетами вымостил дорогу между Каэндором и Вечным. Вот интересно, возить женщин рабами ему ничто не мешало- о, конечно, ни один верующий не займется этим поганым ремеслом, но не надо про это рассказывать бывшему морскому воину! А про бумаги.. Диего бы поспорил на зуб- любимый, гнилой в нижней челюсти- что половина ценного груза пошлину не платила. Собственно, как и первая половина. Город жил торговлей и прекрасно знал, когда надо смотреть в оба, а когда закрыть глаза, уши, нос и все остальное.
-Нет у нас бумаг, уважаемый. Есть металл. Три карта за  благородную госпожу,-эти слова прозвучали с нажимом, обозначив, что о цене капитан может торговаться хоть до падения небес, но усомниться в благородстве госпожи, он не смеет,-и еще два за меня, мне много места не надо, я переночую у дверей каюты.
Капитан начал драть на себе бороду. Он н хотел упустить прибыль, но и эти пассажиры ему не нравились.
-Эта ба...-кулак Алатристе многозначительно покачавшись у лица переменил настроение капитана-благородная госпожа может плыть на моем корабле, но за десять картов.  И за тебя еще семь
-А может быть, благородная госпожа окажет тебе честь путешествуя за какие нибудь семь картов? А я так не занимая места вообще, за один?
-А жрать, - капитан опять увидел кулак, но он уже и сам понял, что это пассажиры, а не всякая шваль,-питаться благородная госпожа изволит по?
-Высшему классу, ведь все остальное будет вредно для ее желудка!- высший и низший класс питания различался только в теплоте еды, была еще изысканная- капитанская, но брави сомневался, справиться ли его напарница с этикетом? Ее умений он не знал, поэтому лучше прослыть невежей.

0

21

"Бабу, взять... И откуда только такое хамло берется?"
Мара брезгливо развернулась к капитану судна спиной, сделав вид, что рассматривает  берег с высоты и потеряла интерес к тому, что происходит сзади.
- Очаровательный зад. Ты не находишь? - вытянула мурлыканье, обращаясь к Диего.
Капитан судна тут же опустил глаза и осмотрел зад Мары.
- Крупней бы, подержать не за что, - заявил.
- Нет, не мой! Вон той пышногрудой леди. Я думаю, надо будет зарисовать его сразу как мы прибудем в Вечный.
Мара обернулась, поглядела на капитана, как-то хмуро и без улыбки, оглядела и его со всех сторон.
- Нет, определенно не подходит. Восемь карт? Пусть возьмет эти восемь.
Мара шагнула вперед, остановилась возле капитана, нагло заглянув в глаза.
- Деньги, всего лишь грязный металл! А вот искусство - бессмертно! Бессмертно, как любой из пяти Богов. Тебя бы следовало проучить за подобное!
Богам Мара не верила, как и в Богов, совсем недавно припоминала этот факт, а вот кому бы помолиться, чтобы доплыть живой до Вечного?
Неуверенность ушла и осталась на берегу, а воровка яро хотела осесть на корабле и добраться на нем же до порта Вечного. Уже предвкушая знакомство с новым полем деятельности и потом, ее соблазнял тот факт, что они не задержаться в чужом городе надолго, а стало быть, можно немного пошарить по местной элите. Камешки  - хорошо, плата за компанию - отлично, а вот трофеи - никто не отменял. Да и стража не найдет - вода смоет все следы.
Игра в творческую личность понемногу стала выравниваться, и воровка начинала сама себе верить, а вот компаньон - нет, как она успела заметить.
Капитан сплюнул.
- Фе,- тебя как видно манерам не учили? - уже переигрывала Мара и видя возмущение наползающее на лицо человека, стала сбавлять обороты.
- Покажи каюту и проследи, чтобы ужин подали вовремя!
Девушка развернулась спиной, пошла по палубе, всем своим видом показывая, что намерения весьма серьезные и прямо сейчас, капитану лучше поторопиться и показать место, в котором ей предстоит прожить пару дней.
Капитан обернулся, скептически оглядывая спину сомнительной благородной дамы, затем, обернулся к Диего.
- Одно название от благородства, - вспомнив про кулак, капитан поплелся за Марой, поторопился обогнать.
- Прошу. Вот сюда, - съязвил он, кланяясь, и тут же откуда-то послышался смех матросов, - а ну закрыли рты и работать!  

Воровка вошла в помещение, оценивающе осмотрела свою каюту.
- Грязно как. Пришли кого-нибудь, пусть пол протрут и сменят белье на кровати.

0

22

Диего прислонился к планширу и с удовольствием вдохнул в себя морской воздух. И воспоминания вернулись...

Старый Эзра ошалело глядел на брави, съеживаясь прямо на глазах.
— За… зачем ты мне эт… это описываешь? — пробормотал он.
— Я вернулся в деревню и все рассказал людям, — неумолимо продолжал Диего. — Ибо я понял, что мне дарована власть навсегда освободить эту землю от павшего на нее проклятия. Собирайся, Эзра!
— Куда?.. — выдохнул старый скупец.
— На пустоши, к сгнившему дубу! — был ответ Алатристе.
Эзра пошатнулся, словно от удара. Потом издал бессвязный вопль и побежал прочь от страшного человека в черном.
Резким голосом Диего отдал приказ, и двое дюжих мужиков сейчас же поспешили вперед и изловили беглеца. Выбив из старческой руки, оказавшейся неожиданно крепкой, кинжал, они грубо заломили Эзре руки — и оба содрогнулись от отвращения, прикоснувшись к его холодной и влажной, словно у жабы, коже.
Брави жестом велел им следовать за собой и целеустремленно двинулся по болотной дороге. Деревенские повалили следом, причем мужики прикладывали значительные усилия, чтобы удержать хилого с виду старика.
Постепенно дорога становилась суше, и, придерживаясь заросшей тропы, процессия вышла на дорогу, что вела на холм и далее на пустоши. Солнце уже клонилось к закату, и старый Эзра, тараща водянистые глаза, смотрел на него, будто видел в первый раз.
Посредине обширных торфяников возвышался могучий дуб, вершину которого некогда расщепила молния. У начавшего гнить дерева полностью истлела вся сердцевина, оставив лишь изъеденную жуками пустую оболочку с несколькими корявыми ветвями, которые придавали дереву сходство с виселицей. Именно оно и было целью пути.

Ветер ударил в лицо и выбросил разум из воспоминаний. Начинался отлив и неф, подняв паруса, выходил в море.  По палубе сновали моряки, что-то кричал капитан. Все шло так, как и должно было быть.
-Деньги попрошу!-рядом с брави появился мужчина в сером камзоле. Скрепя сердцем, пришлось заплатить половину суммы за перевозку,  в задаток карго уцепился насмерть. Но знакомство с грузовым помощником надо было продлевать, а сизоватый нос намекал на тему знакомства. Вот и вино пригодиться, решил Алатристе.
Войдя в каюту- разумеется постучав и раскланиваясь- брави сложил свой груз в один из стоявших у двери рундуков.
-Переигрываешь немного, но, кажется, поверили.  С тебя половина платы, кстати. Я  сейчас пойду пообщаюсь судовым карго, может он что слышал про "Ящерицу".  
Смешав вино в кружке с дешевым порошком, Диего выпил лекарство до дна. Вкус напитка от этого не улучшился. Поставив кружку на стол, он присоединил к ней купленные лимоны и капусту.
-Если начнет мутить, то угощайся, помогает. Если нет, то все равно ешь: в море овощи есть  надо. А вот мясо не предлагаю. И своему зверю тоже это передай.

0

23

Мара вошла в каюту, огляделась. Сверкнувший клыком капитан, с проявленным на лице недовольным выражением, просверлил взглядом спину наглой особы, после чего молча развернулся и ушел восвояси.
Напарник сбросил вещи, поделился своими впечатлениями и подлечился. Девушка неохотно развязала мешок с деньгами, выудила оттуда горсть серебряных монет, отсчитав ровно семь - отдала Диего.
"Налаживай связи. Два дня на судне? Можно выспаться, например".
- Я не думаю, что притронусь к еде на этой посудине, - заметила Мара.
Крыса не нервничала, вела себя спокойно, спала у хозяйки за пазухой. Анри успел подкрепиться и все, что его сейчас волновало - крепкий сон.
- Давай на чистоту? - внезапно заявила воровка.
Оглядывая спутника, уже успев заметить в его поведении недовольные жесты, да и заметить ту разницу в возрасте, опыте и знаниях, закрывая глаза на то, что был недавно при смерти, Мара решительно настроила себя на момент сотрудничества, наладить отношения.
- Я не знаю Вечного, тамошних улиц и горожан, я не знакома с долгим плаванием, кораблями и здешними обитателями. Впервые говорю с капитаном и впервые иду на дело с человеком вроде тебя. Мое предложение? Я предлагаю, сойдя на берег Вечного, сразу в порту, тебе  - взять лидерство нашей компании. Как ты понимаешь, у меня будет одно условие: сохранность моей шкуры. И еще, я никогда не имела дел с брави. Не знаю, что вы из себя представляете. Времени будет предостаточно - разбавим беседой.

Пока запоздавшие пассажиры корабля беседовали в каюте, капитан разыскал первого попавшегося матроса, схватил его за шиворот, подтянул к себе:
- Сбегай и принеси белье, отнесешь в каюту, туда, где расположилась девчонка, что взошла на борт прямо перед нашим отплытием.
- Да, капитан.
Человек ринулся прочь как ошпаренный, выполнять приказ, капитан же, побрел к себе в каюту.
Открыв судовой журнал на закладке, Рико, присел за свой стол, принялся выводить очередную запись:
12 день, 3 весеннего месяца. Ночь. "Морская лань" покинула берега Каэндора. Груз судна доставлен на борт в целостном состоянии, подсчитан лично капитаном Рико Санчес, то есть - мной. Все необходимые бумаги были так же переданы мне в руки. Дополнительно на борт было принято два пассажира, которые были размещены в одной из свободных кают. Ветер северо-восточный. Направляемся в порт "Вечного". Планируем прибыть в город ночью, 14 дня, 3 весеннего месяца.
Капитан "Морской лани", Рико Санчес. 12 день, 3 весенний, 1688 год.

Отставив перо, капитан оставил журнал открытым, сам же, вальяжно развалился в своем кресле.

В двери каюты без стука вбежал человек, с свертком, бросил его на кровать, прямо мимо лица Мары и поспешил убраться.
- С благородными синорами так себя ведут? - спросила девушка, возмущенно поглядев в простывший след человека.
Она не хотела побудить Диего догнать негодяя и расправиться на месте, просто сказала мысли вслух, потому как подобное обращение ничем не отличалось от того, что приходилось получать ей в обычной городской таверне. Ей показалось, что с благородными различает лишь одно –слово благородные.

для гм

снимите 7 карт и 7 дайте Диего)

0

24

Диего посмотрел на бочонок, потом взглянул на свою соратницу.Ему не понравилось ни первое, ни второе зрелище:
-Доня Мара, я вижу вас  неглупым человеком. И Вы понимаете, как вы мне не нравитесь. Это не о вас лично, скажем это о вашей... организации- воин изобразил морскую болезнь, но та, кто сейчас стала его напарницей, была достаточно умна, чтобы понять этот жест. Брави задумался. Клясться кровью нельзя, оружием- она не  человек. Хотя сколько дам воинов я знал... А вот о верная вещь.
Диего поднял один из лимонов, судьба как всегда улыбалась ему, но вот эту девушку  она  портила так, как только это может судьба.  Появилось некое сочувствие,  но красивая девочка сама выбрала судьбу.
Может быть, у каждого есть свой странный путь. У мужчин их только два, мы просты и не знаем истины- но наши пути- этио путь творца и путь воина. Мы глупы и не знаем ничего больше. Женщины... Почему мы так ценим вас? Почему мы так любим Вас? У Вас есть третий путь.
Путь матери. Путь создателя жизни. И почему мы уважаем тех из вас, кто меняет этот путь на творца или воина, и почему мы вас ненавидим. Ведь это нам не дано.
Плод был разрезан на две части, и половина была протянута девушке.
-Синорина, клянусь мыслями, словом и делом Вам, пока мы не ступим на землю Каэндора. Вы, доня Мара, поняли, свою беду, но судьба признала Вас главной.  Я буду помогать Вам, пока я буду жив, но решать будете только Вы.
Алатристе посмотрел на непонимающие глаза девочки и легко, но с оттягом шлепнул ее по симпатичной  попке.
-Проснись! Судьба назначила тебя старшей, ты ей и будешь. Слушай меня, если это интересно,но решать будешь только ты.  У нас либо есть командир, либо это решает Судьба. Так что не вешай нос! И ветер попутный! Заночую у двери каюты, так что не бойся.
Алатристе сказал больше слов чем за луну, но ведь с ним была дама, какая бы она не была. Может еще и руку ей надо поцеловать? Пока противно, а дальше... Как это решит судьба.
Здорово, морда! А я тут тебе деньги принес!- слово "деньги" открывали любую каюту, а уж суперкарго, все Боги велели.
-Ты меня увжаешь? А пить будешь? А в зернь играешь?

0

25

Взяв половинку лимона, Мара всмотрелась в глаза человека, который был послан ей в напарники, и прочла там, что это она была послана ему в напарники; передумала как-то отвечать на заявление. А еще он был странный. В какой-то момент, ей показалось, что она действительно выглядит благородной синорой Морэль и хорошо, что от этого Мара вовремя отмахнулась, потому что реакция благородных синор на некоторое действие могла быть иная,  а вот воровка Мара - попросту стерпела, закусив губу.
В силу своего малого веса, под легким шлепком, она качнулась, но не упала.
Когда напарник вышел из каюты, воровка отложила лимон в сторону, занявшись кроватью. Конечно, ей было все равно на белье, а вот быть знатной особой надо постараться. Через какое-то время, воровка лежала на застеленной кровати и смотрела в потолок. Возле девушки бегала крыса, суетилась, но оно и ясно - вода кругом.
Мара подложила руки под голову и закрыла глаза.

- Мне сказали, что я могу найти тебя тут, убери нож, я по делу.
Долго рассматривая человека напротив, Мара не решалась отвести свое оружие от него.
- Кто сказал?
- Друзья - нашелся человек.
- У меня нет друзей, - заявила девчонка, поспешно спрятав нож.
Мара села в сухую солому, а человек напротив.
- Что за дело? - сухо поинтересовалась.
- Нужно залезть незаметно в окно, взломать витрину, украсть ключ, вернуться и передать его в руки людям.
- Сколько? - подняла глаза воровка.
- Сколько скажешь, - перестал улыбаться человек.
Мара задумалась, принялась выводить на полу палочкой какие-то круги.
- Мне нужно увидеть территорию, тогда и назову цену. Половину суммы сразу, а другую потом.
- Идет, - протянул руку человек, широко улыбнувшись.
Воровка подняла взгляд на него, потом опустила на протянутую кисть, откинула палочку в сторону и поднялась.
- Завтра приходи.
Девчонка шлепнулась на солому, забросив руки за голову.
- Ты здесь одна? - поинтересовался гость.
- Да.
- Не страшно?
Девчонка повернула голову, внимательно посмотрев на незнакомца: - Я никого не боюсь, -  сказала Мара, закрыв глаза.
Человек какое-то время стоял и рассматривал засыпающую воровку, затем повернулся к ней спиной и постарался как можно тише покинуть чердак.

Мара распахнула глаза, повернула голову на бок. Рука опустилась к поясу, где нащупала нож. На глаза попался лимон, успевший подвянуть за несколько часов. Спать не хотелось, больше от того, потому что она понимала, что суша осталась далеко, а корабль уплывает все дальше. Ей было непривычно куда-то плыть, далеко от дома - города.
Воровка, сперва села на кровать, потом встала и принялась расхаживать по каюте, вновь селе, закрыла лицо руками и опустилась к коленям.
За спиной раздался писк крысы. Анри зацепляясь маленькими коготками, полез вверх и сел на плечо.
Воровка порылась в мешке, прикрепила арбалет к поясу, прикрыв плащом.

Открыв дверь каюты, Мара поймала морской воздух. Ветерок швырял в лицо, разбрасывая волосы по плечам; она шагнула на палубу. Высоко в небе горели звезды, а под ногами трещали доски. Вода била в борт судна. В море было куда прохладнее, чем на берегу - от воды.
Девушка подошла к борту корабля, опираясь на него - замерла. Она вглядывалась вдаль, а перед глазами была бескрайняя вода.

+1

26

Разговор, это всегда интересно. Когда ты узнаешь, что то новое, или сам делишься чем-то задушевным. Но вот когда обмен мнениями переходит в стаз "ты меня уважаешь" -лучше оказаться от него подальше. Заводить деловой разговор с карго было бесполезно, играть дальше- мало что дуракам везет, так еще и не отдаст! Подхватив под мышку бочонок, и запихнув в карман пару листков со стола, Диего вышел не палубу.
Солнце готовилось нырнуть в море. Еще не потерялся далеко за горизонтом берег, и закат  мог стать воистину прекрасным зрелищем. В те дни, когда воин был рабом, у них было два удовольствия- видеть восход солнца, что давало надежду, и закат, который давал мечту.
Среди сновавших туда-обратно моряков и матросов, брави заметил небольшую фигурку у борта. Он уже собрался выругаться, что она вышла без его разрешения, но она ведь все же старшая. Да и каждый, кто уходит в море должен узнать это чувство.
Осторожно, чуть не крадучись, но громко скрипя досками, а то может и ножом с перепугу ткнуть, Алатристе подошел к своей невольной спутнице.
-Очень неосторожно, синорина. Очень неосторожно.
Длинный плащ воина как- то сам собой перебрался на плечи девушки.
-Смотри внимательно, и попробуй поймать миг, когда берег исчезнет из виду. Говорят, так можно узнать, полюбит тебя море или нет.

Корабль

0

27

Алая дорога рассекала море надвое, но с каждым разом таяла, исчезая. Мара смотрела на теряющийся след, по которому шел корабль. Никогда не понимала, как эти люди знаю куда плыть? Нет, то, что они знают какие-то ориентиры - знала, а вот как? Перед глазами было бескрайнее море; воровка задумалась и не заметила, как рядом с ней возник спутник.
Подхватив машинально плащ, она отринула от борта.
- А, синор Алатристе, - скользнула взглядом по человеку воровка, в какой-то момент остановилась на бочонке.
- Анри стал паниковать, и я взяла его прогуляться. Сейчас все в порядке. Наверное, при виде воды, он испугался и забился спать, - улыбнулась девушка, тут же улыбку убрав.
Матросы шныряли по палубе, некоторые поглядывали в их сторону. Мара опустила руку, припрятав лучше арбалет.
- Со мной сейчас разговаривает Диего или его бочонок? - шепнула воровка, кивнув на неразлучного "друга" брави.
На судне зажгли фонари. Постоянно качка, шум воды, бьющий о борт, хруст мокрого дерева и топот ног - сбивали с мысли. Мара не любила оказываться в местах скопления людей, и было непривычно, с трудом сдерживая себя от попытки сбежать назад в каюту, она заставила себя обратиться к воде. Там было пусто, берега уже не было видно, и даже тонкая полоса уходящего солнца растаяла.
- Ты выведал о Ящерице? - поинтересовалась, не сводя взгляда с воды. Голос вдруг стал серьезный.
"Когда же все эти люди разойдутся?" -думала она про моряков, - "в этой каюте жутко душно, как можно провести там два дня?!"
- Может быть, обратиться к капитану? Я заметила, что  он много знает, особенно в искусстве.

Корабль

0

28

Главная улица

В таверне напротив дома без окон Франческа не бывала никогда. Да и не слышала о ней тоже. Одно из многочисленных заведений города, где можно поесть, поспать, но больше всего, похоже, выпить.
Ей было здесь не место, даже в подобной простой одежде. Франческа знала это.
Попросив жестом Боне остаться у входа, она деловито вошла и огляделась. Народу в дневной час было не слишком много - справа за столом что-то праздновала шумная компания, по центру что-то считали, переругиваясь двое мужчин. Тощий и одноглазый, лицо которого было хорошо видно Франческе, цветасто поливал бранью такого же тощего, но лысого, в драной на рукаве грязной рубахе.
Чародейка уже вознамерилась задавать неудобные вопросы трактирщику, рассматривающему ее из-за прилавка глазами снулой рыбы, когда заприметила еще одного гостя, и только он один был и лыс, и бородат, и широк настолько, что дубовый стол, за которым он сиживал, должен был съеживаться от стыда.
Уверенно махнув трактирщику рукой, она подошла к человеку, стянула с головы капюшон, не смущаясь пододвинула себе тяжелый стул, улыбнулась и села.
- Синьор Роже Бейкен?
При ближайшем рассмотрении оказалось, что у него на глазу шрам. О таком говорил и брат.
- Мне, кажется, нужна ваша помощь. Наш общий знакомый, Рейнард, предположил, что вы - именно тот, кто даст мне дельный совет.

0

29

Постоялый двор "Бобер и охотник"

Роже знал такие места как свои пальцы: они одинаковы во всех местах обитаемого мира. Наверное, если оказаться где-нибудь за гранью горизонта по ту сторону света, то и там можно найти таверну, в которой тебе подадут кружку эля и сушеную рыбку. Ведь разве не так выглядит рай?
Осмотревшись по сторонам Роже слегка приуныл: ни одного из бывших соплавателей внутри не наблюдалось, так что поживиться за чужой счет пока не выходило. Да и подтвердить слухи о выдающемся боцмане тоже было некому. Оставалась надеяться на счастливую звезду.
И эта звезда, казалось, не подвела старого моряка. Внутрь таверны вошла дорого одетая девушка и начала кого-то искать. Затем она направилась к столу Роже и подсела к нему, не спрашивая позволения. Все было ясно-  юной богачке необходима помощь. Это может стать выгодным дельцем.
- Мне, кажется, нужна ваша помощь. Наш общий знакомый, Рейнард, предположил, что вы - именно тот, кто даст мне дельный совет.
Боцман задумчиво погладил бороду, пытаясь вспомнить упомянутого Рейнарда, но это ему не удалось. Хотя мало ли людей попадалось Акульему брюху за его долгую жизнь? Вот и с богатыми и влиятельными людьми ему приходилось встречаться, и начала этикета ему были знакомы. Поэтому мужчина поднялся и поклонился.
-Роже Бейкен к Вашим услугам, госпожа, Вы не ошиблись. Рад буду оказать Вам любую помощь, что в моих силах. И даже больше. А уж добрых советов у меня много припасено,- не удержался без прибаутки боцман.
Он, сощурив глаза, осмотрел окрестные столики, и все, навострившие свои любопытные уши, занялись своими делами, осознав, что этих ушей они могут очень быстро лишиться.

+1

30

Франческа вздохнула, поправив ворот рубахи, натиравший шею, и неожиданно подобрала для собеседника улыбку обворожительную и мягкую, такими она пользовалась редко, и, пожалуй, почти искренне.
Улыбка не дрогнула даже когда человек стал подниматься, и поднимался, поднимался, заполняя собой пространство и оказываясь еще массивнее, чем она оценила поначалу.
Но больше всего ее воодушевил взгляд. Он не был сонным. Еще рано было судить о том, подвел ли ее Рейнард и не стоило ли положиться только на себя, но дурные мысли в чародейной голове сменили осторожная надежда и азарт.
- Несомненно, помощь не останется безоплатной... Признаться, я не разбираюсь в море, но нуждаюсь в том, чтобы отправиться в путь уже сегодня. На быстром корабле, который смог бы догнать торговое судно, ушедшее вчера с отливом. И...
Она чуть повернула голову в сторону зала, проверив, не прислушивается ли кто к беседе. А удостоверившись в том, что вид ее собеседника пугает остальных настолько же, насколько воодушевляет ее саму, продолжила:
- Совершенно не понимаю, как подобрать достойный корабль, достойного капитана и сколько за это с меня должны спросить. Как торговаться. Даже не знаю, возможно ли задуманное.
За спиной у Франчески несколько раз появился, внимательно присматриваясь к Роже, снулый трактирщик, ожидая, что гости закажут еще выпивки, а не будут просиживать время за столом.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC