ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ » Центр города » Апельсиновый двор


Апельсиновый двор

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://i61.tinypic.com/10gn4gi.png
Отдельно стоящий особняк: мало кто желает жить рядом со столь веселыми соседями. Из него постоянно доносится музыка, песни и крики. Насчет последних- не ясно издают их буйные хозяева или их невольные гости.
О работе можно поговорить с Мэтром Бурнуйе. По крайней мере, так его называют.

http://i62.tinypic.com/rhvn1w.jpg

Мэтр Бурнуйе

Представитель "Кольца". Всегда весел, много смеется. Говорят, что и убивает он со смехом, хотя так поступают все "кольца". Всегда готов поговорить о социальной революции. Работа на гильдию : оплата золото / серебро. Сумму узнает ГМ.

0

2

Утро начиналось так погано, как ему и было положено. Диего Алатристе проснулся с мыслью об убийстве.
Для убийства своего старого приятеля Франциска у брави было две очень веских причины. Во-первых, этот негодяй несколько недель назад увел у Диего прямо из под носа одну весьма миленькую беляночку. Но когда это настоящий мужчина расстроится из-за женщины, тем более, что та жонглерочка быстро утешила "несчастного" воина. А Франциско под утро еле сбежал от своей подруги, едва успев увернуться от медной  сковородки. Но во-вторых... Он храпел как последняя свол..ь, от чего голова Диего начинала напоминать разбитый горшок.
Алатристе поднялся из последних сил и начал искать ответ на главный вопрос жизни, космоса и всего остального- где взять выпить? Но когда это может остаться вино? После настоящего воина в городах не остается не съеденного мяса, не выпитого вина и не тра...й бабы. Иначе, это были какие-то неправильные воины.
-Диего, это ты бродишь? - послышался чей-то жалобный стон из угла залы.-Убери на..ъ это б... солнце!
Держась верного курса и за стену, Алатисте посетил умывальню, а затем дошел до кухни, где своими утренними травами как всегда наслаждался Мэтр Бурнуйе.
-Лучшее средство от всех болезней,- и эта фраза была такой же привычной из уст бывшего капитана. Диего не стал спорить и налил себе чашечку настойки.
-Храм давно посещал?-вопрос был неожиданным: в особом благочестии Мэтр замечен не был. -Сходи, посмотри на молящихся.
А вот теперь все стало ясно. В Каэндор прибывали новые наемники, может среди них были бывшие или настоящие соратники. О каком храме шла речь- вопрос не стоял. У воинов и брави один Бог. Почему бы не помолиться ему? Заодно по пути можно и поискать приключений. Или жертву. Утро начинало налаживаться.
Ярмарочная площадь

0

3

Ярмарочная площадь

Мэтр Бурнуйе встретил Диего у входа в дом- он возвращался с утренней разминки. Даже в своем возрасте, капитан оставался самим собой- непревзойденным мастером 33, который много лет назад в одиночку держался у входа в башню против нескольких десятков нападавших. Алатристе тогда дрался в подземном ходе, через который тоже рвались враги.
Cунув в руки Мэтру письмо, лакей со всех ног припустил прочь. Не надо ему было про хищные деревья рассказывать- решил Диего.
-Опять развлекался?- неодобрительно посмотрел на него капитан. -Надо бы нам всем развлечься, а то уже пять дней ничего интересного не происходило. Засиделись мы в креслах. Давай рассказывай, чего ты там видел.
Алатристе рассказал о любопытных посетителях храма и о последних словах казненного иноземца. Разумеется, это очень заинтересовало Мэтра. Да так, что он отправил Диего сделать два очень важных дела.
Первое, надо было достать Франциско из-под стола, привести в чувство и доставить на совещание. Второе- привести из библиотеки Сааведро- если кто что-то и мог знать о верованиях дальних земель Междуморья, так это бывший капитан Земенской морской пехоты.
Над Каэндором вовсю плыл бой часовых колоколов, сообщая добрым жителям о наступлении времени обеда, когда в кабинете Апельсинового двора собрались четверо. Им не был нужды скрывать свои лица: они прекрасно знали друг друга, поэтому их маски сиротливо лежали на столе, соседствуя с вином и фруктами.
Мэтр Бернуйе. Бывший капитан, от банды которого после Вечного не осталось почти никого.
Мигель Сааведро. Тоже капитан, только морского полка, тоже бывший. Седой как лунь, с вечным зачесом налево-сторону отсутствующей руки. Книжник и главный идеолог общества.
Франциско Кеведо. Немного кривоногий, немного подслеповатый. Поэт, бретер и потаскун.
И сам Диего. Просто хороший друг.
-Мигель, что тебе известно про этого Загве? Откуда его почитатель мог здесь взяться?
- Собственно ничего такого я и не знаю. Культ как культ. Там в каждой деревне такой, ну вы же помните. Я покопаюсь в архивах магистрата, там может что-то найдется.  
-Самое главное,-сказал Мэтр,-это дознаться, зачем он появился в Каэндоре. Если сам-это одно, это проблема Семей, но вот если он здесь  по приглашению... То эти выборы станут очень примечательными. Со мной уже начинают связываться представители Семей, чтобы заручиться услугами наших соратников.
-Чье имение на этот раз разносить будем?-оживился Франческо.
-Пока ничье. Но шанс повеселиться у нас есть. Вот есть у нас один свежий заказик...

0

4

Бернуйе достал принесенное утром письмо и начал его читать:
-Достопочтенный Мэтр- ух ты какое слово нашел: достопочтенный! -с нескрываемым смущением- короче тут три страницы таких слюней. Проще- нам надо невесту украсть.
-А потом шашлык из этой невесты сделать!-рассмеялся Диего.
-Или опять похитить и трусливо сбежать при появлении героя-жениха?
Смех уже стал общим. Все прекрасно помнили случай, когда жених так усердно размахивал мечом, атакуя "подлых похитителей", что отрубил своему коню ухо и был немедленно сброшен. От "растоптания" его спасли только похитители. Правда, свадьба все равно состоялась.
-Тут ситуация такая: жених согласен, родители невесты тоже, осталось уговорить невесту. А вот она ни в какую. Она студентка, состоятельная наследница и... Нам то какая разница- красавица она или нет?
- За похищение уродины дороже возьмем: нам стыдно!-Франциско знал о чем говорил и смех усилился.
-Эта невеста уперлась, как ослица и орет, что не хочет замуж по расчету, хочет по любви, и вообще она учиться хочет. Дура.
-Все они дуры,--мудро заметил Сааведро. Друзья поддержали этот тост.
-Наша задача- похитить ее из университета и доставить ее в храм, со жрецами уже договорились, обряд совершат. А дальше уже пусть муж с ней мучается. Ну что беремся?
Диего переглянулся с друзьями и вынес общее мнение-
- Легко!
-Диего, дело твое. Франциско, ты тоже участвуешь. Я помню, что ты сам когда-то учился, не все еще забыл?
-Хорошо все помню! Особенно уроки "Веселой науки"- радостно заорал поэт. -И вот что я вам еще скажу, друзья. Пусть наш клиент и женится, в чем мы ему поможем, но все равно- это ничем для него хорошим не кончится.

Молись, юнец: «Кривая, вывези
Навстречу счастью моему»,
Девчонку удержать на привязи
Не удавалось никому.

-Имя, описание, с кем сноситься?- - отсмеявшись, спросил Алатристе. Мэтр протянул письмо и постучал по нему пальцев.
-Все есть, кроме аванса. Ну тут уж ты сам виноват- перепугал мальца,вот тот и сбежал раньше срока.  
Диего решительно поднялся из-за стола и нахлобучил шляпу.
-Франциско, пошли. Некогда ждать. Нам с тобой на этой неделе жрать что-то надо.

Университет

0

5

Университет

Вот что не говори- а воин всегда воин. Легкий нырок вниз, и кувшин- расписной: карт!- пролетел мимо головы Диего. Медный таз- карт три роты- удар в днище- мимо. Вот бутылку вина авантюристы не упустили. Почти. Головами успели встретиться.
-Алатристе, .......
Брави опустился на колено и пальцем проверил вино.
-Семилетнее. Южных виноградников
-предков твоих!-а вот это уже было сташно. Если уж мэтр вывшел из своего кабинета... Нет, ругаться то он умел. Но это неправда. Он не умел банально ругаться. Это была великая поэзия. В этом стихосложении с Мэтром тягались- легко, правда, -Ольгердовичи, но они это искусство принимали с молоком матери. Или с палкой десятника. Или... "Чего встал,... Счас пере...!"Или...
-Ложись!
Алатристе залег. Над ним пролетело блюдо с дичью. Кусочек не преминул улететь в сторону и притвориться, что живет он тут. Хха! Это он воинов хотел обматуть. Диего поймал и начал грызть. Недожарено. Но вкусно.
-Ужин. Выкинула в окно. -Сааведра не преминул указать это в книжице. Напишет же! и Издаст. Дон Кеведо и три идиота!
-Вот, какой хороший половичок. Был.-Мигель сделал очередную пометку.
-Капитан, нас что... Грабят?- от глупости данной мысли Алатристе понял все свое ничтожество, но других вариантов у него не оставалось. Кто-то разносил Апельсиновый двор. Место куда бы и Семьи без полусотни воинов бы не заглянули. Куда бы и воины Вечного меньше чем тысячей не зашли...
А тут... Мэтр прячется. Сааведра считает... Дух у нас завелся, что ли?
Сааведра продолжил флегматично записывать:
-Паэлья. Отказалась, выкинула в окно. Мигелитос. Соизволила принять и сожрала семь! штук. Вино. Две бутылки. Разбила. Падай!
На этот раз пригибался Кеведо. Впрочем, полет бутылки был опасен именно своей непредсказуемостью. Ибо точностью он не отличался.
-Три.- сказал Мэтр, высунув голову из своего кабинета.
-Пишу три. Кажется, все. Можно заходить: метать больше нечего. - Дон Мигель закрыл свою книжечку и убрал ее под одежду.--Это, мой друг, нас не грабят. Это нас громят. И занимается этим тот "дивный цветок Каэндора", который мы, несчастные, подрядились похитить. Вот сколько за нее надо было дать приданного, чтобы уговорить жениться?  
Брави пригибаясь, как под обстрелом, подошли к дверям гостевой комнаты. Диего осторожно просунул голову в дверной проем. БЛЯМСЬ!
-Ночной горшок. Разбила вдребезги. -Сааведра не преминул прокомментировать вслух следующий пункт счета.- Ну ее к демонам. Запирай, Франциско. На окне решетка, дверь она на выломает, мы их против тарана готовили, бить больше нечего. Хоть поспим спокойно. Диего, ты живой?
Алатристе помотал головой в разные стороны, свел глаза в точку и, сиплым голосом, произнес:
-Слово чести кабальеро, ничего ж не сделал — только вошёл…

0

6

-Я собрал вас здесь, чтобы сообщить пренеприятное известие: к нам подселился демон. Стоимость перебитой посуды и поломанной мебели уже превзошла сумму заказа. Бурнуйе приврал, конечно, для красоты высказывания.
-Она даже кровать сломала. Балдахин то точно.- мрачно сказал Алатристе. -У нас тут, конечно, не первая кровать на дрова уходит, но раньше в этом процессе обычно двое участвовали.
-Поэтому перед нами проблема: надо доставить невесту к полудню в Аллею, а мы к ней подойти боимся. Крытую повозку нам жених прислал, но как ее туда поместить?
-Как ее из комнаты вытащить, я знаю. У нас сети ловчие еще остались. Загоним ее в них, запеленаем и в повозку. А вот что она в храме учудит, этого я очень опасаюсь.
Брави тяжело вздохнули. Куртуаз не был их Богом, но обижать его воины тоже не собирались: мало ли как может обернутся? Может когда и придется одеть на себя эти тяжелые цепи.
-Синоры, -Диего озвучил мысль пришедшую ему в голову,-а с ней вообще кто-нибудь разговаривал? Может она думает, что мы за нее выкуп просить будем, или, не приведи Баатур, насильники? Объяснил, что мы ее замуж выдаем по сговору ее родных? Что у нее выбора нет, только брак?
Друзья переглянулись и опустили головы, стыдясь.
-Да мы, как-то и не успели...-Сааведра поднял кружку с отваром.-Диего, ты придумал- ну, правила знаешь. Прибавка твоя. А мы пойдем сети готовить, случаи то разные бывают.

0

7

Франциско настаивал, чтобы Алатристе одел шлем и кольчугу, но его советы были отвергнуты. Нечего заранее запугивать девушку своими боевыми приготовлениями. А маска... Это необходимость.
Диего легонько постучал в дверь. После того грохота, который она выдерживала весь вчерашний вечер, деревяшка должна была немало удивиться такому деликатному обхождению.
-Синорина,-Диего легко поклонился. Нет, он не кланялся госпоже, он не уважал женщину... Он благодарил благородную девушку, за согласие выслушать. Это было ясно. Сейчас начинался  разговор двух взрослых людей.
Девушка сжалась в уголке кровати, как... Как большой заяц, который понимает, что сейчас его возьмут за уши и понесут на сковороду. Но этот заяц надеялся хотя бы разок лягнуть своего повара. Диего, оставаясь полностью в боевой ситуации, прислонился к дверному косяку. Я не трону вас, синорина. Не надо меня бояться.
-Синорина, здесь не может быть никакой угрозы Вашей чести и Вашему роду. Мы не воры и не бандиты, как Вы могли нас принять. -Алатристе сразу заметил, как опустились плечи, приготовившейся к последнему бою за честь толстушки. Может быть, она не до такой степени глупа?
-Синорина, вот это- Ваши брачные одежды и ваши родовые украшения. Их мы могли получить, только от вашего отца. Это значит, что мы служим вашей семье. Посмотрите на них, примерьте. Вот это колье вам будет к лицу. Ну и утрите слезы, это не подходит никому.
Девушка, какой бы она не была, какие бы ни были обстоятельства, не откажется посмотреть на украшения. Кто-нибудь против? Значит, он тупой мужлан, не ценящий прекрасное, то есть девушку с ним рядом.
-Синорина, я знаю, что брак-это страшно, но иногда он необходим. Может быть, среди тех, кто учился с Вами, был тот, что любит Вас? Вы верили в это? Но почему он не доказал свою любовь? Нас было двое, он мог крикнуть, и на нас кинулись сотня школяров. Но он молчал. Он молчал все ваше обучение, он молчал,когда за вами пришли враги. Он молчал, когда я говорил всякий законный бред, в который никто не поверил... Синорина, он мог прийти за вами сюда. Мы не скрываемся от мира. Мы скрываем лица, но не то, кто мы есть. Он мог прийти сюда, и вызвать на бой  любого из нас. Поверьте, синорина, тот в любовь кого вы верите, не любит вас. Как бы вы на это не надеялись.
Девушка всхлипнула носом. Диего достал платок, и развернув его, сделал шаг вперед. Отдав его рыдающей девушке, он вернулся к верному косяку.
-Синорина. Сегодня вы выходите замуж. То, что муж- урод, вы знаете. То, что родители мрази- вы знаете. Но только Вы решаете- как будет заключен этот брак. Либо там будете Вы, красивая, сильная и умная дама, или как маленькая истеричка, которую мы унесем, и брак будет заключен без ее согласия. Выбирайте. Вы всегда жаловались, что Вам  не дают выбора- вот он и наступил. Ваш выбор. Синорина, у Вас двадцать капель. И, запомните, вы- прекрасны
Диего легко поклонился, и закрыл за собой дверь.

0

8

Алатристе открыл дверь, и на него кинулось нечто, визжащее и царапающееся. Выставив предплечье, брави прервал эту попытку побега. Кеведо добавил. Мигель, чью комнату эта дура и громила, только переминался за спинами, будучи готовым добить.
-Синоры, но я ей честно все объяснил.
-Диего, запомни, что женщинам верить нельзя, особенно касаемо брака. Сам был женат, не помню сколько раз. - Кеведо хмыкныл и ухватился за руки новобрачной. Хитрая гадина. Эта дура отожрала же жопу, а не мозги. Хотя какие у нее были мозги, а?
Друзья вытянули тушу наружу и  с хеканьем, как амбалы, закинули даму в повозку. На самом деле- ума нет, зачем с ней церемониться? Рожать сможет, а она еще нужна для чего-либо? Школярка. Звезда с ушами и толстой жопой.
- Двойную оплату требуем, и сразу. Я тяжести таскать- не нанимался.

Аллея сердец

0

9

Бой быков

Возвращаясь в Апельсиновый двор Алатристе испытывал два сильных чувства: голода и усталости. Надо будет отчитаться Мэтру, забрать деньги да прогуляться до таверны какой. Несколько кувшинов вина и кусок мяса окажутся совершенно не лишними для старого воина. Вот, кстати, захвачу с собой Сааведру, пусть расскажет, что он выяснил об этом странном культе. Диего чуял нутром, что из этого дела может вырасти весьма интересное приключение. А главная часть интереса- это выгода.
-Заходи, гуляка, налей себе чашечку,-с улыбкой встретил его бывший капитан. Он, как всегда, священнодействовал в своем кабинете, попивая отвар и разбирая бумаги. Диего даже из сильного любопытства не собирался в них заглядывать: не по его грамотности. Кружки, стрелочки, крестики...
-Готовлю денежный отчет нашего братства,-все же соизволил объяснить мэтр. -И мне кажется, что ты хочешь меня чем-то порадовать по этому поводу.
Ум капитана оставался таким же острым, как и его клинок, так что Диего рассказал ему о своем визите на бои. Бурнуйе оказался страшно доволен:
-Вот так и надо всегда работать, дабы никто не смог ничего подумать, чтобы даже москит свой нос сунуть не мог. Жаль, что нельзя эту историю широко рассказать- чтобы клиенты знали высокий уровень нашей работы. За нее тебе причитается. Мэтр отрыл сундучок и достал небольшой мешочек.-Держи, Алатристе. Заработал.

0

10

-Значит сегодня нас не казнят,-философски заметил Алатристе. Кеведо засмеялся- поэт не умел быть серьезным:
- Насчет казни. Я тут себе эпитафию написал, о чем я мечтаю.

Счастливой жизни, Марциал,
Теперь нашёл секрет я древний:
Без огорчения сменял
Дворец свой пышный на деревню.

Здесь все равны и нет обид,
Нет жёсткой власти, чётких правил.
Приобретя здоровый вид,
Хозяйство быстро я поправил.

В еде умеренность блюду,
Мудрее стал и много проще.
Вином я ныне не пойду
Томить свой разум перед нощью.

В постели честная жена,
Приятным сном не обездолен.
И даже смерть мне не страшна,
Так этой жизнью я доволен!

-Мы не должны бояться смерти: ведь мы неподвластны ей,-Сааведра открыл дверь как раз вовремя, чтобы услышать окончание стихотворения.
Как говорилось в одной старинной пьесе- жаворонок не ест сонеты, а это означало, что надо срочно прогуляться по городу и поискать приключений. И пожрать. Хотя по старой воинской привычке Диего наелся до пуза за счет чародея, но брюхо добра не помнит.
- Я думаю, нам не придется долго ждать. А пока,- Мэтр полез в сундучок и достал из него увесистый мешочек.-я думаю стоит посетить Пандульфи. Занесешь ему деньги и, если захочешь, заберешь свою долю. Остальные пожелали оставить их в рост.
- Заказы по обычной плате?
Бывший капитан слабо улыбнулся:
- Пока да. Еще не пришел наш час.

Магистрат

Отредактировано Диего Алатристе (2015-05-26 19:32:26)

0

11

Торговые склады

Всю дорогу по ночному городу Диего молчал: несмотря на то, что даже последний бандит крепко задумается, перед тем как напасть на брави, но никто не защищен от дурака. Сэм же напротив болтал негромко, но не умолкая ни на каплю. Диего успел узнать о родном селе юноши, о растущих там деревьях и злаках, о ближних лесах, о его родных и близких... Единственной полезной информацией оказалось то, что еще трое в этом братстве были односельчанами Гемджи. Такими же молодыми искателями приключений.
Сэм, увидев великолепный дом Апельсинового двора, снова остолбенел:
-Вы живете здесь? В этом дворце?
Алатристе с прекрасно сыгранным недоумением посмотрел на юношу:
-Дом как дом. Вы разве не в таком обитаете?
-Мы снимаем небольшой домик в ремесленном квартале в кожевенном ряду, где дешевле. Вы же знаете, какой там запах стоит, за это и больше пяти рот платить страшно.
Вот так, простым удивлением и недоверием, были получены важнейшие сведения- где надо искать соперников. Они еще не были врагами, ими мог был бы еще получен шанс на жизнь, но все это висело на тонком лезвии клинка.
Мигель еще не спал и внимательно выслушал соратника. Но сразу стало ясно, почему он был лучшим командиром и истинным лидером:
-Мы обязательно займемся этим "Братством", я выясню все, что нам требуется. А ты, Диего, не должен забывать- у тебя контракт. Иди отдыхай, а утром отправляйся на рынок. Сам же помнишь- базар знает все.

0

12

Утро подкралось так же неизбежно, как и ревнивый муж в самый разгар процесса приобретения рогов. Но кое-чего сегодня не хватало, а именно утренней ругани и стонов Кеведо, которые делали каждое утро Апельсинового двора неповторимыми. Поэт никогда не лез за словом в карман- как впрочем и за деньгами. И если первых у него всегда хватало. то со вторыми Кеведо никогда не дружил. Это Алатристе прекрасно помнил еще со времен морского полка, когда артельщик Иохан каждый месяц с дубиной ловил неплательщика Франциско. Хотя сам поэт утверждал, что не сдает свой взнос только из любви к искусству.
Утренний отвар трав как всегда ожидал воина на кухне, но никого из соратников - на удивление- там не было. Пожав плечами, Диего взял свою кружку и отправился в беседку у тренировочного поля. Там уже разминались несколько воинов и Мэтр крутил девятки. Руки Алатристе зачесались и он начал  выжидать момента, чтобы выйти на бой. День начинался просто превосходно.
Но все удовольствие от утра было прервано сильным стуком в ворота. Алатристе поморщился, но поставил кружку и отправился отпирать засов. Приоткрыв решетку, он внимательно осмотрел четырех мужчин, крепкие руки и сгорбленные спины которых выдавали их род занятий. Они, увидев Диего, стянули шапки с голов.
-Покорнейше прошу прощения, синор, но нас просили донести его сюда.
-И кто просил?-подавив зевок спросил брави, но сон с него слетел в каплю, когда он вышел за ворота. На старом плаще, весь избитый лежал талантливый поэт и верный друг- Франциско Кеведо. Диего схватил за грудки одного из носильщиков:
-Кто это сделал? И где?- потом сразу же отпустил мужчину и пошире открыл ворота:
-Несите его в дом. И ничего не бойтесь.
Испуганно озираясь, но несколько успокоенные мужчины покрепче ухватились за плащ и потащили поэта в дом. Диего шел за ними поддерживая голову друга.
-Так дело было, синор. Везли мы с ребятами мешки с репой на рынок. Завезли, синор, и пошли горло промочить, чтоб дело это отметить. Идем по улочке Оливы  и видим, синор из окна прыгает. Ну, думаем, дело ясное, молодое, со всяким бывает. Вот видим,синор спрыгнул, а его внизу ждут. И палками его. Синор то за меч, а ему палкой взади по голове. Он и упал, а вышел еще синор, злой такой и лицо неприятное, и приказал слугам все кости синору переломать. И ушел, а те бить стали. Ну увидали мы такое и думаем, коли сам побьешь, так это правильно. Или мечом потыркаешь. А вот так полевать его как зверя лесного, да еще и в беспамятстве бить. это не по- мужски. Пошли мы и прогнали слуг. И по мордасам им настучали. А тут синор застонал и стал прости снести его в Апельсиновый двор. Ну а мы не мужчины чтоль? Сами все понимаем. Вот и снесли. -историю свою они досказывали уже внутри дома. Кеведо был положен на постель и вокруг него уже крутился отставной капрал, знавший толк в лекарстве.
Диего выдал каждому из носильщиков по карту и те, хваля щедрого синора, продолжили свой славный путь в кабак.
В покоях запахло спиртом и раздался стон. Кеведо пытался поднять голову и осмотреться, но его удержали вездесущие Мэтр и Сааведра.
-Франциско, имя. Назови имя.
-Нико Ска, дворянчик из...Кеведо снова застонал и лишился чувств. Капитан поднял голову и начал внимательно осматривать собравшихся брави. Все спокойно встретили взгляд своего командира, но Диего растолкал друзей и произнес одно слово:
-Я.
Мэтр кивнул ему в ответ.

Главная улица

0

13

Лечебница

Шелудивый шакал! Сын свиньи и ослицы! Отродье марана! Этот шарлатан не то что не излечил раны, но еще и ограбил как последний вор! Какое счастье, что медикус отсутствовал, когда Сааведра подписывал счет. Хиркус утверждал, что он мастер савата. И мастер панка. То есть дважды мастер, но ему вряд ли это помогло бы против Мигеля, даже с одной рукой старый капитан разорвал бы наглого докторишку на куски. У него был огромный опыт, по наказанию воров-интендантов, которые по- своей работе должны были либо уметь быстро бегать, либо уметь хорошо драться. И морской полк никогда не имел с ними проблем.
Старик попытался выбить еще одну перевязку с обработкой ран, но сестра сражалась как наемник, только получивший жалование. Видимо, ее к этому побуждал старший лекарь, внимательно следивший за происходящим и кричавший:
- Через кассу!
В конце концов, брави отвели душу, плюнув на пол и покинули лечебницу.
- После обработаем тебя их микстурками, но сейчас у нас есть дела поважнее,-мудрец энергично размахивал рукой и встречные прохожие разбегались по сторонам.Хотя доброе и улыбчивое лицо Алатристе тоже внушало окружающим оптимизм.-Особенно у тебя. Первым делом, ты должен найти этого Лета. И так уже был потерян целый день. Что ты успел выяснить?
-Дома его нет- там бы его давно нашли, в конторе он тоже не появлялся. Склад проверил и я и этот браток кольца,-Диего хмыкнул, вспомнив деревенского паренька Сэма.- Если он не покинул Каэндор, то осталось лишь одно место в котором он мог спрятаться. Игва взял ссуду на покупку товара, но товар ведь надо куда-то загрузить. Значит, он должен был нанять корабль. А у кого- это можно узнать в магистрате.
-Я всегда рад, когда вы начинаете работать головой, а не только руками,-Сааведра расплылся в довольной улыбке. -Навестишь ростовщика- у него должны быть свои люди, которые дадут тебе взглянуть в реестр судов. И не затягивай, нам пора заняться этими шутами с нашим именем.

Магистрат

0

14

Причалы

Волчье солнышко светило вовсю, заливая улицы мрачно-желтым светом. Кеведо рассказывал, что некоторые поэты-романтики сравнивают с ним своих возлюбленных, видимо также переболевших оспой, а мудрый Сааведра писал в одной своей пьесе:
Ромул:
-Мой друг, клянусь сияющей луной,
Посеребрившей кончики деревьев…

Юдифь:
-О, не клянись луною, в месяц раз
Меняющейся, – это путь к изменам.

Диего же не любил луну. Этот подлый предмет либо освещал землю, когда нужна темнота, либо скрывался, когда нужен свет. Сколько хороших парней погибло из-за ее коварства, не счесть. А если верить мудрецам, то и в приливах тоже виновата она. Тоже мало приятного.
Так что когда совсем недалеко от ворот Апельсинового двора дорогу брави и смирно шедшему за ним купцу преградил человек, на мече которого переливались лунные блики, Диего знал, кто в этом виноват.
-Оказывается может и от мага быть толк. Вот и нашелся наш пропавший друг.  -он толкнул толкнул сапогом маячившую рядом небольшую длинноухую тень.-Прыгай отсюда, Карею передай, что я им займусь.и когда тень- оказавшаяся зайцем- изо всех лап припустила по улице, сделал шаг вперед.
-Меня зовут Шон, и мне ты не нужен.
-А вот как зовут меня, я знаю. Других это не касается,- Алатристе обнажил оружие и прикрыл собой купца. -Бегите отсюда- во двор, скажете, что здесь происходит.  Пошел!
И чтобы нападающий не попытался достать никого из них, Диего перешел в глухую защиту себя и купца.

0

15

Если бы Алатристе был более молодым и наивным, то он мог рассмеяться, глядя на то, как купец, словно трусливый зайчишка, метнулся в переулок. Оба противника вышли на улицу не одни, и у них обоих спутники отличились быстрым бегом с места боя. Впрочем, смелости от них никто и не ждал. Один зверек, другой торгаш- они и не должны быть такими. Сейчас же самым важным было кто первый сумеет привести помощь. И приведет ли ее вообще.
Но пока стоило думать, что скоро на поле боя появятся друзья- брави, и противник к этому моменту должен быть выведен из строя, но в состоянии разговаривать.
Атака из темноты была отбита противником, но нападавший не хотел идти на убийство, пока противник сам не выкажет желание участвовать в бою.
Попытка припугнуть не остановила и нападающий встретил явное желание противника поучаствовать в бою за цель. Что ж!
Цель сбежала, а смерть того кто помешал, должна компенсировать потерю.
Скользнув из тени, клинок вновь поймал лунный свет, просвистев возле лица неизвестного, при этом, тень получила сокрушительный удар в область бедра.
Противник оказался подготовленным и едва зажившая рука Алатристе заныла от резкой боли. Дело захвата "языка" переходило во вторую очередь, а на первый план становилась целостность своей шкуры. Утешало только одно- удар в бедро достиг своей цели и врагу будет тяжело убежать.
Но и убить его тоже будет приятно.
Удар в аорту оказался успешным и противник начал медленно умирать. Может быть сейчас стоило предложить ему бросить оружие и сдаться? Или просто убить не раздумывая? Диего не чувствовал к нему ненависти и злобы: один наемник встретился в бою с другим наемником. И одному из них придется погибнуть. Ничего личного. Просто жизнь.
Человек упал на колено, старясь заткнуть сочившуюся рану. Он не мог говорить, в глазах начинало темнеть. Когда к нему приблизился противник, то он понимал, что жить ему осталось недолго. Паники не было, появлялись мимолетные мысли, одной из которых была та, что кричала" так и не потрачу денежки". Стало смешно. Последний удар наотмашь, просто чтобы не дать противнику себя прикончить.

0

16

Давным-давно, когда еще Диего был молод и неопытен, случилось ему знаться с одной медичкой. Очень близко, разумеется. И вот говорила она, что в пузе у человека есть такая кишка, которая, если ее не вырезать заранее, побуждает разлитие черной желчи и приводит к смерти.
Вот с чего бы это воспоминание пришло в голову умирающего? А с того, что Алатристе подумал, остался ли у него этот самый отросток, ведь трижды за последние дни ему сумели пробить брюхо. Может и не надо искать целителя, дабы тот этот отросток вырезал?
Вот что только не видится в предсмертном бреду? Кто-то видит тоннель, иной прекрасных дев, третий каких-то рогатых с крыльями...
Диего видел темные фигуры, которые бежали к нему, размахивая оружием, они подхватили его труп и понесли куда-то. Брави пытался им объяснить, что он не желает идти в их загробный мир, у него есть свой, но те не слышали, или не понимали его. Слышались голоса, но кто говорил ими? Ведь не Мигель же приказывал захватить и труп соперника Диего, что ему делать, живому, в ином мире?
Или как писал тот же Сааведра:

О жизнь, твой беглый свет — обман для нас!
За воздух держимся честолюбиво,
В надежде дерзновенной это диво
Подольше удержать в последний час!

Цветок, который на снегу угас,
Лист, на ветру дрожащий сиротливо, —
Стремительного времени пожива!
Что за надежда в глуби наших глаз?

Вассал твой смертный — тяжба двух стремлений:
Одно — алчба подземного предела,
Другое хочет в небесах витать.

Суди сама, чей труд благословенней:
Землей Земли пребыть стремится тело,
Душа желает Небом Неба стать.

0

17

Иной мир пах цитрусом и вином с пряностями, а звучал наподобие кузницы, или так казалось мертвому Алатристе. Однажды он наблюдал, как человек попал под мельничное колесо и то, что после сумели достать из желоба было малоприятным зрелищем. Но брави думал, что он сейчас был трудно отличим от той бесформенной кучи костей и плоти.  Разве что, он еще мог мыслить и стонать.
После одного особо громкого звука перед мутным взглядом Диего возникла размытая фигура, заговорившая голосом Бурнуйе.
-Знаешь, Диего, я все больше склоняюсь к мысли, что тебя следует запереть в каземате и держать там, пока ты не излечишься. После каждого боя тебя приносят едва живого. Но при этом ты ухитряешься исполнить дело. На- ка попей,-Метр поднес ко рту брави кружку с вином, которое воин стал пить с нескрываемым удовольствием.
-То что ты отыскал купца- это хорошо. Он уже согласился рассчитаться с нашим заказчиком, да еще и нанял нас для защиты. Да еще и тот, кого ты убил- это  один из воинов самозваного Братства. И мы можем заняться их поисками. Не бойся, друг, ты примешь участие в этом деле. Но пока же, ты отправишься в лечебницу и, пока не встанешь на ноги- никаких приключений. А уж деньги у Пандульфи выбьет Мигель, он нашего не упустит!
И по сухому лицу капитана пробежала легкая улыбка. И это ввело Алатристе в сомнения- ведь это так было похоже на Мэтра...Может я еще и не умер?

Лечебница

0

18

Лечебница

-Хорош. Ой, хорош!- вот эта фраза в Апельсиновом дворе звучала едва ли не чаще чем проклятья или благодарственные молитвы. -И кто тебя неумеху учил клинок в руках держать? Только не говори, что я: я прямо тут начну гореть от стыда! Это лучший клинок "Кольца", два раза  за три дня попадает в лекарню. да еще и полумертвый! Позор на мою седую голову!
Все шло как по накатанной колее. Правда, Диего впервые находился по ту сторону разговора: он сам так чаще говорил. Хотя, про лучший клинок, это приятно. А жаль, что вот это вот не звучит на аллее, там свежо, там тень от деревьев, там это могут услышать новые члены Организации... Правильно, лучше все это выслушать здесь.
Мэтр и Сааведра менялись местами, один смеялся, второй декламировал поэмы, вот только Кеведо не хватало- а так старая картина- "Наемники на привале". Бурнуйе врет, Алатристе изо всех сил верит, а Мигель смеется.
Но вот за одно слово слух Диего зацепился.
-Я еду в Вечный?
Главы Организации посмотрели на него, один как на предателя, другой довольно улыбаясь.
-Сааведра, гони карт, он все-таки слушал!-и монета перебралась из руки одного в карман другого. -Да ты едешь в Вечный. А кого послать- пока будешь добираться, то подлечишься, да и бывал ты в нем. Знакомец твой сейчас при власти, тоже плюс.  Есть там заказ, но это не самое худшее. Ты едешь туда не один, а с тем, кого пришлет Пандульфи. Он еще и крысу нам подкинул: ему воры нужны в этом деле. Ты это, -ругательный тон перешел чуть ли не в извинительный- за борт его не кидай, а то платить придется, тебя еще как и охранника берут. Придержись, а?

0

19

Порт Каэндора / причалы

Понемногу, день сменялся вечером, одновременно с переменой погоды. Еще час назад на небе не было ни облачка, а теперь, большие тяжелые тучи сгущались над головой.
Шакал поприветствовал кого-то, слегка кивнув, и моментально опустил взгляд под ноги; точно так же взгляд опустила и Мара.
Вот куда-куда, а к зданию магистрата она бы сейчас не хотела идти, но, наставник вел именно туда.
Девушка вздохнула, но не стала показывать своих смятений - надо, так надо. Основной целью воровки было не попасть на глаза к стражникам, ведь тут их уютное "гнездышко", оттого приходилось скрывать лицо и запихивать в капюшон постоянно выбивающиеся пряди волос.
Мара упала на колене на землю, стала что-то искать рукой, и Фекклед остановился поглядеть.
- Что там?
- Стража, - процедила девушка чуть слышно.
Шакал выпрямился и поглядел куда-то вверх, игнорируя отряд, который прошел в паре футов.
- Поправила? - поинтересовался он спустя некоторое время.
- Да, все хорошо, - отозвалась девушка, выпрямляясь.- Идем.
Шакал молча повел за собой подопечную, только показал, чтобы та прикрыла лицо - нечего стражникам его показывать.
Человек положил руку на плечо, осторожно подталкивая вперед, в сторону особняка сливающегося с общей красотой пейзажа центральных улиц.
Мара подглядывала из-под капюшона, но не потому, что рассматривала роскошные строения - запоминала дорогу и возможные пути отступа.
Шакал склонился к уху девушки: - если попадем внутрь, если не понравимся обитателям, то твои пути будут отрезаны. За нас должны были замолвить слова, и именно это сейчас откроет двери, которые ты видишь...
Двери были сомкнуты, а за ними не было ничего слышно. Фекклед постучал дверным молотком - раздались шаги.
Ворота приоткрыли.
- Синор, что вы хотели?
Шакал напряженно поглядел на человека:
- О нашем визите должны были сообщить. Мое имя Фекклед.
- Ждите,
- оглядел человек гостей с ног до головы  на всякий случай, закрыл ворота.
Пока наставник остался один на один с подопечной, обернулся и дал еще пару наставлений.
- Не обращай внимание на взгляды - они знают кто мы и мы неприятны им. Мы неприятны всем. Хотя, зачем я говорю тебе то, что ты и так знаешь? - ухмыльнулся Шакал.
Ворота вновь раскрыли.
- Заходите, Синор.
Фекклед кивнул Маре, и оба вошли внутрь. Миновав двор и тренировочную территорию, гости вошли внутрь самого здания.

Коридор был пустой, однако, из комнат доносились разговоры и смех.
- Проходите, синор Фекклед, Мэтр Бурнуйе ждет вас.
Шакал снял капюшон, обернулся к девушке, вглядываясь в глаза ей:
- Сейчас я говорю, а ты слушаешь и вникаешь. Без разрешения ни слова, - шепнул шакал, снимая с Мары капюшон. - За мной.
Оба вошли, повинуясь приглашению и сразу же Фекклед щелчком, не глядя, подал воровке сигнал остановиться возле стены.
- Доброго вечера, синоры, - радушно улыбнулся шакал, - человека, который просил о нашей встрече, зовут Пандульфи. Мое имя Фекклед. Итак, как и было мной обещано, - показал рукой на воровку шакал, - мой человек.
Фекклед огляделся в поисках места, куда можно присесть, но садиться передумал, всем своим видом показывая занятость и то, что совсем скоро, он удалится.
- Мне бы хотелось еще раз услышать о работе, которая предстоит, дабы быть уверенным в том, что все уяснили свои цели.
Мара как и велено - стояла в стороне, рассматривая по очереди всех присутствующих невозмутимым взглядом; молчала и почти не шевелилась.

0

20

Стук в дверь кабинета обозначил прибытие гостей: свои либо входили сразу, либо орали под дверью. Ни Мэтр, ни Сааведра не обзавелись стеснительными привычками. Разве что чернильницами оба научились кидаться.
-Синоры, маэстро Фекклед с дамой просят принять. Мэтр махнул рукой, приглашая заводить.
-Вопрос усложняется, мало того что вор, так еще и... дама,- последнее слово Мигель произнес, будто выплюнул. Алатристе, по своему обыкновению, промолчал, хотя это дело ему уже совершенно не нравилось. Впрочем, как и всегда.
Брави провел в кабинет гостей. Мужчина своим видом вызывал некоторое уважение, а вот дама... Хотя дамой ее можно было именовать только из вежливости- уж слишком она была юна. Хотя, не ее ли описание Диего видел...
-Метры,- Фекклед отвесил, легкий поклон, показав пример своей спутнице. Брави ответили любезностью, поклонившись в ответ.
-Маэстро, а не вашу ли спутницу ищет Ласко?-Сааведра как всегда. знал почти все.
-А не этот ли благородный дон, был оправдан вчера после поединка?-не полез за словом в карман мужчина.
-Мы не друзья,- засмеявшись, протянул руку капитан. Фекклед пожал ее с неким признанием Мэтра равным себе:
-Мы не друзья. Но у нас общий заказ.
-Верно. Я тогда изложу вопрос, чтобы ничего не упустить?- и дождавшись согласного кивка головы, Бурнуйе начал:
- Дело общее, поэтому лучше вернуться вам обоим. Заплатят без разбора того, кто исполнит заказ. Так что и не думайте о ноже под ребрами товарища.
Мэтр Пандульфи отправил шкатулочку с алмазами логофету Дрему в Вечный. Про нравственность сделки никто не скажет? Я рад, что и у вас нет наивных людей!-
Фекклед довольно погладил бородку.
- Судно "Голубая ящерица". Оно уже вернулось, но получатель не подтвердил получения груза. Человек, которого направил клиент- угодил на рудники. Так что вам надо узнать куда делся груз, его вернуть клиенту и покарать виновного. И все это аккуратно! Есть вопросы?
Диего посмотрел на свою, уже напарницу, и возмущенно, чуть ли не извиняясь, спросил:
-А нас спросить вообще не нужно?

0

21

Воровка рассматривала присутствующих, один из которых был в маске, отчего ей не было видно какие эмоции испытывает человек, однако, она вслушивалась в голоса - улавливая интонации.
До этого ей не приходилось бывать в Апельсиновом дворе, и как сказал Шакал: необходимо приглядеться к местечку и его обитателям. Что же, по всему видно, что обитатели двора не были столь обрадованы визитом "пыльной крысы", но как заключила Мара - знали о их существовании. Организация давно вышла за рамки тайного сборища, и каждая собака знала о ней.
Еще раз девушка услышала о том, что на нее дана ориентировка и стража рыщет в поисках белокурой девицы, да и образ так подробно расписан, что присутствующие сразу же предположили и указали на нее.
Мара соблюдала все напутствия и хранила покой; до поры!
"Сомнительный люди, да и Шакал ведет себя как поджимающая хвост шавка" - подумала, - "однако, не такая уж и запуганная".
Наставник опасался и всего лишь и правильно делал, именно так надо вести себя, если попал на чужую территорию с чужими правилами.
"Алмазами? я не ослышалась? О, это интересно, интересно, а Пандульфи ведет им счет?"
Мара постоянно останавливала свой взгляд на человеке, который выглядел нездорово, о чем свидетельствовали многочисленные раны на теле. На вид ему было лет тридцать, хотя, взгляд человека выдавал богатое прошлое. Ей было интересно, как он вообще может моргать с такими ранами и почему до сих пор рядом не появился медикус?
Девушка отвернулась, принявшись рассматривать лицо наставника. Шакал был несказанно рад, то ли оттого, что их приняли, то ли его веселило предвкушение от предстоящей наживы. Речь шла об алмазах и за них тот кого назвали Пандульфи обязан выложить круглую сумму.
Мара внимательно слушала цель компании, стараясь запомнить каждый интересный момент: судно - Голубая ящерица, вернулось в порт, груз не попал к владельцу, человек Пандульфи попал на рудники, а тут или он сам где-то не так повел себя, или от него попросту избавились. Найти груз и наказать виновного.
"Наказать? Это как?"- задумалась воровка - "избить, отрубить руки или?... Убить..."
Неожиданно для всех, девушка сделала несколько плавных шагов вперед, пройдя мимо своего наставника, который вел себя действительно как шакал, сама же стала походить на осторожную кошку, которую мучило любопытство.
Мара убрала скрещенные на груди руки, левую кисть, положив на прикрепленный к поясу компактный арбалет.
- У меня есть вопросы, - спокойно мурлыкнула Мара.
Фекклед
Фекклед напрягся, сверкнув на девушку недобро и испуганно. Главное, чтобы девчонка не подвела.
- Клиент Пандульфи? Ему необходимо вернуть алмазы? Или же наша цель отыскать украденное и вернуть его тому, кто заявляет  о том, что ничего не получал? И еще...- Мара удивилась, услышав речь от человека, который выглядел завсегдатаем лечебницы.
- Я так понимаю, что компанию мне составит... - кивнула на израненого - он?
При высказанном воровкой, заметно занервничал Фекклед. Одна из бровей девчонки приподнялась, выказав недоумение, понятное дело, ведь подавший голос возмущения выглядел сомнительным напарником.
"Нет, я , конечно, не против, но, надо с собой прихватить мешок аптечный. Выглядит так, что при первой же драке в каком-нибудь кабаке, мне придется собирать его по частям".

0

22

Диего внимательно осмотрел девушку. Не выглядит слабой, задает неглупые вопросы, может от нее будет больше пользы, чем проблем. Да и путешествуя не в одиночку, вызываешь меньше подозрений. Хотя в Вечном даже женское присутствие не спасет.
- Клиент Пандульфи? Ему необходимо вернуть алмазы? Или же наша цель отыскать украденное и вернуть его тому, кто заявляет  о том, что ничего не получал?
Вот это  правильно. Но Мэтр никогда не упускал из виду тонкости дела.
-Товар нужно доставить заказчику, а именно Пандульфи. Хочу сразу уточнить, он абсолютно точна знает каждый камень и попытка присвоить или подменить любой из них вызовет у клиента... Назовем это недоумением. Возможности его, думаю, всем собравшимся известны. Еще вопросы?
Алатристе прекратил изображать из себя безмолвную статую и открыл рот, задавая главный вопрос воина:
-Задаток есть? И расходы по делу кто возместит?
-Этот вопрос обговорите с Пандульфи, ох и тяжело вам будет,-Мэтр по своему обыкновению засмеялся.
-Тогда не задерживайтесь. Скоро отлив, корабли будут выходить из гавани. Время не ждет,- Фекклед не преминул показать, что и он в деле, что он тоже главный. Хотя его слова брави пропустил мимо ушей: у него свой командир есть. Вот после мысли о командире, у него возник еще один вопрос:
-Кто старший в деле?
Маэстро посмотрел на Бурнуйе, пытаясь передавить его взглядом, но тот просто отмахнулся: он не захотел мерятся силой, свою Мэтр знал, а его не интересовала.
-У Пандульфи спросите, давайте не задерживайтесь!
Магистрат

0

23

Мара буравила взглядом человека в маске, который сразу же показал качества лидера и, по всей видимости, им и являлся. Теперь воровка была в этом уверена и потом, Фекклед не оказывал никому должного внимания больше. Он, как и Мара тут был гость, которого впустили, судя по всему только из-за общих целей и потому что Пандульфи попросил.
Пандульфи не был знаком Маре, она вообще не имела дел с этим человеком, узнав о его существовании только сейчас.
Девушка выходила за рамки того, что потребовал от нее Шакал, мирно прогуливаясь по комнатенке, рассматривая обитателей, стены, убранство и внимательно слушая речи обеих сторон.
"Так, то есть этот Пандульфи не дурак и если каждый камешек им лично внесен в недра памяти, стало быть, еще тот проныра и жмот - учту".
Внезапно, "полутруп" подал вновь голос, и девушке даже уже интересно стало, чего это он до сих пор не познакомился с Танатосом?
"А верно говорит, не на свои же всю эту компанию организовывать. Мы тут шкуры будем свои подставлять, да еще и за это развлечение платить из своих кровных? Нет уж!"
Мара хмыкнула, еле слышно  в мыслях закрались большие сомнения в функциональности напарника, а  еще интереснее было то, что она не могла понять, почему этот самый Мэтр отправляет на такое важное задание человека с такими сильными ранами? Избавляется или и в самом деле этот лучшее, что у них есть?
Девушка вновь скрестила руки на груди, присев слегка на край стола.
Шакал то и дело вставлял свои речи, из кожи вон лез, но пытался показать присутствующим, что он тоже тут не последний, однако, наставник забывал  о том, что территория была чужая. Мара же не знала, как вести себя в компании этих господ, но старалась придерживаться золотой середины.
"Не думаю, что Фекклед начнет предлагать свои кровные потратить..."- успела подумать и сразу же услышала голос напарника:
-Кто старший в деле?
Повисли тяжелые молчаливые паузы, но ответ все же последовал. Предложили потрясти того, кто предложил работенку. Это был правильный подход. Расходы пусть на совести того, кто планирует компанию.
Фекклед побеспокоился за них, напомнил о приливе и был прав - стоило поторопиться.
"Еще лекарств прикупить" - оглядела Мара человека, который вроде и испытывал боль, но выглядел так, будто это как умыться утром. - "Наверное, привычный к подобного рода..."
Воровка нахмурилась и тут же вернула выражение лица покоя и безмятежности, мысленно попросив оставаться себя в порядке.
Накалялась обстановка, Фекклед понимал, что люди начинают уставать друг от друга.
Фекклед
- Раз всем все ясно, то пора заняться делом. Да, мне пообещали, что с моим человеком ничего не случится. Не смею сомневаться в силах вашего человека. Пожелаю успешной миссии, - оскалился наставник Мары напоследок, кивнул в знак почтения "этому месту".

Обменявшись взглядами, жестами и прочими знаками внимания, присутствующие принялись покидать помещения, расходясь по своим делам.
Шакала предпочтительно проводил двух работничков к выходу, где подцепил Мару за локоть, подтащил к себе, бросил взгляд на мужчину.
- Пару напутствий! - пояснил он Брави, а чтобы тот не решил, что они договариваются об интрижке, достаточно громкими речами попрощался.
- Когда вернешься, то зайди ко мне, я надеюсь, что ты вернешься. Не хочу разбрасываться ценными кадрами.
Мара скептически поглядела на наставника, который нагло врал, ведь кроме "Белой чайки", он мог разбрасываться и ей и кем-нибудь подобным ей. Впрочем, вел себя странно, точно был ее отцом, который позволяет девчонке прогуляться с соседским мальчишкой. А еще, в голове у Мары закралась мысль о том, что он боялся. Бояться мог Фекклед того, что живая воровка может заложить его Эйро, так сказать предать. Кто мешал ей пойти против Дикса?
- Сколько плыть до Вечного? - поинтересовалась Мара.
- Около пары - трех дней, - переложил прядь волос Мары слева направо Шакал - точно став похожим на отца, что вызвало у воровки какое-то отвращение.
Девушка развернулась спиной: - Передай привет старой крысе.
- Этот Пандульфи,  - придется приложить усилий.

Магистрат

+1

24

Ростовщик Пандульфи
Если бы Алатристе верил в гороскопы, то они сказали бы ему, что пришла его несчастливая звезда. Ведь сложно объяснить случайностью то, как складывались дела в последние дни. Проблемы лучшего друга, две тяжелых раны, схватка с конкуррентами, теперь ко всему этому добавилось сомнительное счастье поездки в Вечный, бросая все дела, а там его всегда будут "рады" видеть... Плюс ему придется слушаться девчонку, которая и за пределы городских стен не выезжала. Ну что же это оказалось достойным завершением неприятностей.
Хотя если подумать как следует, то разве в первый раз приходится отправляться в бой под  руководством неопытного командира. Так что нам не привыкать,  жизнью рисковать.
Кровь опять ударила из желудка в рот, и брави еле удержался, чтобы не выплюнуть ее на мраморные полы магистрата. Все же стоило подлечиться перед этим походом, но показывать слабость перед, хотя бы возможным, союзником- на такое никогда не пойдет ни один воин. Особенно, когда он- дама.
Эта самая дама оказалась не безнадежной: признав свое незнание города, она еще и продемонстрировала наблюдательность, заметив состояние Диего. Что ж, придется приоткрыть кости.
- Раны мне не помешают, все равно пока мы будем добираться до Вечного, я сумею  подлечиться. У нас в Каэндоре это быстро- есть и медикусы, и- слово прозвучало как ругательство, впрочем они таким для брави и было,-Порто. Кстати, нам надо будет утром посетить аптеку и закупить лекарства: в Вечном медики хуже.
Ворота двора сейчас были заперты, но у Алатристе был ключ. Отперев вход, он пропустил девушку вперед. Все же он был кабальеро.

0

25

Магистрат

Мара тащилась за своим спутником как щенячий хвост, по всему было видно, что Диего не был доволен выбором Матильды и лучше не маячить у него перед глазами -  лишний раз не злить. Попутно, воровка раздумывала, почему наставник обратился именно к ней, ведь дело Пандульфи требовало профессионального подхода, а  что она? Мара перелистывала в памяти весь свой список навыков, выделяя среди тех воровство, кражу, скрытность, ловкость, стрельбу из арбалета и конечно же - умение лазать по стенам. Да, она была неплоха в этих делах, но, ведь были и мастера дела?
"Не может быть, чтобы Шакал решил вывести меня из Каэндора только потому, что меня разыскивают. Что-то не сходится! Может, боится, что меня рано или поздно сцапают и я тут же выложу все? Нет, ну, тогда бы он меня попросту убил" - задумалась девушка, и чуть было не влетела в спину спутника, которому вроде как было не очень хорошо.
Рана давала о себе знать, но тот явно старался не обращать на нее внимания.
"Веревка нужна, вдруг, пригодится? Впрочем, веревку можно раздобыть и  в Вечном, таскать ее с собой - лишняя ноша".
Оба остановились у ворот Апельсинового двора, где спутник ответил на вопрос.
- Было бы неплохо взять одного такого с собой, - легко улыбнулась Мара, поминая медикуса.
"Мда, тебе они точно пригодятся", - приподняла воровка одну бровь, оценивая состояние Диего, но смолчала.
Заминка окончилась тем, что спутник отпер ворота, даже оказал жест, которой смутил воровку, но Мара молча шагнула вперед и оказалась внутри.
Двор накрыло ночная тьма и если бы не привыкшие к темноте глаза, то воровка не прошла бы и пары футов, периодически на что-то натыкаясь. Покосившись на человека, которому срочно надо было бы поправить здоровье, Мара зашагала к входу в здание.
- Наверное, сейчас не лучшее время, чтобы задавать вопросы и все можно будет обговорить в пути, но один меня все же волнует. Ни разу не сталкивалась с апельсиновым двором и его обитателями, но кое-что слышала. Надеюсь, что это лишь слухи. Мне, конечно, приходилось сидеть в комнатенках без окон и дверей с люком в потолке... Раз уж предложили ночлег, то хотелось бы знать -  где мне его предлагают?
Кто их знает этих брави? Вдруг, у них там своя атмосфера. Была только во дворе и по коридорам быстро пробежалась - не глядя.

+1

26

Диего улыбнулся, глядя на сомнения девушки. Хорошая вещь- людские  представления и суеверия. Умный человек найдет применение всему, даже человеческой глупости.
Однажды, в... одном городе, ему пришлось исполнять контракт на одного весьма бодрого старичка, который никак не хотел умирать и осчастливить этим своих родственников. Более того, так как этот старый пень прекрасно знал своих наследников, то он написал завещание, по которому в случае малейших сомнений в естественности смерти, все денежки передавались на благие дела и на храмы. Допустить такой несправедливости Алатристе не мог: родственники были согласны делиться, а вот получить что-то он жрецов... Наверное, проще получить свою долю от Богов.
Казалось бы, дело безнадежное, но нашлась у клиента  одна слабость. Верил он во всякие приметы и гадания. Ну, шарлатана-астролога к нему не подошлешь, а с суевериями можно было работать. Посему Диего отправился на рынок, выбрал там бродячую собаку побольше, привязал ее под окнами и три ночи  подряд старик наслаждался концертом художественного вытья. А на третью ночь, Алатристе надел длинный плащ, вымазал лицо белилами и влез к нему в спальню. Старика навестил Кондратий Грозный, и как ни искали стражники и жрецы- ничего не нашли. Этого хулиганистого старика Кондратия к ответу не привлечь. И денежки были хорошие.
Вот и слух о подвалах двора тоже пойдет в дело,но пока не было нужды. Диего открыл дверь в одну из гостевых комнат, и обрадовался, что не ошибся: в ней уже успели убрать. Игва, обитавший в одном из соседних "номеров", с перепугу все белье собрал в ком и спал, притворяясь грязным тюком.
-Располагайся здесь, не дворец, конечно, но не хуже чем на постоялом дворе. Кувшин и таз в шкафу. А дела наши обсудим утром. Спать охота до смерти.
Диего легко поклонился и из последних сил пошел в свою комнату. Кровь залила весь пол, но слабость можно показывать лишь перед собой.

0

27

Мара неторопливо вошла в комнату и осмотрелась: - "да, несомненно, недурно и не хуже комнат на постоялых дворах, да и во много раз лучше, чем временные убежища крыс".
Она обернулась, опустила взгляд на пол, где отчетливо проглядывалась дорожка крови.
"Еще бы не до смети. Надеюсь, что до утра ты дотянешь, не хотелось бы срывать дело с таким прибыльным завершением".
- Благодарю, - процедила воровка.
Мара дождалась, пока Диего оставит ее в гостевой комнате, а сама, прикрыла двери и пошла осматриваться.
Кровать, шкаф, в который она заглянула, сразу же обнаружив обещанное.
"Да..." - протянула Мара в мыслях, где возникла Верида с наглой мордашкой, заявив, что воровка провоняла насквозь канализацией, - "нет, ну, это же не намек?! Хорошо, человек просто оказал "даме" благородный жест, указав на шкаф и все!"
Воровка достала кувшин, таз, который поставила на пол и прислушалась к голосом двора.
Вообще, чужой дом и с неизвестными ей обитателями, сомнительными с виду, пока еще не желающими зла, но доверия к ним у Мары было ничтожно маленькое. Девушка отстегнула арбалет, положив его на стол, туда же выложила весь свой набор оружия и стрелы.
Раздался писк и воровка выпрямилась как по команде. Анри, наконец, соизволил показаться и подать голос, а то про него все забыли - нехорошо.
- Ты ведь тоже не плавал на такие расстояния, - сняла девушка крысу с плеча и усадила в кучу оружия.
Мара раскрыла один из мешков, достала хлеб, протянула зверьку, и тот тут же его сцапал, принялся грызть.
- В последний раз, когда я имела дело с водой, ты бегал по трущобам. Как же поведешь себя в море?
"Мда, надо бы его деть куда-нибудь..." - подумала, - "или, попробовать взять с собой?"
Мара скинула с себя плащ и всю одежду сверху, принялась приводить себя в порядок; раз выпал такой шанс - терять не стоило.
Крыса с бешеной скоростью уговорила кусок хлеба и уже копалась лапками в мешке, почуяв там сыр. Мара скептически посмотрела на питомца, закатила глаза, что-что, а отучить Анри нахальничать было слишком трудно.
- Давай, береги мою фигуру - правильно...
С водными процедурами было покончено, девушка осталась в тунике, и пора бы было развалиться на предложенной кровати и как следует отоспаться, что Мара и сделала.
Запрыгнула на кровать.
- Анри, - поморщилась Мара, отодвигая от себя крысу, - найди себе другое место.
Буквально только закрыв глаза, воровка тут же и провалилась в сон, чем воспользовался питомец, развалившийся возле хозяйки.

+1

28

Утро, как всегда, началось с рассветом, и, как уже долгие годы, сопровождалась болью. Алатристе проснулся как в тот день, когда этот мир узнал о его появлении: в крови и  слизи. Кабальеро не может про это рассказать: ведь услышать об этом, может только синора. Забавно, ведь синорины уверены в том, что мужчины их не понимают. Мы не можем понять, когда они дают новую жизнь, но вопрос отнимания чужой жизни- мы знаем от альфы до омеги. И когда мы за это страдаем, то эта боль нам знакома.  Хотя так и заведено в этом мире, женщины творят жизнь, а мужчины умирают, чтобы выбрали достойного. Мы любим, мы ждем, мы надеемся. И мы умираем. Ради взгляда, ради мысли, ради слова ЕЕ. Какой бы она ни была, но если ты мужчина, то ты поползешь на зубах, чтобы сразиться за нее. Или просто подарить цветы. Или сказать, что она самое лучшее, что есть в этом мире.  А потом встанешь, закроешь спиной ту, кто сейчас рядом с тобой, и скажешь- По одному, мрази!
И вам никогда не узнать, того чувства, когда враги бегут, а на поле, политом ИХ кровью, и твоей тоже, но ты не чувствуешь этого, ведь ты получаешь высшую награду мужчины. Тебя целует Дама. Пусть она тебе неинтересна, некрасива, неумна... Но ты доказал ей, что все это ложь.
Вот почему мужчины выходят в бой, вот для чего мы рождены. Наши женщины- святы, а мы умираем для того, чтобы они были в безопасности. Даже если они никогда о нас не слышали, и не узнают.

Мимо плывут лепестки,
Плывут по руке моей женщины,
И она вспоминает меня.

Кровь лилась. Ведь ей так и положено?
Диего спустился в кухню дома. Утро шло своим чередом. Мэтр пил отвар, Мигель ухватил пару булочек и ушел перебирать книги, Кеведо- поднялся любовничек?- тащил сладости...
Брави взял два гостевых подноса и отправился в крыло гостей. Изображая жонглера, он постучал в знакомую дверь:
- Синорина Мара, завтрак!

Отредактировано Диего Алатристе (2015-05-29 09:03:14)

0

29

Зажигая фонарь, Мара думала лишь об одном: скорей бы заглянуть в мешок и осмотреть его содержимое. Улов должен стать отличным и приятный звон монет ласкал слух. Воровка не с первого раза, но заставила лампу полыхнуть и моментально высыпала содержимое мешка.
- Один, две, три, вот же скупой гаденыш, - шептал юный голос.
Внезапно, ухо уловило посторонний шум, донесшийся со стороны улицы. Девчонка задула фонарь и притаилась. Чьи-то ноги поднимались по скрипучей лестнице наверх - на чердак. Воровка затихла, зажмурилась и даже, дышать почти что перестала. Спрыгнули и медленно зашагали в ее сторону. Под сапогами чужака хрустела гнилая солома, откуда-то раздавался писк мышей, что тоже уловили сторонний запах. Мара раскрыла глаза, медленно потянулась за ножом и выставила его перед собой как раз в тот момент, когда незнакомец зажег свой фонарь.
Свет захватил лица и тени на них принялись плясать.
- Не подходи, - четко выговорила девочка.
Чужак поднял руки, показывая, что он не желает зла.
- Мне сказали, что я могу найти тебя тут, убери нож, я по делу.

Стук в дверь, так неохотно было раскрывать глаза, чтобы тут же зажмурить их от неприятного аромата. Анри вовсю хозяйничал в небольшом мешке - подъедал остатки и начинал грызть подпорченное мясо.
- Фу, - прошептала воровка, почувствовав запах испорченного продукта.
- Синорина Мара, завтрак!
Девушка приподнялась с кровати и осмотрелась. Нет, это не чердак, а всего лишь гостевая комната, в Апельсиновом дворе.
- Завтрак? - шепнула она, вопросительно поглядев на довольную крысу, заталкивающую в себя кусок мяса.
Никогда прежде воровка не слышала ничего подобного, более того - она не знала, что такое поданный завтрак, только по тавернам и то на стол с недовольным дополнением от подносчика вроде "держи свою жратву".
Это вызывало интерес. Ночь прошла отменно и на ее шкуру покушений не было, даже как-то спокойно было закрывать глаза и кровать в много раз лучше тех, на которых приходилось спать. Не считая кровати в рабочем квартале - в доме матери.
- Входите!  - громко сказала она и добавила: - синор.
Воровка прижалась к спинке кровати, скрестила руки на груди.

0

30

Дождавшись разрешения, Диего открыл дверь и вошел внутрь. Девчонка прижалась к спинке кровати. Как пичуга под дождем, пришла в голову незваная мысль.
Брави поставил один из подносов на кровать, сам же со вторым уселся на стул. Рыба и каша- обычная пища воина, правда, обычно рыба- соленая, а каша горелая. Здесь же было все приготовлено со старанием: брави - люди простые, могли и в котел вороватого повара засунуть. Да и не стал бы он воровать у своих собратьев по "Кольцу".
-Прошу, синорина,- он указал рукой на поднос. -Отвар очень советую, Мэтр уверен, что он лучшее средство для здоровья. А потом нам надо посетить алхимика и рынок: времени немного- отлив через ведро, надо успеть попасть на борт.
Всю эту речь Алатристе произносил не отрываясь от еды, время на самом деле было дорого.
-Не беспокойтесь, травить вас никто не собирается,-улыбка брави, все же больше напоминало оскал боли.

0


Вы здесь » ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ » Центр города » Апельсиновый двор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC