ФРПГ МАРЕСМЕРОН - ЛЕГЕНДЫ МЕЖДУМОРЬЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Главная улица

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/11/ad9eea8ee31304a17dbb8fd4817d2b6d.png
Главная улица Каэндора – центр,  в непосредственной близости от магистрата, вмещала на себе дома богачей под присмотром стражи или наемных отрядов. Дома принадлежащие зажиточным горожанам, тем, кто сумел скопить состояние, достаточное для покупки своего уютного «гнездышка», или получил его в наследство, либо дом отошел за долги. Встречались здесь дома, которые пустовали и были брошены, при всем при этом внутри их никто не охранял, а все ценности были разграблены. Были и те дома, что достались магистрату в «дар» , были и те, что отданы на продажу. Внешний вид особняков демонстрировал на своих фасадах труд умельцев Каэндора. Резьба по дереву, металлическая ковка, литое – все это привлекало глаз, заставляя остановиться и насладиться видом. Дома в несколько этажей будто соперничали между собой за красоту и величие постройки. Балкончики словно парившие над землей с роскошными узорами. Фонтаны, деревья, лавки, - культурная часть города, где был порядок. Стражи здесь тоже хватало.

http://i61.tinypic.com/aw7ojs.jpg

Амадео Кастилья

Его трехэтажный дом расположился в центре Каэндора. Род Кастилья один из старейших, сам Амадео является последним наследником всего богатства, которое принадлежит дому. Амадео может принять на службу охрану, слуг и курьеров. Один из успешных торговцев - виноделов. Его виноградники расположены за городом, на полях принадлежащих роду. Человек на вид 35 лет. Не женат, детей нет. Не прочь поучаствовать в выгодном деле, которое "не запятнает" его род.

Театр

http://i57.tinypic.com/28tevbp.png
Большое красивое овальное здание, возле которого каждый вечер собираются толпы людей. Они стремятся попасть внутрь и увидеть представление талантливых актеров. Тех, кто не будет аплодировать, встретят "арбалетчики", которые объяснят глупцам, как надо театр любить!
Трёхъярусный, открытый амфитеатр был обнесен высокой стеной - по внутренней стороне стены театра шли ложи для аристократии, над ними помещены были галереи для зажиточных горожан. Невзыскательные же зрители могли наслаждаться представлением стоя.

Стоимость билета - 5 рот.

Подземелья

Крысиная нора

http://i61.tinypic.com/20fdwyw.png
Это место звалось крысиной норой, и попасть в него можно практически из любой точки города. Под городом буквально все изрезано множеством ходов. Тоннели то подпирают деревянные балки, то сдерживают от осыпания каменные стены; они то узкие, то широкие. Ходы таят в себе множество тупиков, а попасть в ловушку тут ничего не стоит. Пути указаны привычными для воровского глаза символами, по которым ориентируются люди Эйро. Здесь же есть множество разветвлений, ведущих к обжитым помещениям. Как и на поверхности, здесь есть свой рынок, есть кузнецы и портные. Нора – приют для тех, кого отвергает общество, кого разыскивают или тех, кто ищет последнее пристанище.
Попасть к подземной площади можно всего лишь через пять дверей, именно к этим дверям ведут многочисленные тоннели. Площадь  кишит людом: торговцы продают всевозможные товары, могут достать практически все, что душе угодно, вот только товар украден или снят с убитых. В разных частях площади врезаны решетки, которые служат дверьми. Армия Эйро разбилась на отряды и расположилась за этими стальными прутьями: за одними профессиональные убийцы, за вторыми воры, за третьими калеки и попрошайки.
В самом центре норы логово Эйро за тяжелыми дубовыми дверьми находится зал, похожий на тронный, где в кресле, не уступающему трону правителя, восседает сам Крысиный король, а по обеим сторонам от него расположилась малая свита и телохранители. Высокие стены, вдоль которых развешано множество цветных тряпок, ковер закрывает пол, напротив трона стол, на котором практически никогда не иссякает всевозможная еда и выпивка, а на потолке громадная люстра с сотней свечей. Вход охраняет пара человек, здоровых как глыба.
http://i39.servimg.com/u/f39/18/95/59/32/ae10.jpg

Эйро Пыльный

"Теневой король" Светло-пепельные волосы, темные глаза. Поверх одежды носит балахон из лоскутов ткани, серо-коричневых тонов, за что и получил прозвище Пыльный. Издали неотличим от обычного оборванца, и только вблизи, знающему человеку становится понятно, что лоскутам этим — может позавидовать и знатнейший в Каэндоре. На «официальных» приемах носит корону и «сломанный» скипетр — из медного сплава. Часто улыбается, самоуверен, чуть снисходителен, любит «приправлять» речь прозвищами и красивыми оборотами. Однако при подозрении предательств, не знает жалости, что к самим участникам, что к любому, имеющему касательство. В среде своих — пользуется неограниченной властью и уважением — за умение распутывать самые сложные узлы и интриги-многоходовки, благодаря которым обезопасил свое положение перед знатью. В его руках на последних — множество компрометирующих бумаг. Однако не любит людные места, и не появляется без сопровождения как минимум, трех приближенных. На особом положении у него: Риннар, Гирсон и Фекклед. Работа на воров : оплата серебро / медь. Сумму узнает ГМ. Плюс награбленное.

0

31

Музыканты, издав несколько резких нот, перестали играть, только лютнист увлеченно перебирал струны, пока кто-то не остановил его игру. Во дворе разрастался шум, людские голоса нарастали, еще пара мгновений - и в какофонии звуков ведущим стало надрывное соло женских рыданий. Захлопали двери, ботинки загромыхали по дереву —  люди торопились из помещения и сталкивались с теми, кто спешил в дом. Гийом Машо и белокурая девица Гиньясу бросились к окну, пытаясь разобрать происходящее среди мельтишащих огней и пляшущих теней.
Тристан Потро не двинулся со стула —  и совершенно не собирался куда бы то ни было двигаться, пока в руках его был полный кубок вина. Закрыв глаза, он смаковал содержимое долгими глотками. Подумаешь, ну какая свадьба без драки?
—  Месье Порто! Месье Порто! — встревоженные голоса визгливо резанули по уху так, что Тристан чуть не поперхнулся напитком. Положив руку на грудь, он перевел дыхание, стараясь сфокусироваться на стоящих перед ним фигурах.
—  Месье Порто! Скорее, скорее! —  кто-то увлекал его за руку в переднюю, а потом и на крыльцо, Тристану пришлось прилагать усилия, чтобы не споткнуться на ступеньках.
Несколько человек с факелами окружили его: почти не имея возможности к сопротивлению и не понимая, что происходит, он был увлекаем к воротам, где уже собралась толпа. Варево из выхватываемых мерцающим светом факелов лиц, бегающие люди, стук копыт по мостовой, чьи-то всхлипы.
—  Врача!
—  Стражу, стражу!
—  Порто!
—  Сделайте же что-нибудь!
Толпа расступилась, пропуская мага, Тристан смог рассмотреть на земле очерченное в круге света тело, встревоженные лица, какие-то дамы тихонько выли, одна из них сидела на коленях, обняв голову распростертого у ворот человека, ее объемная фигура колыхалась в рыданиях.
"Это же наша невеста, а это значит.. Ааа!" — неприятное понимание происходящего начало прокрадываться в сознание мага, выталкивая алкогольное опьянение, леденящий холод пробежал по затылку, как будто сотни крохотных стрел вонзились в кожу.
Какой-то человек поднес факел совсем близко, так что смола чуть не начала капать на плащ лежащего на земле. Свет неумолимо выхватил пятна сбоку на его костюме, зловещая темнеющая жидкость растекалась на камнях.
Тристан поднес руку к губам и отвернулся.
Его едва не стошнило.
Все количество выпитого за вечер напомнило о себе в тот же момент, ноги Порто стали ватными. Стараясь отдышаться, он отшатнулся от представшей картины и начал растирать виски пальцами что есть силы, в попытках прийти в чувство. Мысли путались: "А сработало ведь." - маг механически отметил про себя успешный приворот в ответ на истеричный рев невесты, оплакивающей любимого. Перед глазами блуждал хоровод цветных пятен, все сливалось в единую кашу, в хаотичную пляску, в кошмарный сон.
Кто-то снова коснулся его рукава, Порто резко отдернул руку и сделал шаг прочь от места преступления, его длинные ноги едва не запнулись друг о друга. Маг не выносил вида крови и изучать произошедшее детально не мог и не желал.
—  Месье Порто, мы умоляем вас! — голоса мешались в ушах, голова кружилась.
Врача позовите. — едва выдавил из себя маг.
Вдох-выдох, вдох-выдох, Тристан старался держаться прямо:
И принесите воды.
Едва Тристан сделал несколько шагов, кто-то подхватил его под локоть, —  "Гийом" — с помощью товарища он достиг крыльца и уселся на ступеньки, пальцы мага, дрожа, вцепились в алую шевелюру.
Самые страшные сны бесцеремонно ворвались в реальность Тристана Порто. В те дни, когда приходилось заниматься снабжением лечебниц после войны, он всегда старался держаться подальше от всех этих калек, бродивших там неприкаянными тенями, от глухих стонов несчастных умирающих в высоких залах. Тристан зажмурился и тряхнул головой, отгоняя видения. Если бы он мог —  убрался отсюда подальше, но ноги не слушались. И эти полные мольбы и надежды лица — они все ждали чуда.
Ему подали воды.
Зачерпнув пригоршню, он ополоснул лицо. Минуту помедлил, собираясь с духом. Погрузив обе ладони в воду, маг начал читать тексты, про себя, еле слышно, запинаясь, срываясь и начиная заново отдельные отрывки.
Голос его дрожал.

+1

32

Закончив чтения, Тристан передал чашу стоящим рядом людям:
Промойте раны этой водой. Быстрее.
Пара человек, бережно подхватив чашу, поспешно двинулась к воротам, кто-то сбегал с крыльца с длинными холщовыми тряпицами, со стороны улицы раздались голоса стражников, женщин уводили в дом.
Бьюсь об заклад, какой-нибудь исстрадавшийся хахаль невесты. — задумчиво рассуждал Гийом, наблюдая за прибывшими стражниками.
Тристан сидел, закрыв лицо ладонями. К ним приближались люди, аккуратно на руках заносившие пострадавшего жениха в дом. Гийом помог магу подняться и отвел в сторону, придерживая, пока не убедился, что Порто способен стоять на своих двоих.
Машо, эти люди.. они же не понимают что творят. — тихо проговорил куда-то в темноту Порто.
Что? — не расслышал музыкант. — Вроде бы все обошлось. Жить будет жених, говорят, очнулся. Ты молодец, да и ваши лекари подлатают. Как пить дать романтическая студентва, определенно не наемники.
Где хозяин? Как его, этот.. Ромарио? — глаза Порто сверкнули, сорвавшись с места, он стремительно направился в дом. Зал почти пустовал, туда-сюда сновала прислуга, голоса доносились из спален. Тристан продвигался по темным коридорам, пока не достиг освещенных покоев, где толпилось семейство. Жених, насколько можно было понять, приходил в себя, критическая опасность миновала. Маг обратился к хозяину дома:
Позвольте вас на пару слов, любезнейший.
Взяв со стола витиеватый канделябр на три свечи, освещавших путь, двое прошли в небольшой обставленный деревянной мебелью кабинет. Встревоженный Ромарио Гиньясу тут же захлопал ящиками, бормоча слова благодарности. Сверкая перстнями на жирных пальцах, он выкладывал на стол содержимое пухлых мешков. Золотые монеты стопочками вставали перед Порто. Тристан внимательно наблюдал за его действиями.
Месье Порто, такая чудовищная рана.. и это невероятно! Мы так обязаны.. я даже не знаю чем могу..
Маг резко ударил ладонью по столу, голос его взорвался в тишине комнаты:
Нет, вы решительно не понимаете!
Золотые монеты со звоном скатились со стола, разлетевшись по полу. Торговец недоуменно уставился на мага, его и без того короткая шея ушла в плечи.
Послушайте синьор, послушайте меня и запомните, что я вам скажу! — Тристан почти кричал, оперевшись обеими руками на стол. В тусклом свете тонкий нос его заострился, глаза сверкали. Взъерошенные волосы казались диким пламенем, вздрагивающим в ночи.
Вы! Вы можете собрать хоть все золото Каэндора! Можете отдать его всем семьям, всем богам, кому хотите! Но не думайте.. — голос Тристана Порто стал вкрадчивым и тихим, он отчеканивал каждое слово, — не думайте, что эти монеты помогут вам вершить судьбу.
Гиньясу потерянно переводил взгляд с кучки золота на мага и обратно.
Поймите одну вещь. Вы можете сколь угодно платить магам, и мы будем помогать вам. Это наше дело, это наш труд. Но не надейтесь, что вам удастся переписать то, что предначертано.
Тристан опустил голову. Чудовищная вековая усталость, бездонная, словно наследство от всех магических предков, навалилась на все его тело. Он был пьян, был чересчур откровенен, но не мог не сказать то, что собирался сказать.
Этой свадьбы не должно было быть, но вы решили иначе. А это значит..  счастья она вам не принесет. Несмотря на все ваши богатства. Безумство того, кто сегодня совершил этот отчаянный поступок — во имя любви. — он почти шептал, —  Сегодня вам повезло. Но эта кровь.. Знайте — она на вашей совести.
Тяжелая тишина повисла в комнате. Порто не находил сил продолжить речь, а его собеседник — слов и смелости для возражений.
Когда твердость духа вернулась к знатному торговцу Каэндора, почетному члену гильдии, умудренному немалым опытом в делах, он осторожно, взвешивая слова не хуже драгоценного металла, парировал мальчишке, едва стоящему на ногах перед ним:
Это серьезное обвинение. Но вы же сами пошли на эту сделку, месье Порто, смею заметить, совершенно законную сделку.
Слова пудовыми булыжниками падали на плечи Тристана.
Ваша достопочтенная семья давно и прилично зарабатывает сим благим делом, с благословения милостивого Куртуаза. И на радость нам, простым скромным жителям. — торговец излюбленным жестом сложил ладони на животе, глаза его превратились в две узкие щелочки. — Таков порядок вещей.
Какое-то время Порто молчал.
Наконец, он снова поднял глаза на Ромарио:
Молитесь! Молитесь Куртуазу, синьор, искренне молитесь, от всей вашей грешной души. И будем надеяться, тогда он дарует любовь и милость этому семейству. А вовсе не эти деньги.
Тристан тронул пальцем одну из монет, она прокатилась по столу и задребезжала, падая. "Отец наверняка убьет меня." — промелькнуло где-то на задворках сознания и прогрязло в забвении.
Оставив синьора Гиньясу наедине со своими мыслями, Тристан Порто, ни с кем не прощаясь, пошатываясь, вышел из дома.

Шато

0

33

Не взирая на то, что ужин был короток, Бордекки он показался вечным. Распрощавшись с родичами и вернувшись в свой покой, она готова была упасть в кровать, в одежде, как была.
Но длительное пребывание на ветру, плохой сон, поздняя работа и временный отказ от тайного способа быть всегда красивой, по мнению чародейки, привели ее внешность в полную негодность.
Раскрыв поясной мешочек, а также ящики комодов и трюмо, один за одним она начала вытаскивать припасенные притирания и мази, а когда все было собрано и ровно расставлено перед зеркалом, с легким раздражением осмотрела помятую женщину напротив и принялась снимать украшения с шеи и кистей.
Ткань, кулон и кольцо укладывались в аккуратную горку.
В дверь постучали.
Франческа прикрыла глаза, потом открыла крайнюю левую баночку, вылила на руки зеленоватую жидкость. В ночном воздухе запахло красным перцем, а также чем-то свежим и совершенно непривычным.
Скрипнула дверь. Открылась новая баночка. Молчание не затянулось надолго.
- Ты не хочешь помогать мне. Почему?
Визит Элио был ожидаемым, хотя Бордекки все же надеялась, что и его сморит дальняя дорога. И, конечно, не было ни шанса, что ее попытка  делать вид, будто в комнате никого нет, будет успешна. 
- Ты даже не забрала у них кинжал. Не смотря на то, что наш гость расскажет, мне хотелось бы узнать о металле все от опытного и заинтересованного мага.
Франческа фыркнула. Старший из братьев прошел к окну, выглянул из него, как недавно чародейка, оглядел двор, потом комнату, сел на низкое ложе у окна так, чтобы  отражаться в зеркале.
Тут многое оставалось, как и десять, пятнадцать лет тому назад. Старые плотные льняные занавеси на окнах, украшенные обильным шитьем, каменные плиты пола, такого же светлого цвета, как и внешняя облицовка дома. На стенах - яркие растительные панно из мелкой, не больше ладони ребенка, плитки. Мягкая мебель казалась староватой, словно хозяин не решался выбросить свое прошлое или же не желал тратиться на новый гарнитур.
- Почему?
Франческа закусила губу, посмотрев на него через зеркало.
- Мне не нравится то, как ты рискуешь.
- Иногда, чтобы выиграть, нужно рискнуть.
Чародейка напряженно рассмеялась. Намазала предплечья и шею, демонстративно перешла к ароматной воде, благоухающей рибарской розой и пустынным кедром.
- Это из-за слов Рейнарда? Или ты трусишь?
На этот раз она действительно разозлилась.
- Что могло испугать меня в словах Рейнарда? То, что тебе пора жениться, завести наследников в браке? А может быть то, что перед выборами у любого рода не должно быть ошибочных шагов? Не ты ли собрался вести к Алессандро Бордекки незнамо кого, незнамо с какими идеями, мыслями и намерениями? Не ты ли не удостоверился, что знания чужестранца - правдивы? Хорошо представляю эту аудиенцию. Он придет к главе  моего Дома и будет рассказывать то же, что и тебе - о том, как датский меч режет даже падающее перо, а стрела - пробивает на лету знатного воина, его коня, собаку и любовницу, а после летит еще лигу и поет песнь Великому темному морю. Помилуй, Элио! Не стоит говорить другим о том, что ты не изучил досконально сам, - разве не ты меня этому учил?
- И именно поэтому я и ищу твоей помощи. Ты можешь мне помочь, можешь разобрать, чем отличается их клинок от нашего.
- Для этого тебе нужна не я! Тебе нужен Андреа Цинтарини.
Франческа хотела еще добавить о том и этом, но проговоренное упало между ними тяжелым покрывалом и в потемневших глазах Элио мелькнула горечь.
Имя Андреа вот уже девять лет как не произносилось в этом доме. Горных дел мастер, младший из троих братьев, был изгнан из семьи и однажды просто пропал из их жизни. Элио печалился о его судьбе, Рейнард искренне ненавидел и презирал, а Франческа, хоть и приняла это решение, так и не смирилась с ним до конца.
Вернее, считала, что примирилась, однако внезапно имя сорвалось с языка и теперь Элио сидит напротив, смотря в пол, и слов для дальнейшей беседы никто не подберет.
Франческа вздохнула, прервала свою работу и подошла поближе.
Свежий ветер, упорно пробиравшийся в окно, настырно дергал занавеси, ерошил темные волосы визитера и был слегка, ненавязчиво сдобрен ароматом лошадиного яблока. Дул он, вероятно, со стороны Эллака. В такое время в комнатах Франчески в Костяном доме всегда попахивало конюшней.
Мысль, что она зря отказывает в помощи, была навязчивой и четкой. Она была рождена сентиментальностью, а та в свою очередь была обусловлена жалостью, произошедшей из почти полной уверенности.
В том, что пока Элио пытается уговорить ее разобраться с металлом для Дома, чтобы потом постараться получше изложить все Алессандро Бордекки, Доминик Цинтарини, прихватив бутыль с каким-нибудь старым вином из подвалов, спускается в комнаты, где заперт их датский гость.
Несколько часов отец будет уговаривать этого человека выдать секрет тут и сейчас, естественно, за хорошее вознаграждение. К утру же, в самое глухое ночное время, к нему пожалует Рейнард. Он будет еще более настойчив и, прямо скажем, даже угрожающ. У датца будет отвратительная, мерзкая ночь. И только для старшего останется тайной то, что в отчем доме одна Франческа не посчитала возможную выгоду важнее, чем его, Элио, слово, данное чужаку.
Откровенно говоря, не того отец избрал наследником семейного дела и состояния. Ему стоило отдать первенство Рейнарду. Честность, доверие и справедливость - хорошие качества для воина. А в головокружительный успех честного, открытого и справедливого торговца Франческе верилось слабо.
- Завтра мне принесут кинжал, и я не откажу. - устало сказала она. - Попробую что-либо понять. Но и тебя в который раз попрошу: не действуй опрометчиво. Не говори никому больше об этом, не веди этого человека к главе, не обмолвись о хваленом оружии в Гильдии. И, раз уж мы в Каэндоре, позволь мне расспросить датца так, чтобы он не укрыл от меня ни роты. Это будет выгодный шаг.
Элио поднялся и одарил ее одной из своих самых теплых и лучезарных улыбок:
- Нет. Я дал слово, а ты - это я. Ты должна держать его так же крепко.
- Дверь - там. - указала Франческа, чувствуя, что не разобьет здесь ничего только из-за того, что беспорядок неприятен намного больше, чем уверенность брата в ее честности, прямолинейности и добродушии.
Когда наконец пришел сон, это было самое восхитительное чувство за последние дни. Франческе снилось лето, вилла за городом и почему-то Андреа Цинтарини, который, сидя напротив окна, с хитрой и задумчивой улыбкой раз за разом вопрошал: не скучно ли ей?
Она же удивлялась, как может быть скучно? Ведь перед нею - длинная, увлекательная жизнь, город, работа и магия. Загадки, над которыми можно размышлять днями.
Утром, едва встало солнце, чародейка отправилась размяться во внутреннем дворике, и, не успели вырваться из цепких лап сна домашние, как уже собранная, в компании двух слуг -  Мино и рослого Боне, она выбралась через парадный вход в город. 
Площадь Семи Благ

Отредактировано Франческа Бордекки (2015-06-22 09:54:58)

+2

34

Сенарика/Часовая Башня

Вернувшись домой, некоторое время она составляла бумаги у себя наверху. Аккуратные письма посыпались песком, а потом сворачивались пополам и укладывались в две стопки на столе. После Франческа с явным нежеланием разделась и стала собираться в дорогу, вытаскивая из старого платяного шкафа вещи, пылившиеся там уже много лун.
Место платья заняли светлые просторные льняные штаны, завязывающиеся на  середине икр, поверх нижней рубахи были одеты светлая льняная туника с кружевом по краю рукавов и пояс с несколькими кожаными кошелями, в которые Франческа положила женские принадлежности и капли для глаз. Из обуви чародейка выбрала привычные светлые мягкие кожаные сапоги, на плечи полагалось накинуть невзрачную коричнево-зеленую мантию, которой можно было прикрыть и голову.
Когда она надевала на шею цепочку, продетую в семейный перстень Цинтарини, в дверь начали стучать. Перстень, данный Бордекки чародейка сложила в узелок, которым сопровождалось письмо к старшему брату.
Удостоверившись, что синора не слышит и отвечать не собирается, в покой уже без стука зашла взволнованная статная женщина в платье служанки. Чародейка заметила чужое присутствие, когда ее тронули за руку.
- Что там?
- Дона Франческа, Мино попросил передать, чтобы вы обязательно это увидели. Мы нашли бумагу в красной гостиной, на столике. Ничего не трогали.
Оставив попытки сменить головной убор, она покинула покой и направилась через прохладные галереи на второй этаж здания, где располагались парадные комнаты и залы. По дороге вспомнила, что обещала продолжить поиски в доме чужака и пробормотала формулу, позволяющую улавливать чужие мысли, прямо на ходу, поддержав ее жестом и интонацией.
С приходом чар окружающее показалось ей более четким и резким, фактурным. Чужое присутствие стало ощущаться, даже не взирая на стены, но все, кто находился в доступе, оказывались своими.
“Что-то важное” находилось в зале с картинами, называемой еще Красной за цвет ткани, которой были оббиты стены. Войдя, Франческа на некоторое время остановилась перед семейными изображениями, которыми была увешана ближняя стена. Вот молодые отец, мать и маленький строгий Элио между ними. Вот дед Цинтарини в старомодном джуббоне, отороченном мехом. Бабушка Эмилия. Вот Рейнард - он почему-то выглядит обиженным. Вот маленькие Андреа и Франческа вдвоем, одетые в одинаковые туники-джорнеа, улыбчивые и беспокойные.
Не смотря на время и погоду, здесь было свежо.
Ветер беззастенчиво дергал занавеси на окнах, комната была несколько неубрана, поэтому чародейка заметила на припыленном столе напротив стены с картинами отпечаток локтя и руки рядом со сложенным пополам пергаментом, придавленным чернильницей младшего из братьев. Франческа взяла его, отодвинув мизинцем плотное тяжелое и синее стекло емкости. Развернула.
“Дорогая Франческа”, - гласило письмо. “Ты все такая же бестолковая и скучная копуша. С бестолковыми и скучными целями. Бестолковыми и скучными братьями и привычками. Даже писать это - и то скучно”.
Подписи не стояло, но ее и не требовалось. Франческа смяла в руке бумагу и выкинула в окно. После чего не поленилась и прошлась по всем этажам от нижних подсобных до верхних жилых помещений. Увы, чужого присутствия не нашла. Зато встретила Рейнарда. Он был тоже зол, что значит, возвращался ни с чем. Обмениваясь обидными замечаниями, они проследовали в столовую, голодные и недовольные всем.
- Ты выглядишь, как серв. - с отвращением заметил средний Цинтарини. - Собралась к Крысам без меня? Тогда стоило сменить и головной убор. Тебя опознает любой калека.
- Датец оставил тебе сообщение. - Франческа сделала вид, что не слышала его замечания, занятая преломлением хлеба. - Он говорит, ты отчаянно скучный и бестолковый брат.
На столах оставалось немного пищи с утренней трапезы. Сыры, оливки, сушеное мясо, фрукты и хлеб. Рейнард, занявшийся отбором оливок и наливанием вина, расстроенно вздохнул.
- Найду его и пусть попробует повторить еще раз. Я отправил людей на все дороги, по которым можно уйти из города, а еще проверить порт и подземелья. Он не уйдет. Я приготовлю для него что-нибудь… особое.
- Можешь попросить Иво открыть тебе сундук со снадобьями. Тот, что рядом с полкой, откуда ты заимствуешь омолаживающие вытяжки.
- Это отец.
- Можно было бы засчитать, если бы тебя не видела Аделина.
- Так и быть, два-два. Но шапку все равно сними.
На фарфоровой подставке с крышкой обнаружились сладкие канноли с орехами и цукатами. На некоторое время они оказались заняты тем, кто первым найдет и съест самое вкусное.
- Алессандро Бордекки предложил мне возглавить Семейную лабораторию. - невзначай заметила Франческа, разделываясь с последней сладостью и определенно зная, какое впечатление произведут слова.
- Лабораторию? - Рейнард посмотрел на нее с заметным недоверием, рассматривая как в первый раз. После того, как оказалось, что амбиций у чародейки не густо, родичи больше верили в то, что у Бордекки Лабораторию возглавит любой другой, но не она. Но Рейнард, видимо, удостоверился, что она не лжет.
- Ческа, какая новость! Какая удача для всех нас...
Он должен был думать в этот момент о поставках. О том, что можно быть поставщиком товара лаборатории в другие города, можно быть поставщиком товара в лабораторию. А, может быть, просто оценивал ее заново. Чародейка бросила на брата короткий взгляд, попробовав почувствовать эмоции. Радость, предвкушение, надежда... подозрение. Ну вот.
- Ты видела Алессандро. Спросил про результат миссии?
- Забыл. Но мне надо уезжать. Сегодня и сейчас.
- Как скоро. - покачал головой Цинтарини и от уголков его цепких прищуренных глаз разбежались мелкие морщины. - И ты не расскажешь, куда ты так не к месту и не ко времени отправляешься?
Франческа пожала плечами.
- Мне нужен корабль. Быстрый. Капер. И чтобы отплыл сегодня без лишних расспросов. Признаться, я в затруднении, как его найти. Эта среда не чужда для тебя.
- Не чужда.
- Я прошу тебя о совете, если ты заметил. Если тебе еще интересна сестра, которая стоит во главе Лаборатории.
Франческа знала, что в случае призрачной удачи и получения должности, никакой особой прямой выгоды не станет приносить на блюдце брату и отцу. Он, вероятно, тоже понял это, однако, отказывать не стал.
- Пока я носился, как укушенный в хвост по Каэндору, в таверне напротив игорного дома в порту увидел давнего знакомца. Мы вели с ним дела и весьма щепетильные. Быть может, он согласится подсказать тебе, где и как искать судно и капитана. Как не разориться на найме. Роже Бейкен. Посулишь ему плату, улыбнешься, как умеешь, назовешь мое имя. Может, от согласится дать совет, не слишком вникая в подробности. Только поспеши, морской люд пьет много.
- Благодарю. Как я узнаю этого человека?
Рейнард хмыкнул и взялся за подробное описание внешности и характера.
Не дожидаясь окончания ответа, она ушла, задержавшись только чтобы зайти за накидкой и деньгами, передать Мино документы и все, что было собрано ею в путь.

Порт Каэндора

Отредактировано Франческа Бордекки (2015-08-04 11:11:09)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC